Казуальное толкование законов

admin

Толкование Конституции и иных законов Российской Федерации Конституционным Судом

Переживаемые страной глубокие формационные преобразования и обусловленная ими всесторонняя демократизация общества постепенно приводят к тому, что Конституция из способа закрепления строя абсолютного государства с характерной для него не ограниченной правовыми рамками властью становится законом правового государства, власть которого ограничена суверенитетом народа и правами человека и гражданина, составляющими сферу индивидуальной автономии личности, свободную от произвольного вторжения государства, его органов и должностных лиц.

Под конституцией, несмотря на различие трактовок этого документа, понимают законодательный акт, которым определяются организация высших органов государства, порядок призвания их к отправлению своих функций, их взаимоотношения и компетенция, а также положение личности по отношению к государственной власти.

С формальной точки зрения конституция может совпадать с другими законами государства, но в практике современного конституционализма она обычно отличается от них по способу издания, внесения в нее изменений и дополнений, а юриспруденцией признается ядром правовой системы соответствующего государства.

Конституция обладает высшей юридической силой и тем самым поставлена над всеми иными законами и нормативными актами, определяет деятельность законодательной, исполнительной и судебной власти. Это основной закон государства, но государство и право не представляют собой изолированную субстанцию, напротив, они являются именно результатом развития социальных связей, способом организации совместной деятельности людей, их взаимодействия во имя индивидуальной и социальной жизни. Конституция формирует основы правового режима общества, его политическое единство, определяет цели, функции, организацию и порядок деятельности государства и его органов, принципы взаимоотношений с гражданами.

Этим и обусловлена значимость толкования Конституции Российской Федерации, которое (ч. 5 ст. 125) отнесено к компетенции Конституционного Суда РФ. Именно Конституционному Суду предоставлено право интерпретировать волю народа, выраженную в принятом всенародным референдумом Основном Законе.

Конституционное закрепление этого права Суда означает, что никакой иной орган государственной власти в России – федеральный или субъекта Федерации – не может давать официального и обязательного для органов государственной власти и местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений толкования Конституции. Это исключительная прерогатива Конституционного Суда. Причем для конституционного права в силу недостаточной конкретности его основного источника и широты конституционных положений, допускающих различные интерпретации, толкование имеет приоритетное значение, чем в иных детализированно нормированных отраслях права.

Традиционно теория толкования акцентирует внимание на необходимость выяснения либо воли конституционного (и обычного) законодателя, либо воли и смысла самой Конституции. Нет однозначного «рецепта», пригодного на все времена и для каждого случая, и в решениях Конституционного Суда.

В частности, если в Постановлении от 12 апреля 1995 г. по делу о толковании статей 103 (ч. 3), 105 (ч. 2 и 5), 107 (ч. 3), 108 (ч. 2), 117 (ч. З) и 135 (ч. 2) Конституции РФ Суд отдал предпочтение смыслу самой Конституции и признал, что положение об общем числе депутатов Государственной Думы, содержащееся в указанных статьях Основного Закона, следует понимать как число депутатов, установленное для депутатов Государственной Думы частью 3 статьи 95 Конституции, 450 депутатов, то в Постановлении от 20 февраля 1996 г. по делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» от 8 мая 1994 г. предпочтение было отдано изначальному видению объема депутатских иммунитетов, из которого исходили создатели проекта Основного Закона.

В силу этого толкование Конституции и ее норм требует в каждом конкретном случае тщательного анализа дословного текста толкуемого положения, источника его возникновения, места в системе Конституции, его смысла и цели.

Конституция РФ не содержит определения понятия толкования Конституции РФ, а в Законе 0 Конституционном Суде Российской Федерации» говорится лишь о «неопределенности в понимании положения Конституции», которая преодолевается толкованием Конституционного Суда.

Не обращался специально к этому вопросу и Конституционный Суд, но принятые им решения позволяют сделать вывод, что, по мнению Суда, сложившемуся на основании отечественной правовой доктрины, толкование Конституции и ее норм включает в свое содержание как уяснение, так и разъяснение смысла интерпретируемых норм.

Процесс толкования означает и познание конституционной нормы, т.е. интеллектуальную деятельность, не выходящую за рамки сознания самого интерпретатора, и разъяснение нормы, т.е. предметную деятельность Конституционного Суда по доведению до всеобщего сведения содержания конституционных норм и выраженной в них воли законодателя.

Такая предметная деятельность применительно к статусу Конституционного Суда всегда воплощается в письменных решениях – либо по конкретным делам (и в этом случае речь идет о казуальном толковании), либо в итоговом Постановлении Конституционного Суда о толковании Конституции РФ, ее норм, которое согласно части 2 статьи 71 названного Закона обладает нормативным значением.

Глава XIV Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» регламентирует только порядок нормативного толкования, которое рассчитано на неоднократное применение и осуществляется в отношении широкого круга общественных отношений, являясь официальным и обязательным.

Таким образом, толкование Конституции РФ состоит в преодолел нии Конституционным Судом неопределенности в понимании ее положений, в выяснении объективного смысла и содержащихся в ней позитивных правовых принципов. По существу, толкование Конституции есть ее конкретизация.

