Переход права собственности при ликвидации ооо

admin

Как распределяется имущество ООО после ликвидации?

Так, после ликвидации ООО распределение имущества должно осуществляться по ст. 58 ФЗ об ООО. При этом приступать к распределению имущества можно только после полного погашения предприятием имеющихся задолженностей и истечения сроков предъявления претензий.

В процессе ликвидации ООО денежные средства и права собственности на имущество от юридического лица переходят к физическим лицам. Для этого, чтобы этот переход произошел корректно и не повлек за собой конфликты и правовые последствия, важно действовать в строгом соответствии с установленным порядком распределения имущества ООО.

  1. Напервом этапе необходимо выплатить участникам ООО распределенную прибыль, которая еще не была выплачена.
  2. Навтором этапе имущество делится между участниками ООО в соответствии с размерамиих долей в уставном капитале. Приступать к этому этапу можно только послевыплаты прибыли.

Распределение имущества после ликвидации предприятия возможно разными способами. Так,участники могут забирать свои доли как в натуральной, так и в денежной форме.

  • Впервом случае оставшееся имущество просто делится пропорционально размеру долей уставного капитала.
  • Во втором случае осуществляется продажа принадлежавшего организации имущества, после чего полученные средства делятся между бывшими участниками ООО.

В тех случаях,когда речь идет о больших объемах имущества для его оценки часто приглашают независимые комиссии. Такой вариант позволяет избегать появления взаимных претензий и конфликтов. В общем случае распределением имущества занимается ликвидационная комиссия.

Наконец, также стоит отметить, что ликвидация ООО часто становится причиной для проведения налоговой проверки. Многие предприятия оказываются не готовыми к ней по разным причинам — от нехватки времени у бывшего руководства и учредителей до наличия проблем в документации. В подобных ситуациях ООО стараются закрывать без ликвидации —например, путем реорганизации. В таких случаях стандартный порядок распределения имущества ООО не действует, и учредителям приходится самостоятельно решать вопрос о том, какие доли имущества они получат.

Ликвидационный баланс при разделе имущества ликвидируемого ООО

Распределение имущества ООО — это один из многих аспектов процедуры ликвидации. Сама эта процедура строго регламентирована и проводится в определенном порядке. Так, входе ликвидации предприятие обязано составить ликвидационный баланс. Этот баланс должен учесть финансовые обязательства, объемы имеющихся производственных запасов, стоимость имущества организации и другие параметры. Именно по результатам составления баланса и оценивается объем распределяемого между бывшими участниками ООО имущества.

Юридический механизм ликвидации и распределения имущества также строго определен, и потому появление разногласий возможно только в отношении размеров распределяемого между участниками имущества, а также в способах оценки этого имущества.

В любом случае, всерешения относительно распределения имущества организации принимаются ликвидационной комиссией, которая назначается общим решением участников ООО. В свою очередь, ликвидационная комиссия должна действовать объективно, непредвзято и в строгом соответствии с требованиями закона.

Если при распределении имущества ООО вам потребовалась правовая помощь, специалисты Гильдии юристов ее предоставят. Одна из наших специализаций — правовое обслуживание бизнеса.

Обращаясь к нам, вы получите надежную защиту интересовпри распределении имущества ликвидируемой организации.

gildia-advokat.ru

Переход права собственности при ликвидации ооо

Сегодня мы представляем статью Натальи Бреевой об особенностях использования криптовалюты в России:…

Как ИП забрать обратно свое имущество из ООО?

Как можно внести свою долю в уставной капитал ООО? Что делать, если приходится участвовать не деньга…

Дешево — не значит не «рыночно»! АС г. Москвы поддержал позицию юристов «Бреева, Емельянов и партнеры» по делу № А40-13778/2015

05.03.2018 г. АС г. Москвы, рассмотрев в рамках обособленного спора по делу о несостоятельности заяв…

Судебная практика

И снова про инвестиционные контракты: риски, преимущества и правовая природа инвестиционных контрактов (по материалам судебной практики 2011-2016 гг.)

Одним из основных вопросов, который сразу же возникает при анализе представленных любому суду докуме…

Постановление Пленума ВС РФ № 7 от 24 марта 2016 года: новое о возмещении убытков и соглашении о возмещении потерь по ст. 406.1 ГК РФ

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении № 7 от 24 марта 2016 года дал разъяснения по вопросам прим

Через интернет-банк похищены денежные средства: что делать и можно ли взыскать убытки с банка?

«А меня же, Зинаида Михайловна, обокрали… Собака с милицией обещала прийти»(Кинофильм «Иван Васильев…

Права покупателя недвижимости после ликвидации продавца

Права покупателя недвижимости после ликвидации продавца

Основываясь на анализе зарубежных правопорядков, а также сформировавшейся в РФ судебной практики, автор определяет, какие действия может предпринять покупатель для регистрации своего права собственности в ЕГРП в случае ликвидации продавца, какова позиция судов арбитражной системы относительно возможности этого и, наконец, в каком порядке (искового или заявительного производства) должны защищаться права покупателя в данном случае.