Вопрос об объеме толкования (адекватном, расширительном, ограничительном), способах толкования (систематическом, филологическом, истррико-политическом, логическом), значении цели в толковании конституционной нормы (телеологическое толкование) не получил разрешения ни в Конституции, ни в Законе «О Конституционном Суде Российской Федерации». Однако некоторые требования к осуществляемому Судом толкованию Основного Закона в этих актах, а также в решениях самого Конституционного Суда сформулированы. В частности, согласно ч. 2 ст. 16 Конституции никакие другие положения Конституции не могут противоречить основам конституционного строя России. Интерпретация всех последующих положений Конституции не может расходиться с нормами главы 1 Основного Закона и поэтому должна осуществляться в сопряжении с ними.

В связи с этим возникает требование о системности толкования, выявлении системообразующих связей конституционных норм и права в целом: субординации, координации, происхождении и т.п. В Послании Конституционного Суда Верховному Совету Российской Федерации «О состоянии конституционной законности в Российской Федерации» от 5 марта 1993 г. подчеркивалось, что «нельзя не учитывать, что Конституция есть единый документ и все ее положения должны рассматриваться во взаимосвязи, системно».

Конституционный Суд при толковании положений Основного Закона не должен ограничиваться только дословным изложением нормы, но и обязан оценивать ее контекст, а также место в общей системе конституционных норм. При этом любая конституционная норма должна интерпретироваться таким образом, чтобы избежать противоречий с другими нормами Конституции, ибо все элементы Основного Закона находятся во взаимосвязанности и в рамках единой системы выполняют свою роль.

Отсюда следует также требование к Конституционному Суду: в процессе толкования Конституции с уважением относиться к позитивному праву, учитывая иерархию правовых норм и их многообразие. Речь идет о том, что Конституционный Суд в процессе толкования Конституции часто вынужден обращаться к содержанию иных законов – федеральных конституционных и федеральных, а также законов субъектов Российской федерации.

В последнем случае конституционные нормы выступают мерилом конституционности иных законов с точки зрения их содержания и соответствия защищаемым Основным Законом целям и ценностям. При этом закон не должен признаваться ничтожным, если его противоречие Конституции не является явным или его можно интерпретировать в соответствии с Конституцией.

Данное положение не противоречит праву Суда выводить способ объективного разрешения конституционного спора из общих начал и смысла Конституции РФ. Сказанное также означает, что закрепленные в главе 1 Основного Закона РФ принципы конституционного строя, в которых прежде всего выражены общие начала и смысл Конституции, приобретают в определенных ситуациях непосредственное регулирующее значение.

В связи с этим важным требованием к интерпретации конституционных норм Конституционный Суд также считает практическую согласованность и функциональную рациональность даваемого им толкования. Цели Конституции и функции органов государственной власти должны быть обеспечены соответствующими средствами и полномочиями, которые, возможно, не всегда текстуально воспроизведены в Конституции, но вытекают из нее или ею подразумеваются. К примеру, Постановлением Конституционного Суда по делу о проверке конституционности ряда правовых актов, принятых в связи с урегулированием вооруженного конфликта в Чеченской Республике, от 31 июля 1995 г. легализован новый для отечественной правовой доктрины и практики конституционного регулирования институт так называемых скрытых (подразумеваемых) полномочий главы государства, которые, по мнению Суда, вытекают из части 2 статьи 80 и других статей Конституции и которые легли в основу этих актов.

Суд не всегда может рассматривать дословный текст интерпретируемой нормы в качестве той границы толкования, которую невозможно преодолеть. Рациональное применение самой Конституции или принятого на ее основе закона может потребовать от интерпретатора выйти за пределы чисто грамматического толкования текста конституционной нормы.

Тем самым Конституционный Суд выполняет одновременно в известной мере правотворческую функцию, поскольку предлагает такие решения, которые связаны с дословным текстом Конституции весьма тонкими нитями. Данный подход и правотворчёская функция особенно отчетливо проявились в Постановлении Конституционного Суда о толковании статьи 136 Конституции от 31 октября 1995 г.

Как известно, Конституция РФ, регламентируя порядок внесения в нее поправок, в ст. 136 устанавливает, что поправки к главам 3–8 принимаются в порядке, предусмотренном для федерального конституционного закона, и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации.

Суд пришел к выводу, что положения статьи 136 Конституции могут быть реализованы только в форме специального правового акта о конституционной поправке, имеющего особый статус и отличающегося как от федерального закона, так и от федерального конституционного закона. Согласно пункту 1 резолютивной части постановления, поправки в смысле статьи 136 Конституции Российской Федерации принимаются в форме особого правового акта – закона о поправке к Конституции Российской Федерации, который, как известно, не упоминается в тексте Основного Закона.

Закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» устанавливает также, что его решения о толковании Конституции должны быть совместимы с другими решениями данного органа. Решение по делу о толковании Конституции не должно противоречить ранее принятым актам о толковании или решениям по конкретным делам, в которых дано казуальное толкование конституционных норм.

Если требование о совместимости между собой решений об официальном толковании Конституции является императивным, то требование о совместимости решений по конкретным делам представляется желательным, но не абсолютным. Согласно статье 73 указанного Закона, в случае, если большинство судей, участвующих в заседании одной из палат Конституционного Суда, склоняется к необходимости принять решение, не соответствующее правовой позиции, выраженной в ранее принятых решениях Конституционного Суда, дело передается на рассмотрение в пленарное заседание.

Конституционный Суд в пленарном заседании может принять решение, не соответствующее ранее выраженной им позиции. Такое решение может быть обусловлено либо «поиском права», либо «превращением» Конституции, т.е. изменением Основного Закона без изменения его текста, либо внесением в Конституцию дополнений и изменений, влекущих к изменениям в нормативном содержании ранее интерпретированных конституционных положений, которые в силу этого нуждаются в новом осмыслении.

Толкование Конституции РФ, отдельных ее норм дается исключительно в пленарных заседаниях Конституционного Суда. Причем решение о толковании Конституции, в отличие от решений по иным делам, принимается большинством не менее двух третей от общего числа судей. Это обусловлено как юридической, так и общесоциальной значимостью таких решений, а также возможными политическими последствиями. По мнению законодателя, данный порядок принятия решения о толковании Конституции и установленное комментируемой статьей большинство служит гарантией от интеграции Суда в текущий политический процесс.

Толкование Конституции РФ, данное Конституционным Судом, является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и объединений.

Официальный характер такого толкования заключается в том, что оно дается Конституционным Судом, уполномоченным на это частью 5 статьи 125 Конституции РФ, содержится в специальном акте (постановлении) и обязательно для всех субъектов права.

С момента провозглашения постановления Суда по делу о толковании неопределенности в понимании положений Конституции, которая стала предметом для обращения в Конституционный Суд, неопределенность считается преодоленной.

В отличие от официального, неофициальное толкование Конституции и ее норм, осуществляемое различными органами и должностными лицами, а также учеными и практическими работниками, гражданами, нередко обладая высоким авторитетом и воздействуя на общественное и индивидуальное правосознание и поведение субъектов конституционного права, юридических последствий не порождает.

Официальное толкование, даваемое Конституционным Судом, признается нормативным, ибо оно распространяется на всех субъектов правовых отношений и весьма широкий круг случаев, обязательно на всей территории Российской Федерации, для зарубежных органов внешних сношений РФ, а также отечественных юридических и физических лиц, пребывающих за рубежом.

Любой правоприменитель обязан руководствоваться тем пониманием положений Конституции РФ, которое содержится в постановлении Конституционного Суда. Даваемое им толкование Конституции неотделимо от интерпретируемых положений Основного Закона. Толкование Конституции не ограничено временем, может в будущем дополняться или уточняться и разделяет судьбу истолкованной нормы или положения Конституции.

Решение Суда о толковании Конституции не влечет утраты юридической силы какими-либо актами или их отдельными положениями, как это происходит при принятии Судом решений по делам о конституционности нормативных актов, договоров, спорах о компетенции. Однако акты или отдельные их положения, основанные на противоречащей толкованию Конституционным Судом интерпретации конституционных норм, подлежат пересмотру издавшими их органами и должностными лицами.

Решение Суда о толковании Конституции может также являться основанием для судебного обжалования (в судах общей юрисдикции и арбитражных судах) соответствующих решений и действий, если при их вынесении или осуществлении органы и должностные лица руководствовались неправильной интерпретацией своих полномочий, не соответствующими толкованию Конституционным Судом норм о разграничении предметов ведения и полномочий.

www.konspekt.biz

Казуальное толкование законов

Толкование подразделяется на виды в зависимости от:

от приемов толкования и

В зависимости от субъекта, разъясняющего закон:

Легальное толкование — вид толкования производимый органом государственной власти, уполномоченным на то законом. Оно совпадает с аутентичным толкованием — то есть толкование тем органом, который и принял закон.

На основании п.1 ст. 105 Конституции РФ правом принятия законов обладает Государственная Дума. Госдума обладает правом толкования принятых ею законов, в том числе и УК РФ. Даваемые при этом разъяснения обязательны для всех граждан, должностных лиц и органов государства.

Судебное или казуальное толкование — даваемое судом при применении нормы права по конкретному делу. Постановления Пленума Верховного Суда относятся к особому виду судебного толкования.

Научное или доктринальное толкование — даваемое научными учреждениями, учеными юристами, практическими работниками правоохранительных органов. Факты этого вида толкования можно найти в учебных пособиях, статьях, монографиях по уголовному праву.

ПО ПРИЕМАМ толкования различают: грамматическое (филологическое), систематическое и историческое.

1. Грамматическое — предполагает разъяснение его текста с помощью правил грамматики, синтаксиса и этимологии значения смысла отдельных терминов, слов, понятий, которые употребляются в уголовном законе (например, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении №2 от 27 апреля 1993 года “О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами” разъяснил, что следует понимать под изготовлением, приобретением, хранением, перевозкой и пересылкой наркотических средств. 8

Систематическое — сопоставление уголовного закона с другими

законами, определение места УЗ в системе действующего законодательства, отграничение от других близких по содержанию законов.

Например, при квалификации действий виновного при причинении смерти, исследуются несколько правовых норм, относящихся к причинению смерти (ст. ст. 105-109 УК).

3. Историческое — уяснение социально- экономической и политической обстановки в стране, обстоятельств и причин, обусловивших принятие данного уголовного закона.

Толкование закона по ОБЪЕМУ может быть

Буквальное толкование — толкование в точном соответствии с текстом закона, при этом происходит совпадение содержания и смысла правовой нормы с ее словесным выражением.

Ограничительное — применение закона к более узкому кругу лиц или случаев, нежели чем это вытекает из смысла буквального текста закона. (Например, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 года “О практике применении удами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность” указал, что по ст. 210 УК РСФСР (ст. ст. 150- 151 УК РФ )с учетом специфики этого преступления могут нести уголовную ответственность лица, достигшие 18 лет, тогда как по общему правилу таким возрастом является 16 лет 9 .