В последнее время участники гражданского оборота все чаще сталкиваются с вопросом о том, как зарегистрировать переход права собственности на объект недвижимого имущества в Едином государственном реестре прав (далее — ЕГРП),

если после исполнения сторонами обязательств по сделке, но до подачи заявления в регистрирующий орган продавец ликвидируется. Ни Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ (далее — Федеральный закон), ни ГК РФ указанный вопрос не урегулирован. При этом положения ст. 16 Федерального закона требуют обязательного обращения обеих сторон договора с заявлениями о государственной регистрации перехода права собственности.

Как правило, в подобных случаях сделка сторонами полностью исполнена, имущество передано по акту приема-передачи покупателю в момент подписания договора, а денежные средства за приобретенный товар перечислены на счет продавца. Правовая оценка описанной ситуации, по мнению автора, невозможна без предварительного понимания значения института государственной регистрации для возникновения прав в отношении объектов недвижимого имущества в российском правопорядке. В свою очередь, правильная правовая квалификация акта государственной регистрации обусловливается необходимостью формирования единообразной судебной практики по делам об оспаривании зарегистрированных прав в отношении объектов недвижимого имущества.

Все вышеизложенное в совокупности определяет высокую практическую актуальность исследуемых в настоящей статье вопросов.

Правовая природа акта государственной регистрации права.

По мнению автора, прежде чем обратиться к исследованию вопроса правовой судьбы переданного и не зарегистрированного за покупателем недвижимого имущества после ликвидации продавца, логично было бы определиться с правовой природой и значением самого акта государственной регистрации права в российском правопорядке. Для этого обратимся к нормам законодательства РФ, а также практике арбитражных судов за период 2003 — 2009 гг.

Согласно п. 2 ст. 8 ГК РФ, права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента ее совершения, если иное не установлено законом. В соответствии с этим положением ст. 131 ГК РФ и ст. 4 Федерального закона предусматривают, что вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Таким образом, российский правопорядок придает государственной регистрации прав в отношении объектов недвижимого имущества правообразующее значение [1].

Подобное прослеживается в большинстве европейских правопорядков. Аналогичный подход к оценке правовой природы акта государственной регистрации права характерен для большинства европейских правопорядков. Даже те из них, которые допускают действительность сделок с недвижимым имуществом в устной форме (ст. 1583 Гражданского кодекса Франции — далее ФГК), тем не менее на практике выработали правило о том, что покупатель становится собственником только после регистрации права в государственном реестре. Более того, последняя возможна лишь при предоставлении нотариального документа, подтверждающего заключение сторонами договора купли-продажи [2].

Вместе с тем в российском юридическом сообществе нет единого мнения относительно правовой природы государственной регистрации как юридического акта признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. Можно выделить две превалирующие точки зрения по этому вопросу.

Первая сводится к рассмотрению государственной регистрации в качестве юридического акта особой природы, не относящегося к ненормативным правовым актам, указанным в ст. 13 ГК РФ. Его сущность состоит в том, что он не затрагивает гражданско-правовых обязательств сторон по сделке друг перед другом, но права, порождаемые последним для третьих лиц, признаются существующими только с момента регистрации. Рассматриваемый акт лишь подтверждает права заявителя в отношении того или иного объекта недвижимого имущества. При этом в отрыве от оснований государственной регистрации, указанных в ст. 17 Федерального закона, он рассматриваться не должен, поскольку сам по себе он не может создать прав у лица.

Указанная точка зрения получила свое распространение прежде всего в среде представителей регистрирующих органов, наиболее рьяно отстаивающих указанную позицию [3]. Вместе с тем следует отметить, что она получила отражение и в Концепции развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе в РФ [3], [4].

Сторонники второй позиции определяют государственную регистрацию в качестве ненормативного правового акта в соответствии со ст. 13 ГК РФ. Представителями данной точки зрения указывается, что ненормативные правовые акты, оспаривание которых допускает ст. 13 ГК РФ, надо понимать в широком смысле [5].

Остановимся поподробнее на каждой из вышеизложенных позиций.

Государственная регистрация как юридический акт особой правовой природы.

Прежде всего, хотелось бы обратить внимание на то, что сам Федеральный закон определяет государственную регистрацию как юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. Из вышеизложенной дефиниции следует, что регистрация сама по себе не носит правообразующего значения. Она лишь подтверждает уже возникшее из основания, указанного в п. 1 ст. 8 ГК РФ, право лица в отношении того или иного объекта. Кроме того, следует принимать во внимание, что в ст. 17 Федерального закона прямо указаны основания для государственной регистрации прав, без которых внесение той или иной записи в реестр невозможно.

Тот аргумент, что именно с государственной регистрацией в первую очередь стала связываться необходимая определенность правового статуса отдельных объектов недвижимости, по мнению автора, не может служить основанием для придания ей самостоятельного правообразующего значения. Согласно п. 1 ст. 8 ГК РФ, гражданские права и обязанности возникают из оснований, указанных в данном пункте, но особо названная статья рассматривает государственную регистрацию, которая не включена в основания возникновения прав и, следовательно, таковым не является. Из вышеизложенного следует, что государственная регистрация не представляет собой тот акт государственного органа, из которого возникают права, в смысле, придаваемом первым подп. 2 п. 1 ст. 8 ГК РФ.

Регистрация, несмотря на то что она определена ст. 2 Федерального закона в качестве юридического акта государственного органа, не является в силу ст. 8 ГК РФ, ст. 17 Федерального закона основанием возникновения прав в отношении объектов недвижимого имущества. В этом смысле необходимо разграничивать государственную регистрацию как юридический акт признания и подтверждения возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ и постановлениями, изданными органами государственной власти или органами местного самоуправления в рамках их компетенции, о которых в качестве оснований для государственной регистрации прав указывает п. 1 ст. 17 Федерального закона.

Суды часто указывают на неправомерность правовой квалификации акта государственной регистрации права как ненормативного правового акта в соответствии со ст. 13 ГК РФ. Так, в Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 23 ноября 2004 г. N КГ-А40/10710-04-П указано: «В соответствии со статьей 2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено в судебном порядке, при этом акт регистрации права не является ненормативным актом государственного органа в смысле статьи 13 ГК РФ как не имеющий властного характера, а является юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, перехода или прекращения прав на недвижимое имущество.

По смыслу ст. 2 указанного Федерального закона в судебном порядке может быть оспорено зарегистрированное право, а не сама регистрация, запись или свидетельство о регистрации права.

Несогласие лица с актом государственной регистрации или регистрацией как действием следует расценивать как наличие у такого лица самостоятельного требования относительно объекта регистрации. При этом адекватным способом защиты прав такого лица на объект недвижимости является предъявление в установленном порядке иска о признании права к лицу, указанному в акте регистрации».

Из вышеизложенного следует, что если государственная регистрация проведена, оспорить в суде можно только зарегистрированное право путем оспаривания оснований возникновения прав.

В Постановлении ФАС Поволжского округа от 17 февраля 2005 г., вынесенном по делу N А57-10487/04-22, суд кассационной инстанции отметил, что государственная регистрация не может рассматриваться в отрыве от того права или той сделки, которые были зарегистрированы в ЕГРП. Развивая данные выводы, ФАС ПО указывает, что зарегистрированное право может быть оспорено путем предъявления иска о признании недействительными правоустанавливающих документов и применении последствий. В Постановлении апелляционной инстанции Арбитражного суда Саратовской области по делу N А57-7612/04-9 указано: «Государственная регистрация права, несмотря на то что она определена в ч. 1 ст. 2 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» как юридический акт государственного органа, не является в силу. 8 ГК РФ и ст. 17 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» основанием возникновения прав. Предусмотренные в указанных нормах основания возникновения прав являются основанием для проведения государственной регистрации. Таким образом, государственная регистрация является производным действием по отношению к тем юридическим фактам, которые в соответствии с ГК РФ являются основаниями возникновения права».

Вышеизложенная позиция нашла подтверждение и в Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 12 марта 2007 г. N Ф04-8443/2006(29483-А03-38) по делу N А03-22210/05-13, в котором суд кассационной инстанции указал, что акт регистрации носит правоподтверждающий, а не распорядительный характер, свойственный правовым актам органов исполнительной власти. Суд указал, что в проведении регистрации не выражаются какие-либо юридически властные волеизъявления регистрирующего органа — учреждения юстиции, а действие акта регистрации не прекращается при исполнении, как это свойственно ненормативным правовым актам.

Впоследствии Определением ВАС РФ от 18 июня 2007 г. N 7406/07 в передаче в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора данного Постановления, а также Постановления апелляционной инстанции от 22 августа 2006 г. Арбитражного суда Алтайского края по данному делу было также отказано.

Анализ мотивировочной части вышеизложенных судебных актов позволяет сделать вывод о том, что суды придерживаются следующей позиции: государственная регистрация права собственности на недвижимое имущество не является ненормативным правовым актом и не может быть обжалована в порядке, установленном ст. 13 ГК РФ и гл. 24 АПК РФ.

Государственная регистрация как ненормативный правовой акт.