Распространительное — (расширительное) придание закона более широкого смысла и применение его к более широкому кругу случаев, нежели чем это вытекает из его буквального текста.

Например, разъяснение Пленума Верховного Суда РСФСР в постановлении № 5 от 24 декабря 1991 года “О судебной практике по делам о хулиганстве” относительно характера предметов, используемых преступником в процессе совершении особо злостного хулиганства. Пленум указал, что к таким предметам относятся не только предметы, специально приспособленные для нанесения телесных повреждений, о чем сказано в ч. 3 ст. 206 УК РСФСР (ч.3 ст.213 УК РФ 1996), но и предметы, которые хотя и не подвергались какой либо предварительной обработке, но были специально подготовлены виновным и находились при нем с той же целью” 10 .

Другой пример расширительного толкования. В примечании к ст. 228 УК РФ указаны два обязательных основания для освобождения лица от уголовной ответственности (выдача наркотических средств или психотропных веществ и активное способствование раскрытию преступления…). Вместе с этим, постановление Пленума Верховного суда РФ (См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 уголовного кодекса Российской Федерации» // Российская газета. № 136. 29.06.2004; Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 8. С. 2-5.) предлагает применять данное примечание и в том случае, если у лица отсутствует предмет данного преступления, однако оно способствует раскрытию преступления.

Отметим, что распространительное толкование внешне сходно с применением аналогией, поэтому следует отличать эти правовые дефиниции, так как в уголовном законодательстве в ч. 2 ст. 3 УК РФ установлен запрет применения уголовного закона по аналогии.

Распространительное толкование распространяется на случаи, которые вытекают из данной нормы закона, находятся в пределах границ его действия. Аналогия применения закона же означает применение определенной нормы к случаю не предусмотренному законом, хотя и внешне сходному по характеру и степени общественной опасности.

Необходимо самостоятельно составить (смоделировать) ситуацию, при которой содеянное следует квалифицировать по статье УК РФ, определенной индивидуально для Вас преподавателем, для выявления четырех групп признаков.

11.06.2002 г. в 20 часов Петров, Сидоров распивали спиртные напитки на даче последнего. Как следует из показаний указанных лиц, между ними на почве алкогольного опьянения «завязалась» драка, в процессе которой гр. Сидоров несколько раз ударил Петрова пустой бутылкой по голове и по туловищу. Судебно-медицинская экспертиза установила, что Петров получил травму головы (проникающее ранение головы, причиной которого является осколочное стекло бутылки), а последствием нанесения ударов в область туловища является нарушение нормальной работоспособности жизненно важных органов (нарушение анатомической целостности) физиологических функций органов и тканей, возникших в результате воздействия факторов внешней среды.

На основе приведенного примера четыре группы признаков:

признаки, влияющие на процесс квалификации;

признаки, имеющие иное уголовно-правовое значение;

признаки, имеющие уголовно-процессуальное;

признаки, имеющие криминалистическое значение;

признаки, влияющие на процесс квалификации

объект – общественные отношения, охраняемые уголовным законом и регулирующие безопасность жизни и здоровья.

объективная сторона – нанесение ударов по голове и туловищу. Активные действия. Последствия, причинно-следственная связь.

субъективная сторона – умышленное действие, т.к. несколько ударов, нанесены в жизненно важные органы человека.

субъект – достиг возраста уголовной ответственности. Ст.ст. 111, 114 УК РФ.

признаки, имеющие иное уголовно-правовое значение. Не связана с квалификацией, но связана с обстоятельствами отягчающими, смягчающими ответственность, рецидив, судимость. Может быть примечание к статье. Н/с – смягчающие обстоятельства.

признаки, имеющие уголовно-процессуальное и криминалистическое значение. Уголовный процесс – была назначена судебно-медицинская экспертиза, если н/с – особый порядок производства по уголовному делу. Криминалистика – осмотр места происшествия, баллистическая экспертиза, проверка показаний на месте.

признаки, не имеющие отношения к расследованию преступления. В данном случае – место, время совершения преступления, погода, температура окружающего воздуха, политические взгляды гр. Петрова, Сидорова.

studfiles.net

Проблемы толкования норм права в свете реализации Закона Республики Казахстан «О нормативных правовых актах»

Жанузакова Лейла Тельмановна,
главный научный сотрудник отдела конституционного,
административного законодательства и государственного
управления Института законодательства РК, доктор юридических
наук, профессор

Проблемы толкования норм права в свете реализации Закона
Республики Казахстан «О нормативных правовых актах

Вопросы толкования норм права являются одной из наиболее сложных и актуальных проблем современной юридической науки. Неоднозначность данной проблемы обусловливает отсутствие единого понимания юридической природы актов толкования права, определения субъектов толкования права, что находит свое негативное отражение и в законодательстве. Толкование норм права играет сегодня огромную роль и в правотворческой, и в правоприменительной деятельности государственных органов, оказывает на нее значительное влияние. Поэтому научной общественности очень важно в этом плане определить единые теоретические подходы к решению возникающих здесь проблем, обеспечить их последовательное закрепление в законодательстве и реализацию на практике.
Общепринятое понятие толкования права содержится в юридической литературе. Обычно под толкованием норм права понимается совокупность действий соответствующих субъектов, направленных на уяснение и разъяснение их подлинного смысла и содержания, подлежащего реализации в данных конкретных условиях ее действия. При этом под уяснением имеется в виду сама юридико-познавательная процедура выявления, осмысления и обоснования искомого содержания толкуемой нормы, т.е. интеллектуально-волевой процесс, происходящий в мозгу субъекта, осуществляющего толкование, в целях понятия действительного смысла нормы права для себя. Под разъяснением же подразумеваются различные специальные формы внешнего публичного выражения для общего использования результатов соответствующего уяснения содержания толкуемой нормы, т.е. доведения этого смысла до других 1 .
Следует отметить, что Закон РК от 24 марта 1998 г. «О нормативных правовых актах» 2 , хотя и содержит главу 8 об официальном толковании нормативных правовых актах, не закрепляет само понятие официального толкования.
Если опять обратиться к юридической литературе, то официальное толкование рассматривается как толкование, которое осуществляется уполномоченным на это государственным органом, акты которого обязательны для соответствующих субъектов правоприменения 3 .
Указанное определение, по сути, не вызывает каких-либо разногласий среди ученых и поэтому должно быть закреплено законодательно, учитывая обязательный характер актов такого толкования, в частности, в ст.1 Закона РК «О нормативных правовых актах».
Проблемным является вопрос о субъектах официального толкования. в соответствии со ст.45 данного Закона официальное толкование норм Конституции дает Конституционный Совет, а подзаконных актов — органы или должностные лица, их принявшие (издавшие). Предоставление Конституционному Совету данного права исходит из норм Конституции Республики Казахстан (пп.4) п.1 ст.72) 4 и Конституционного закона РК от 29 декабря 1995 г. «О Конституционном Совете Республики Казахстан» (пп.1) п.3 ст.17) 5 .
Что касается субъектов официального толкования подзаконных нормативных правовых актов, то здесь возникают серьезные проблемы.
Во-первых, согласно Закону «О нормативных правовых актах» официальное толкование подзаконных актов может быть только авторским, т.е. осуществляться только тем органом или должностным лицом, который издал такой акт. В юридической науке официальное толкование не обязательно должно быть авторским (аутентичным), а может даваться государственным органом, который на это уполномочен. Но ограничение субъектов официального толкования подзаконных актов, закрепленное в вышеназванном Законе, не вызывало бы никаких вопросов, если бы не противоречия, встречающиеся в законодательстве.
Так, п. 6 Регламента Правительства РК, утвержденного постановлением Правительства РК от 10 декабря 2002 г. № 1300 официальное толкование нормативных правовых актов Правительства осуществляется по поручению Правительства или Премьер-министра министерством юстиции 6 . В соответствии с постановлением Правительства РК от 28 октября 2004 г. № 1120 «Вопросы министерства юстиции Республики Казахстан» официальное разъяснение нормативных правовых актов Правительства по поручению Правительства и Премьер-министра Республики и по собственной инициативе осуществляется министерством юстиции РК 7 .
Здесь мы видим неточное использование терминологии применительно к одному и тому же органу: в одном случае министерство юстиции осуществляет «официальное толкование», в другом — только «официальное разъяснение», которое является лишь частью толкования. Кроме того, в первом случае эта деятельность может осуществляться только по поручению Правительства или Премьер-министра, что соответствует духу официального толкования, во втором случае «официальное разъяснение» может осуществляться по собственной инициативе министерства юстиции. Кроме того, налицо явное противоречие этих правительственных постановлений Закону «О нормативных правовых актах», который не позволяет давать официальное толкование подзаконных актов другим органам, кроме как самим их издавшим.
Исходя из иерархии нормативных правовых актов, указанная коллизия должна быть разрешена в пользу закона. вместе с тем, не все так просто. Если исходить из узкой трактовки официального толкования подзаконных нормативных правовых актов, то тем самым мы отсекаем право судов толковать содержащиеся в них правовые нормы, применяемые в процессе рассмотрения конкретного юридического дела.
Напомним, что в юридической науке официальное толкование может быть нормативным и казуальным. Нормативное толкование является общеобязательным, рассчитано на все случаи его применения и не привязано к определенному случаю. Казуальное толкование вызвано конкретной юридической ситуацией и обязательно только для ее участников 8 .
Суд не может применять нормативные правовые акты, не уяснив их смысл для себя. вынося решения, он должен разъяснить не только содержание самого решения, но и смысл нормы права, которой он руководствовался. Решение суда должно быть законным и обоснованным (ст.218 ГПК РК) 9 . Решение является законным тогда, когда оно вынесено с соблюдением норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях закона, регулирующего сходное отношение, либо исходит из общих начал и смысла гражданского законодательства и требований добросовестности, разумности и справедливости. Обоснованным считается решение, в котором отражены имеющие значение для данного дела факты, подтвержденные исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости, допустимости и достоверности, или являющиеся общеизвестными обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, и в совокупности достаточными для разрешения спора 10 . При этом следует подчеркнуть, что судебное толкование осуществляется в рамках конкретного дела и не рассчитано на другие аналогичные дела.
Таким образом, ограничительный принцип при определении субъектов официального толкования подзаконных нормативных правовых актов противоречит логике и смыслу действующего законодательства, которое возлагает на суды такую функцию.
Кроме того, как известно, ни Конституция Республики, ни анализируемый Закон не определяет субъекта официального толкования законов. Причем речь идет о нормативном толковании, имеющим общеобязательное значение. Нормативное толкование Конституции дает Конституционный Совет, в отношении же других разновидностей закона субъект не определен. По Конституции РК 1993 г. данным правом обладал Верховный Совет.
В литературе на этот счет высказывались разные мнения. В частности, предлагалось наделить полномочиями по официальному (нормативному) толкованию законов Парламент, Верховный Суд, Конституционный Совет 11 .
Как отмечает С.Н. Сабикенов, отсутствие у Парламента такого права, приводит к тому, что в принятых им «законах, подлежащих к осуществлению в жизнь посредством принятия исполнительными органами государства подзаконных актов, выхолащивается их действительное содержание, в результате чего зачастую не достигается цель, которую предусмотрел законодательный орган» 12 . Иными словами, данный автор выступает за официальное аутентичное, т.е. авторское толкование законов.
Однако есть и противоположные мнения по этому вопросу.
Так, В.С. Нерсесянц пишет, что подобная позиция противоречит основным началам права и правовой государственности. «Издание обязательного нормативного акта и осуществление официально-обязательного толкования вообще (своего акта или любого другого) – это две совершенно различные функции, и в условиях разделения властей один орган не должен обладать одновременно этими двумя функциями и двумя соответствующими правомочиями». Он полагает, что обязательное толкование права является по своей сути судебной функцией и должно осуществляться специальной судебной инстанцией (как правило, Конституционным или Верховным судом). «Аутентичное толкование, — пишет ученый, — ведет к отрицанию правопорядка и законности в стране, к разрушению иерархии источников действующего права, к девальвации роли закона и бюрократизации нормативной системы, к откровенной и повсеместной подмене общих требований закона всевозможными ведомственными псевдотолкованиями и конъюнктурными разъяснениями о том, что в стране на самом деле является правом с точки зрения соответствующего органа или чиновника, его инструктивных и директивных приказов и писем» 13 .