По мнению автора, запись в ЕГРП не может выступать доказательством текстуального отражения сущности акта государственной регистрации по следующим причинам.

Во-первых, сама по себе запись является лишь техническим действием, осуществляемым государственным регистратором по результатам проведенной правовой экспертизы документов в соответствии с требованиями Федерального закона. Значение же регистрации как акта органа государственной власти значительно шире и не может отождествляться исключительно с внесением записи в реестр, хотя именно с данным завершающим ее этапом законодатель связывает момент возникновения права (п. 3 ст. 2 Федерального закона).

Во-вторых, не следует забывать об обязательности исполнения властного предписания как одном из главных квалифицирующих признаков ненормативного правового акта. Акт государственной регистрации права имеет совершенно иное назначение и не носит обязательного характера для лица, в отношении которого действует.

Наконец, следует учитывать, что акт государственной регистрации права не соответствует критериям особого порядка принятия и издания ненормативных правовых актов [6].

Как зарегистрировать право собственности в реестре, если контрагент по сделке ликвидирован?

Для того чтобы понять, какие правовые барьеры по вопросу регистрации права собственности в ЕГРП возникают перед покупателем в ситуации ликвидации контрагента-продавца, обратимся к анализу норм законодательства РФ в сфере государственной регистрации, а также к судебной практике РФ последних шести лет по исследуемому вопросу. В соответствии со ст. 16 Федерального закона государственная регистрация прав проводится на основании заявления правообладателя, сторон договора или уполномоченного им (ими) на то лица при наличии у него доверенности, оформленной надлежащим образом.

Приведенная норма Федерального закона свидетельствует о необходимости обращения всех сторон договора в регистрирующий орган с заявлением о регистрации прав (за исключением случаев, когда законом прямо предусмотрена возможность одностороннего заявления). При этом непредставление указанного документа одной из сторон является безусловным основанием для приостановления, а в последующем отказа в государственной регистрации права в соответствии с пп. 9 п. 1 ст. 20 Федерального закона. Таким образом, Федеральным законом не урегулирован вопрос о возможности регистрации перехода права собственности в случае непредставления заявления одной из сторон в связи с ее ликвидацией.

На первый взгляд совершенно непонятно, как защитить свои права в подобном случае и можно ли это сделать в суде: ведь лицо, действиями которого фактически нарушается право покупателя, ликвидировано и не может выступать в качестве ответчика в процессе. Также неясно: если и обращаться в суд, то какие требования предъявлять в подобном случае?

Судебной практикой последних шести лет выработана единообразная позиция, позволяющая защитить права покупателя в подобной ситуации благодаря обращению к институту аналогии закона, закрепленному ст. 6 ГК РФ. Впервые на необходимость обращения к аналогии закона в подобной ситуации указал Президиум ВАС РФ в Постановлении от 27 мая 2003 г. N 1069/03. Отменяя судебные акты, Президиум ВАС РФ обратил внимание на существующий пробел в законодательстве в сфере государственной регистрации прав в ситуации ликвидации продавца и невозможности подачи заявления обеими сторонами сделки в соответствии с требованиями п. 3 ст. 165 и п. 3 ст. 551 ГК РФ в целях защиты прав покупателя по сделке, надлежащим образом исполнившего свои обязательства по оплате товара и его принятию по акту приема-передачи. Судебная практика последних лет полностью поддерживает указанную правовую позицию ВАС РФ, выработанную в Постановлении от 27 мая 2003 г. N 1069/03, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 1 сентября 2009 г. N 1395/09, Постановлениях ФАС Северо-Западного округа от 13 ноября 2008 г. по делу N А05-8024/2007, от 3 июня 2005 г. N А13-10744/04-09.

Если обоснованность применения указанных норм ГК РФ по аналогии не вызывает сомнения в силу необходимости защиты прав и законных интересов добросовестных участников гражданского оборота, надлежащим образом исполнивших свои обязательства по сделке, но по независящим от них причинам не имеющих возможности зарегистрировать свое право собственности в реестре, то совсем иначе обстоит дело с вопросом определения надлежащего ответчика, а также с самой процедурой защиты права покупателя в подобных ситуациях. До недавнего времени в судебной практике крайне неоднозначно решался вопрос определения надлежащего ответчика/заинтересованного лица по рассматриваемой категории дел, а также требований, которые должны заявляться в подобном случае.

По мнению автора, наиболее логичной в этой связи является правовая аргументация ФАС Восточно-Сибирского округа, выраженная в Постановлении от 24 августа 2004 г. N А78-1005/04-С1-6/26-Ф02-3322/04-С2: «Суд считает, что в связи с отсутствием второй стороны сделки ответчиком по требованию о государственной регистрации перехода права собственности будет являться учреждение юстиции как орган, на который возложена обязанность по государственной регистрации перехода прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Доводы кассационной жалобы о необходимости предварительного обращения в учреждение юстиции с заявлением о регистрации права подлежат отклонению, поскольку предметом рассматриваемого спора не являются отказ от регистрации либо уклонение учреждения юстиции от регистрации».