В.С. Нерсесянц в обоснование своей позиции указывает, что право толкования своих нормативных правовых актов не предусмотрено законодательством России и поэтому носит «произвольный», «самочинный» характер.
Однако, как уже говорилось выше, в Казахстане государственные органы вправе осуществлять официальное толкование своих подзаконных актов. Парламент же в отношении принятых им самим законов таким правом не обладает.
А.К. Котов, указывая на отсутствие у Парламента и Президента права толкования законодательных актов, подчеркивает, что тем самым «сводится к минимуму ситуация, когда законодатель «сказал не то, что имел в виду», т.е. обеспечивается единство внутреннего содержания и формы выражения государственной воли, того, что мы подразумеваем под «буквой» и «духом» законов». С его точки зрения, «трудно представить механизм толкования законов, принимаемых в последовательном рассмотрении Палатами бикамерального Парламента». Правом толкования законов он предлагает наделить Верховный Суд, который обобщает судебную практику. в то же время Конституционный Совет, по мнению А.К. Котова, должен обладать правом толкования конституционных законов «как актов, продолжающих (развивающих и дополняющих) содержание Конституции Республики за пределами ее собственно физического тела (текстуального выражения)». Путем толкования Совет «может вырабатывать правовую позицию, облекаемую в постановления, выводы которых приобретают юридическую силу, равную силе тех норм, которые в них толкуются», «тем самым, не подменяя законодателя, Конституционный Совет сможет восполнять смысловые значения и умолчания в актах действующего конституционного права…» 14 .
Е. Абдрасулов, обобщивший итоги дискуссии по данной проблеме, считает, что, наделяя Парламент или верховный Суд правом официального толкования законов, «следует расширить компетенцию Конституционного Совета РК правом решать возможные споры, связанные с толкованием законов» 15 . При этом в Парламенте, по его мнению, «толковаться закон должен не в одностороннем порядке – только мажилисом или Сенатом, а с участием Президента РК, имеющего право высказать свою точку зрения по данному вопросу» 16 .
К сожалению, на конституционном уровне эта проблема так и не нашла разрешения, несмотря на внесенные 21 мая 2007 г. и 2 февраля 2011 г. поправки в Основной закон.
Вместе с тем, подчеркнем, что, несмотря на существующий правовой пробел в отношении определения субъекта нормативного толкования законов, их официальное казуальное толкование, также как и в отношении подзаконных нормативных правовых актов, осуществляют суды в процессе рассмотрения конкретных гражданских, административных и уголовных дел.
Кроме того, правом официального толкования закона, по сути, обладает и прокурор. Согласно ст. 26 Закона РК от 21 декабря 1995 г. «О Прокуратуре» при наличии достаточных оснований полагать, что незнание или неправильное понимание законов физическими либо юридическими лицами может повлечь нарушения законов либо прав и свобод гражданина или неограниченного круга лиц, прокурор разъясняет содержание закона. В случаях несоответствия закону проекта правового акта прокурор разъясняет требование закона органу или должностному лицу, принимающему акт 17 .
Разъяснение закона является актом прокурорского надзора. Но ведь это составная часть правотолкующего процесса, которая направлена на доведение реального смысла правовой нормы до других лиц. Первая часть этого процесса – уяснение – происходит в сознании самого прокурора, который, прежде чем разъяснить содержание закона, должен понять его для себя. Разъяснение прокурора связано с конкретным жизненным случаем – когда прокурор видит угрозу нарушения закона со стороны того или иного физического или юридического лица, оно адресовано конкретному лицу, поэтому оно также носит казуальный характер. При этом указанное полномочие носит упреждающий характер, поскольку его задача – не допустить неправильного понимания и применения закона, его нарушения. Таким образом, есть все основания полагать, что и прокуроры осуществляют официальное толкование законов.
В этой связи считаем, что в Законе «О нормативных правовых актах» необходимо четко закрепить понятие «официальное толкование», а также определения таких его разновидностей, как «нормативное» и «казуальное» толкование, в главе 8 отразить субъектов, которые осуществляют официальное казуальное толкование.
Необходимость такого закрепления обусловлена наличием и других внутренних противоречий, которыми страдает данный Закон. В частности, неправильная трактовка термина «нормативное толкование» привело к тому, что в Законенормативные постановления Конституционного Совета и Верховного Суда отнесены к числу основных видов нормативных правовых актов (пп.5) п.1 ст.3 Закона). Пп. 15) ст.1 данные органы названы в числе уполномоченных органов, наделенных правом принимать нормативные правовые акты.
Между тем, сама Конституция не дает повода для такого вывода.
Нормативный характер постановлений Конституционного Совета и Верховного Суда означает их общеобязательный характер. Конституцией они названы составной частью действующего права Республики Казахстан, наряду с законами и иными нормативными правовыми актами (п.1 ст.4), т.е. являются его источниками. Однако их отнесение к НПа фактически стирает различие между системой права и системой законодательства. Конституция разграничивает понятия «нормативные постановления Конституционного Совета и Верховного Суда» и «иные нормативные правовые акты».
Указанный вывод подтвержден и правовой позицией самого Конституционного Совета РК в постановлении от 28 октября 1996 г. N 6/2 «Об официальном толковании пункта 1 статьи 4 и пункта 2 статьи 12 Конституции Республики Казахстан» 18 .
В другом постановлении Конституционного Совета РК от 6 марта 1997 г. № 3 дано официальное толкование п.1 ст.4 Конституции. К иным нормативным правовым актам, упомянутым в данной конституционной норме, отнесены: акты, принятые на республиканском референдуме, изданные Президентом Республики в 1995, 1996 гг. указы, имеющие силу законов, в том числе конституционных, указы, имеющие силу законов, принятые в соответствии с п.2 ст.61Конституции Республики Казахстан, указы Президента, постановления Парламента, его Палат и Правительства, акты министерств и центральных исполнительных органов, не входящих в состав Правительства, ведомств, осуществляющих, межотраслевую координацию, иные исполнительные и распорядительные функции, специальные исполнительные и контрольно-надзорные функции, решения местных представительных и исполнительных органов, решения органов местного самоуправления, а также акты, издание которых предусматривается законодательством 19 .
Данный вывод также обосновывается и тем, что на постановления указанных органов не распространяется порядок планирования, подготовки, оформления, научной экспертизы, закрепленный законом в отношении нормативных правовых актов.
Даже оговорка законодателя, что нормативные постановления Конституционного Совета и Верховного Суда находятся вне иерархии, указанной в п.3 ст.3 анализируемого Закона (п.4 ст.3), лишена смысла. Они находятся вне иерархии не столько потому, что издаются независимыми органами, сколько потому, что они не являются нормативными правовыми актами. Постановления Конституционного Совета, содержащие официальное толкование норм Конституции, равно как и нормативные постановления верховного Суда, дающие разъяснения по вопросам применения в судебной практике законодательства, — это акты толкования права, но никак не нормативные правовые акты. Они не устанавливают новых правовых норм.
Эту же позицию занимают и другие ученые: Г.С. Сапаргалиев, Е.Б. Абдрасулов, А.А. Караев, отмечающие статус таких актов именно как актов нормативного толкования 20 .
В этой связи обоснованно возникает вопрос: почему некоторые постановления Конституционного Совета, принятые по вопросам толкования норм Конституции Республики Казахстан, в одних случаях называются «нормативными постановлениями», а в других случаях – нет?
Признание актов данных органов нормативными правовыми актами равносильно признанию их правотворческой функции, что противоречит конституционному принципу разделения власти.
Таким образом, пересмотр соответствующих норм Закона РК «О нормативных правовых актах» — настоятельное требование времени.

1 Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства. – М., 1999. – С. 492, 493; Теория государства и права / Под ред. А.У. Бейсеновой. – Алматы, 2006. – С. 303; Теория государства и права / Под ред. В.К. Бабаева. – М., 1999. – С. 457.
2 Ведомости Парламента РК. – 1998. — № 2-3. – Ст. 25.
3 Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства. – С. 500; Теория государства и права / Под ред. А.У. Бейсеновой. – С. 307; Теория государства и права / Под ред. В.К. Бабаева. – С. 462.
4 Конституция Республики Казахстан. Принята на республиканском референдуме 30 августа 1995 г. С изменениями и дополнениями, внесенными законами РК от 7 октября 1998 г. № 284, от 21 мая 2007 г. № 254-III и от 2 февраля 2011 г. № 403-IV // Ведомости Парламента РК. — 1996. — № 4. — Ст.217; 1998. — № 20. — Ст.245; 2007. — № 10. — Ст.68; Казахстанская правда. — 2011. — 3 февраля.
5 Ведомости Верховного Совета РК. – 1995. – 24. – Ст.173.
6 САПП РК. – 2002. — № 44. – Ст.443.
7 САПП РК. – 2004. — № 41. – Ст.532.
8 Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства. – С.500; Теория государства и права / Под ред. А.У. Бейсеновой. – С. 307, 308.
9 Гражданский процессуальный кодекс РК от 13 июля 1999 г. // Ведомости Парламента РК. – 1999. — № 18. – Ст.644.
10 Нормативное постановление Верховного Суда РК от 11 июля 2003 года № 5 «О судебном решении» // Электронный правовой справочник «Законодательство». По состоянию на 01.02.2011
11 Бусурманов Ж. Конституционный Совет или Конституционный суд. Реанимация пройденного потребует полного пересмотра пирамиды власти. Есть ли смысл?; Сапаргалиев Г.С. Проблемы соотношения Конституции и законов Республики Казахстан // Законотворческий процесс в Республике Казахстан: состояние и проблемы. Материалы международной научно-практической конференции 27-28 марта 1997 г. Алматы, 1997. — Алматы, 1997. — С.25; Нет демократии без парламентаризма // Юридическая газета. — 2001. — 5 декабря; Баймаханов М.Т. Спор продолжается // Юридическая газета. — 2002. — 6 февраля; Проблемы согласованного функционирования органов государственной власти Республики Казахстан и системы сдержек и противовесов. Рук. авт. колл. Д.ю.н., проф. Г.С. Сапаргалиев. – Алматы, 2006. – С. 174; Копабаев О.К. Место и роль Парламента Республики Казахстан в системе органов государственной власти // Перспективы казахстанского парламентаризма как важнейшего института демократизации и устойчивого развития страны. Материалы межд. научно-практ. конф. 27 мая 2005 г. – Астана, 2005.– С. 16.
12 Сабикенов С.Н. Проблемы повышения статуса и полномочий Парламента Республики Казахстан как высшего представительного органа государства // Перспективы казахстанского парламентаризма как важнейшего института демократизации и устойчивого развития страны. – С. 154.
13 Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства. – С. 501, 502.
14 Котов А.К. Конституционализм в Казахстане: опыт становления и эффективность механизма власти. – Алматы, 2000. — С. 175-176.
15 Абдрасулов Е.Б. Толкование закона и норм Конституции: теория, опыт, процедура. – Алматы, 2002. — С. 344.
16 Абдрасулов Е.Б. Толкование закона и норм Конституции: теория, опыт, процедура. Автореф. дисс…докт. юрид. наук. – Алматы, 2003. – С. 39.
17 Ведомости Верховного Совета РК. – 1995. — № 24. – Ст.156.
18 Электронный правовой справочник «Законодательство». По состоянию на 01.02.2011.
19 Постановление Конституционного Совета РК от 6 марта 1997 г. N 3 «Об официальном толковании пункта 1 статьи 4, пункта 1 статьи 14, подпункта 3) пункта 3 статьи 77, пункта 1 статьи 79 и пункта 1 статьи 83 Конституции Республики Казахстан» // Электронный правовой справочник «Законодательство». По состоянию на 01.02.2011.
20 Сапаргалиев Г.С. Конституционное право Республики Казахстан. Академический курс. – Алматы, 2002. – С. 396, 425-435; Абдрасулов Е.Б. Толкование закона и норм Конституции: теория, опыт, процедура. – С. 183; Караев А.А. Правовая охрана Конституции: традиции демократического конституционализма и опыт Казахстана. – Алматы, 20010. – С. 152, 156, 169.