Автор полагает, что при рассмотрении указанной категории дел регистрирующий орган выступает в качестве формального ответчика, действиями которого права заявителя не нарушаются, однако, имея в виду пробел законодательства РФ по данному вопросу, а также принимая во внимание компетенцию регистрирующего органа, именно он должен быть ответчиком.

Анализ мотивировочной части ряда судебных актов, принятых в 2007 г., позволяет сделать вывод о том, что судебные органы ранее связывали возможность удовлетворения заявленного истцом требования вынести решение о государственной регистрации перехода права по рассматриваемой категории дел исключительно с обязательным предварительным обращением в регистрирующий орган с соответствующим заявлением и последующим получением отказа, обжалование которого и должно привести заявителя к желаемому правовому результату, что является, по мнению автора, в корне неверным [7]. При этом суды обращали внимание на то, что заявителями не оспаривается непосредственно отказ либо уклонение регистрирующего органа в регистрации перехода права, и разъясняли, что позиция ВАС РФ, изложенная в Постановлении Президиума ВАС РФ от 27 мая 2003 г. N 1069/03, касается возможности обжаловать отрицательный ответ данного органа в случае предварительного обращения к нему с соответствующим заявлением. Если же заявитель обращается в суд, минуя подачу документов в регистрирующий орган и получение соответствующего отказа, его требования не подлежат удовлетворению.

Из изложенного можно сделать вывод о том, что сама по себе процедура обращения в регистрирующий орган в подобном случае являлась, по мнению судебных органов, своего рода обязательной досудебной стадией, соблюдение которой приводило бы заявителя к достижению желаемого правового результата. По мнению автора, подобная необоснованная позиция, помимо прочего, также создавала правовую неопределенность в толковании позиции Президиума ВАС РФ, указанном в Постановлении от 27 мая 2003 г. N 1069/03.

Описанная ситуация сохранялась до принятия Президиумом ВАС вышеупомянутого Постановления от 1 сентября 2009 г. N 1395/09. В нем впервые указано, что решение о государственной регистрации перехода права собственности по сделке может быть принято как по делу об оспаривании отказа регистрирующего органа, так и по результатам рассмотрения требований к последнему по правилам искового производства.

Автор не может в полной мере согласиться с названной позицией Президиума ВАС.

Учитывая содержание п. 1 ст. 16 Федерального закона, правильнее было бы обратить внимание участников процесса на формальную законность отказа регистрирующего органа в подобном случае, однако следует указать на целесообразность рассмотрения таких дел в порядке искового производства с привлечением последнего к участию в процессе в качестве формального ответчика, как это имеет место по другим аналогичным делам (споры о признании права собственности на самовольную постройку, сохранению жилого помещения в перепланированном состоянии и т.п.).

В целом же вопрос правовой судьбы переданного по акту приема-передачи и оплаченного покупателем объекта недвижимого имущества в случае ликвидации продавца, по мнению автора, является логическим продолжением дискуссии о значении государственной регистрации для возникновения соответствующего права на объекты недвижимого имущества. Если принимать во внимание дословное требование п. 1 ст. 165 ГК РФ, суд должен был бы указать на ничтожность сделки ввиду несоблюдения требований о ее государственной регистрации в подобных случаях.

Все вышеизложенное в совокупности позволяет сделать вывод о готовности судов вставать на защиту интересов покупателя в описанных ситуациях, несмотря на не вполне логичные требования ст. 165 ГК РФ.

Невозможность применения судами п. 3 ст. 165 ГК РФ при желании, как представляется автору, можно было бы объяснить следующим образом: из содержания этой нормы следует, что уклонение представляет собой умышленное неправомерное бездействие лица, направленное на не наступление тех правовых последствий, которые должны наступить в случае исполнения им возложенных на него обязательств по договору. Ликвидация юридического лица не может рассматриваться как «уклонение», поскольку она не соответствует содержанию и назначению, придаваемому этому термину в русском языке. Вызывает сомнения теоретическое обоснование возможности уклонения юридического лица от регистрации при банкротстве. Ликвидация в данном случае призвана служить прежде всего интересам защиты кредиторов должника и, как правило, инициируется именно ими.

Тем не менее суды не применяют п. 1 ст. 165 ГК РФ при рассмотрении анализируемой категории дел. Это обстоятельство дает основание полагать, что они не придают институту государственной регистрации правообразующего значения, рассматривая его в качестве правоподтверждающего акта, с которым законодательством связывается наступление определенных юридически значимых последствий.

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

1. Брагинский М.И. Комментарий к Закону Российской Федерации «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». М., 1998. С. 5.

2. Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. Т. 2 / Пер. с нем. М., 2000. С. 66.

3. Кюршунова Н. Неоспоримая регистрация // ЭЖ-Юрист. 2004. N 16.

4. Концепция развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. 2003. N 1-2(14-15). С. 78 — 79

5. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: Юринформцентр, 1995. С. 34; Романов О.Е. Недействительность в гражданском праве: проблемы, тенденции, практика: Сборник статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2006.

6. Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право РФ. М., 1996. С. 238.

7. Постановления ФАС Московского округа от 17.07.2007 по делу N КГ-А40/6354-07, ФАС Уральского округа от 15.02.2007 по делу N Ф09-508/07-С6.

www.nb-law.com

Конференция ЮрКлуба

Правовой статус имущества юридических лиц.

Findirector 27 Сен 2013

odysseus 27 Сен 2013

Findirector 30 Сен 2013

odysseus 30 Сен 2013

Findirector , я так понимаю вас все-таки только вопрос по акциям интересует, а то меня про Росреестр уже понесло, думал акции просто во имя примера были.

Ибо ликвидации по сути не было, а имущество только при процедуре ликвидации распределяется.

почему вы так решили? мне думается что имущество между учредителями/акционерами распределяется после прекращения общества вне зависимости от основания — ликвидация или исключение из ЕГРЮЛ иным путем. Во всяком случае аналогия закона здесь думаю точно сработала бы. Кто ответчик нужно подумать — в голову идет пока что общество эмитировавшее акции. Я же правильно теперь понял, что вас интересует вопрос собственности на акции которые приобрело в свое время «прекращенное» общество??
Сообщение отредактировал odysseus: 30 Сентябрь 2013 — 14:20

Кто ответчик нужно подумать — в голову идет пока что общество эмитировавшее акции. Я же правильно теперь понял, что вас интересует вопрос собственности на акции которые приобрело в свое время «прекращенное» общество??

Само АО ответчиком вряд ли может быть. Оно ничьих прав и законных интересов не нарушает. Может тут будет заявление об установлении юридического факта? Понимаете правильно.

Практикант 30 Сен 2013

Изобрести лицо, которое бы покушалось на «вымороченное» имущество не?

вероятно вся проблема в том что «выморочное» пишется в кавычках )

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 21 июня 2012 г. N А69-1163/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 14 июня 2012 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 21 июня 2012 года.
Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Звечаровской Т.А.,
судей: Горячих Н.А., Соколовой Л.М.,
при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Голято О.Г.,
с использованием систем видеоконференц-связи с Арбитражным судом Республики Тыва, организацию которой осуществляет судья Арбитражного суда Республики Тыва Павлов А.Г., при ведении протокола совершения отдельного процессуального действия помощником судьи Монгуш Ч.В.,
при участии в судебном заседании присутствующего в Арбитражном суде Республики Тыва представителя гражданина, осуществляющего предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющего статус индивидуального предпринимателя, Васильева Владимира Ильича — Михайлика Виталия Геннадьевича (доверенность от 14.02.2011, адвокатское удостоверение N 194 от 12.04.2006),
рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу гражданина, осуществляющего предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющего статус индивидуального предпринимателя, Васильева Владимира Ильича на решение Арбитражного суда Республики Тыва от 17 октября 2011 года по делу N А69-1163/2011 и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 23 января 2012 года по тому же делу (суд первой инстанции: Ондар Ч.Ч., суд апелляционной инстанции: Петровская О.В., Белан Н.Н., Гурова Т.С.),

Гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющий статус индивидуального предпринимателя, Васильев Владимир Ильич (ОГРНИП: 304170114000048, Республика Тыва, г. Кызыл, далее — индивидуальный предприниматель Васильев В.И.) обратился в Арбитражный суд Республики Тыва с заявлением об установлении имеющего юридическое значение факта владения и пользования как своим собственным следующим недвижимым имуществом:
— двухэтажным нежилым зданием «База очистки» общей площадью 2 487,5 кв.м, литер А — А11, расположенным по адресу: Республика Тыва, г. Кызыл, ул. Мугур, 92;
— складом запчастей общей площадью 3 3003 кв.м, литер Б1 — Б111, расположенным по адресу: Республика Тыва, г. Кызыл, ул. Мугур, 92;
— одноэтажным нежилым зданием «Котельной» общей площадью 134,7 кв.м, литер Г, Г1, расположенным по адресу: Республика Тыва, г. Кызыл, ул. Мугур, 92;
— земельным участком общей площадью 14 378 кв.м, кадастровый номер 17:18:0105051:0243, расположенным по адресу: Республика Тыва, г. Кызыл, ул. Мугур, 92.
В качестве заинтересованного лица привлечено Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республики Тыва (далее — регистрационная служба).
Решением Арбитражного суда Республики Тыва от 17 октября 2011 года в удовлетворении заявления отказано.
Постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 23 января 2012 года решение Арбитражного суда Республики Тыва от 17 октября 2011 года оставлено без изменения.
Решение и постановление приняты со ссылкой на статью 12 , пункт 7 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации; пункт 2 статьи 31 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах»; часть 3 статьи 218 , часть 1 статьи 219 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; информационное письмо «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение», утвержденное постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2004 года N 76.
Судебные акты мотивированы тем, что заявителем избран ненадлежащий способ защиты нарушенного права.
В кассационной жалобе на решение Арбитражного суда Республики Тыва от 17 октября 2011 года и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 23 января 2012 года по делу N А69-1163/2011 индивидуальный предприниматель Васильев В.И. просит проверить законность принятых по делу судебных актов в связи с неправильным применением судами норм материального и процессуального права.
Заявитель кассационной жалобы не согласен с выводом судов первой и апелляционной инстанций о том, что распределение имущества между акционерами ОАО «Бытовик» в установленной законом очередности на производилось и, что наличие учредителей (участников) свидетельствует о возникновении обязательственных прав по отношении к обществу, в том числе права на имущество ликвидированного общества, а не о переходе права собственности на имущество общества к индивидуальному предпринимателю Васильеву В.И. По мнению заявителя, данный вывод суда противоречит подпункту «д» пункта 1 статьи 5 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», содержанию терминов «учредитель», «участник», «акционер», что вытекает из пункта 1 статьи 96 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 2 , пункта 3 статьи 9 , пунктов 1 , 3 статьи 10 Федерального закона «Об акционерных обществах». Суды приняли неправильное решение, так как допустили смешение указанных понятий.
Индивидуальный предприниматель Васильев В.И. обращает внимание суда на то обстоятельство, что на момент ликвидации общества он являлся единственным акционером, следовательно, он обладает исключительным правом на получение имущества ликвидированного общества.
Заявитель кассационной жалобы не согласен с выводом судов первой и апелляционной инстанций о том, что при ликвидации общества правовая судьба принадлежавшего ему имущества не определена, поскольку право собственности на него не было зарегистрировано за индивидуальным предпринимателем Васильевым В.И. до момента прекращения деятельности общества. Данный вывод противоречит
пунктам 2 , 5 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункту «а» пункта 1 статьи 21 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».
Индивидуальный предприниматель Васильев В.И. полагает, что вывод судов об избрании им ненадлежащего способа защиты права основан на неправильном толковании норм процессуального права — статей 217 , 219 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. По его мнению, избранный им способ защиты является единственно возможной процедурой защиты его прав, исковое производство невозможно, так как отсутствует лицо, оспаривающее право собственности заявителя на указанное имущество.
Регистрационная служба отзыв на кассационную жалобу не представила, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещена надлежащим образом (информация на официальном сайте Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа в сети Интернет, уведомление о вручении почтового отправления N 123957), однако своего представителя в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа не направила, в связи с чем дело на основании части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации рассматривается без ее участия.
В судебном заседании суда кассационной инстанции, проводимого посредством сеанса видеоконференц-связи, находясь в помещении Арбитражного суда Республики Тыва, представитель индивидуального предпринимателя Васильева В.И. подтвердил доводы кассационной жалобы и просил судебные акты по делу отменить, принять новое решение об удовлетворении заявления. Дополнительно на вопрос суда пояснил, что в решении суда прямо не сказано, что остальные учредители общества имеют право на имущество ликвидированного общества, но, по его мнению, данный вывод следует из абзацев 4, 5, на странице 4 решения суда первой инстанции.
Кассационная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Проверив соответствие выводов Арбитражного суда Республики Тыва и Третьего арбитражного апелляционного суда о применении норм права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения арбитражными судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов и, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.
Согласно статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации защита гражданских прав осуществляется способами, предусмотренными законом.
В соответствии с частью 1 статьи 219 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации юридическое лицо или индивидуальный предприниматель вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением об установлении фактов, имеющих юридическое значение, только если у заявителя отсутствует возможность получить или восстановить надлежащие документы, удостоверяющие эти факты, и если федеральным законом или иным нормативным правовым актом не предусмотрен иной внесудебный порядок установления соответствующих фактов.
Индивидуальный предприниматель Васильев В.И. обратился в Арбитражный суд Республики Тыва с заявлением об установлении юридического факта владения и пользования как своим собственным недвижимым имуществом, принадлежащим ликвидированному ОАО «Бытовик». Тем самым заявитель просит определить правовую принадлежность недвижимого имущества, ранее ему не принадлежавшего, а принадлежавшего на праве собственности другому юридическому лицу.
Вместе с тем Гражданским кодексом Российской Федерации (главой 14) установлен исчерпывающий перечень оснований приобретения права собственности на имущество, среди которых такого основания как установление юридического факта владения и пользования имуществом не предусмотрено.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Информационном письме от 17 февраля 2004 года N 76 также разъяснил, что факт принадлежности имущества заявителю на праве собственности не может устанавливаться в порядке особого производства; отказ регистрирующего органа в регистрации права собственности на недвижимое имущество не является основанием для признания этого права в порядке особого производства.
Таким образом, Арбитражный суд Республики Тыва и Третий арбитражный апелляционный суд пришли к правомерным выводам о том, что индивидуальный предприниматель Васильев В.И. избрал неверный способ защиты права, а отказ регистрационной службы зарегистрировать переход права собственности в связи с отсутствием заявления ликвидированного общества может быть обжалован в суд в установленном законом порядке.
Федеральным арбитражным судом Восточно-Сибирского округа проверены доводы заявителя кассационной жалобы о допущении судами смешения понятий «учредитель», «участник», «акционер» при решении вопроса о правах учредителей общества на имущество ликвидированного юридического лица.
Данные доводы отклоняются как необоснованные, поскольку решение суда первой инстанции (абзацы 4, 5, на странице 4) выводов о праве учредителей на имущество ликвидированного ОАО «Бытовик» не содержит.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.
По результатам рассмотрения кассационной жалобы Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что решение Арбитражного суда Республики Тыва от 17 октября 2011 года по делу N А69-1163/2011 и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 23 января 2012 года по тому же делу основаны на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, приняты с соблюдением норм материального и процессуального права, в связи с чем на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба — без удовлетворения.
Расходы по уплате государственной пошлины за кассационное рассмотрение дела на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на заявителя кассационной жалобы.
Руководствуясь статьями 274 , 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа
постановил:
Решение Арбитражного суда Республики Тыва от 17 октября 2011 года по делу N А69-1163/2011 и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 23 января 2012 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Сообщение отредактировал Findirector: 30 Сентябрь 2013 — 20:06