medialaw.asia

Это интересно:

  • Отдел опеки по краснодарскому краю Отдел опеки по краснодарскому краю Граждан, обращающихся в Центральный отдел Управления Росреестра по Краснодарскому краю, нередко интересует вопрос: в каких случаях необходимо согласие органа опеки при отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или […]
  • Закон о военнослужащих 76 фз статья 10 Статья 28.10. Исполнение дисциплинарных взысканий 1. Исполнение дисциплинарного взыскания должно быть начато до истечения срока давности привлечения к дисциплинарной ответственности. Если исполнение дисциплинарного взыскания в указанный срок не начато, то оно не исполняется. 2. […]
  • Заявление уфмс воронеж Отдел УФМС России по Воронежской области в Коминтерновском районе г. Воронежа Руководство Управления Начальник Викулина Ирина Викторовна Старший инспектор Филимонцева Лариса Петровна График работы по приему населения Прием: Понедельник: 18.00 - 19.45 Вторник: 14.00 - 16.00 Четверг: 14.00 […]
  • Статья об административных правонарушениях несовершеннолетних Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ ст 6.21 (ред. от 23.04.2018) Статья 6.21. Пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних 2. Действия, предусмотренные частью 1 настоящей статьи, совершенные с применением […]
  • Правила моей кухни новая зеландия на русском Правила моей кухни 8 сезон Краткое описание "Правила моей кухни 8 сезон" Кулинарное шоу «Правило моей кухни» продолжает снимать сезон и набирать новых участников. Несколько команд будут между собой соревноваться, в одной команде участвуют два человека. Первом сезоне телешоу отобрали […]
  • Миром правят чувство Миром правят жажда власти, секс и чувство голода? Поделиться Для многих людей жизненный успех определяется местом, которое они занимают в «пищевой цепочке»: ты или хищник, и этим всё сказано, или травоядный. В природе всё подчинено праву сильного. Например, лев, пользуясь положением […]
  • Приказ 837 мвд рф Опубликован Приказ МВД РФ № 707 от 6 сентября 2017 г. Министр внутренних дел Владимир Колокольцев 6 сентября 2017 года подписал Приказ № 707 от 6.09.2017 года О внесении изменений в нормативные правовые акты МВД России по вопросам регистрационно-экзаменационной […]
  • Уголовный кодекс 161 ст Статья 161 УК РФ. Грабеж 1. Грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, - наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок от двух до четырех лет, либо принудительными […]