forum.yurclub.ru

Это интересно:

  • Выход на пенсию с госслужбы Порядок и условия назначения пенсии госслужащим Социальная защита посредством предоставления пенсионного пособия гарантирована всем труженикам РФ без исключения. При этом, учитывая, что некоторые категории сотрудников заняты в специфических отраслях, имеющих особенности труда, связанных […]
  • Сайты судов харькова Апелляционный суд Харьковской области Адрес: Харьков, пл. Руднева, д.36Телефон: (057) 751 88 58, 751 88 03, 751 88 13Электронный адрес: inbox@hra.court.gov.uaСайт: http://hra.court.gov.ua Режим работы: 09:00 - 18:00 (пн-чт), 09:00 - 16:45 (пт)Перерыв: 13:00-13:45 Хозяйственный суд […]
  • Харьков нотариусы коминтерновского района Нотариусы Воронеж Коминтерновский район Согласно статистике, основанный в 1938 году, Коминтерновский район Воронежа - самый быстро развивающийся район города, с населением более 270 000 человек. Тут работают Воронежский экскаваторный завод, Завод фруктовых вод и фабрика химтекстиля. На […]
  • Практика применения ст 15 ук рф К ВОПРОСУ О ПРИМЕНЕНИИ ЧАСТИ 6 СТАТЬИ 15 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Мнение законодателя о характере и степени общественной опасности преступлений выражено в ст. 15 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ), устанавливающей четыре категории преступлений (преступления […]
  • Удержание от исполнения наказания Задержание осужденного уклоняющегося от исполнения приговора отбывания наказания Адвокат по уголовным делам Деятельность суда в стадии исполнения приговора приобретает в последние годы все более важное значение. Во многом это связано с интенсивным обновлением законодательства […]
  • Защита прав ребенка жалоба Каким образом обеспечивается защита прав ребенка в РФ Каждый ребенок, в момент появления на свет приобретает ряд определенных прав, которые закрепляются за ним вплоть до достижения совершеннолетнего возраста. Это гарантируется законодательством РФ, а именно Семейным и Гражданским […]
  • Интернет магазин можно ли патент Патент для интернет магазина Возможно ли получить патент для ИП на интернет-магазин? Таким вопросом задаются многие начинающие бизнесмены, решившие открыть свое дело. Патентная система в последнее время стала очень популярной среди предпринимателей. Возможность самостоятельного выбора […]
  • Документы удостоверяющие право собственности на номерной агрегат Какие документы, подтверждающие право собственности на транспортное средство, необходимо предъявлять в ГАИ? Виды документов, удостоверяющих право собственности на автомобили Согласно административного регламента, к документам, удостоверяющим право собственности на транспортные средства, […]