Право наследования по римскому

admin

Наследование по римскому праву

Курсовая работа по предмету:

Выполнил: студент 1 курса

Понятие и история наследования 4

Наследование по завещанию 6

Наследование по закону 9

Принятие наследства и его последствия 13

Легаты и фидеикомиссы 14

Иски о наследстве 16

Список использованной литературы 18

В В Е Д Е Н И Е

Целью данной работы является отражение одной из основных частей Римского права — наследственного права.

Римское право оказало могущественное влияние на все дальнейшее развитие законодательства и правовых учений общества, основанного на частной собственности.

Римское право представляет собой одно из важнейших исторических явлений права.

ПОНЯТИЕ И ИСТОРИЯ НАСЛЕДОВАНИЯ

Основные понятия наследственного права.

Исторические этапы развития римского наследственного права

Основные понятия наследственного права

Наследованием называется переход имущества умер­шего лица к (одному или нескольким) другим лицам.

Энгельс в своей работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» показал, что еще в доклассо­вом обществе (при родовом строе) были зачатки наследова­ния. Но подобно тому, как собственность (в экономическом смысле) существовала и до образования классов, государ­ства, права, а право собственности появилось только в клас­совом обществе, с образованием государства, так и наслед­ственное право, как завершение права собственности, появи­лось только с возникновением государства, защищающего и в этом случае интересы господствующего класса.

Наследование (в тесном смысле) есть преемство уни­версальное. Это значит, что наследник, вступая в на­следство, приобретает единым актом все имущество наследодателя (или, при наличии нескольких наследников, — оп­ределенную долю имущества), как единое целое. Универ­сальный характер наследования проявляется в том, напри­мер, что к наследнику переходят сразу и права и обязанно­сти, входящие в состав наследства, что наследник может приобрести в составе наследства даже такие права и обязан­ности, о существовании которых он и не знал, и т. п.

Наряду с этим, римское право знает и так называемое сингулярное преемство после умершего лица, т. е. предоставление лицу отдельных прав; это — так называе­мые легаты, или отказы, о которых будет сказано ниже.

Наследование возможно было или по завеща­нию или по закону (если завещания данным лицом не оставлено, либо оно признано недействительным, либо на­следник по завещанию не принял наследства).

Характерной особенностью римского наследственного права была недопустимость сочетания этих двух оснований наследования (завещания и закона) в одном и том же случае, т. е. недопустимо было, чтобы одна часть наследства перешла к наследнику по завещанию, а другая часть того же наследства — к наследникам но закону (в этом смысл афоризма: «nemо pro parte lestatus pro parte in-testatus decedere potest, т. е. не может быть наследования в одной части имущества умершего лица по завещанию, а в другой части по закону).

В процессе наследования необходимо различать открытие наследства и вступление в наследство. На­следство открывается в момент смерти наследодателя (на­следовать вообще можно только после умершего фи­зического лица). С открытием наследства определенные лица получают право приобрести наследство, но они еще не становятся в этот момент собственниками вещей, оставших­ся после наследодателя, должниками по его обязательствам и т. д., словом, в момент открытия наследства наследствен­ное имущество еще не переходит к наследникам. Это проис­ходит только в момент вступления в наследство, ког­да наследник выражает волю принять наследство. Необхо­димо, впрочем, заметить, что в древней агнатской семье непосредственные подвластные домовладыки (т. е. дети, а также внуки от ранее умерших детей) считались «не­обходимыми» наследниками и приобретали наследственное имущество, независимо от акта принятия наследства. «Необ­ходимым» наследником был также раб завещателя, который отпускался по завещанию на свободу и назначался наслед­ником.

Исторические этапы развития римского наследственного права

В соответствии с характером производственных отно­шений древнейшего Рима и семейным характером в ту пору собственности, все члены семьи считались, несмотря на ши­роту прав, предоставленных главе семьи, как бы участника­ми в семейной общности. Поэтому и после смерти paterfamilias имущество оставалось за агнатской семьей в силу закона. Наследование по завещанию, получив­шее в более позднее время очень широкое применение (так что наследование по закону носило название наследование ab intestato, т. е. после лица, не оставившего завещания), в древнейшую эпоху не имело места. Что же касается насле­дования по закону, то в силу указанного обстоятельства круг законных наследников первоначально определялся по признаку агнатского, родства. Родство по крови (когнатское), как основание для наследования по закону, впервые получи­ло признание в преторском праве и окончательно восторже­ствовало в императорском законодательстве.

Подобно тому, как в области права собственности в римском праве, наряду с цивильной собственностью, сложи­лась в преторском эдикте так называемая бонитарная собст­венность, и лишь в праве Юстиниана произошла унификация права собственности, так и в области наследования, наряду с цивильной hereditas, установилась преторская bоnо-rum possessio. Разложение агнатской семьи, ослабление от­цовской власти, явившиеся следствием изменения производ­ственных отношений и всего социально-экономического строя, приводило к тому, что передача наследства лицам, увязанным с наследодателем лишь агнатскими отношениями, минуя самых близких кровных родственников, но утративших агнатскую связь (например, эманципированные дети), стала признаваться несправедливой.

С другой стороны, сложные формальности, требовавшиеся по цивильному праву для составления завещания, также стали слишком стеснительными. Эти новые запросы жизни были уч­тены претором. В своем эдикте он стал обещать судебную за­щиту также лицам, которые по цивильному праву не имели права наследовать; равным образом, он объявил, что будет признавать завещания, составленные в более простой форме.

Не имея права отменять нормы цивильного права, претор достигал цели, предоставляя этим новым наследникам владе­ние наследственным имуществом (bonorum possessio). Сначала это признание давалось лишь постольку, поскольку с «преторским наследником» не конкурировал цивильный наследник, если находился цивильный наследник, заявлявший требование о наследстве, наследство передавалось ему, преторский на­следник оказывался sine re, т. е. без наследственного имуще­ства. Но позднее (в эпоху принципата) претор стал обеспечи­вать прочное обладание наследственным имуществом за те­ми лицами, которые признавались им более подходящими наследниками (bonorum possessio cum re). После этого bono­rum possessio стала одним из случаев возникновения бонитарной или преторской собственности.

В императорскую эпоху эти две системы: цивильная hereditas и преторская bonorum possessio — стали постепен­но сближаться том путем, что наиболее старые цивильные наследственные нормы стали изживаться и, наряду с этим, в само цивильное право стали проникать новые положения, построенные на преторских принципах, — например, взаим­ное право наследования матери и ее детей. Окончательное торжество новые принципы наследования получили только в новеллях Юстиниана.

НАСЛЕДОВАНИЕ ПО ЗАВЕЩАНИЮ

Понятие завещания. Условия действительности завеща­ния.

Завещанием (testamentum) в римском праве признается не всякое распоряжение лица на случай смерти, а лишь такое, которое содержит назначение наслед­ника. По классическому праву требуется, чтобы такое на­значение было в самом начале завещания. Назначение на­следника составляет существенную часть завещания: если в распоряжении, сделанном на случай смерти, имеются даже исчерпывающие указания, кому и в каких долях должно перейти имущество после смерти данного лица, но никто не назван в этом распоряжении в качестве наследника (никому не дано nomen heredis, имя наследника), завещание недей­ствительно. Назначением наследника, однако, завещание может и не исчерпываться; в нем могут также содер­жаться отказы (легаты), назначены опекуны к малолетним наследникам и т. п.

Завещание есть односторонняя сделка, т. е. выражение воли только завещателя. То обстоятельство, что завещание получит действительное значение лишь при усло­вии, если назначенный в нем наследник согласится принять наследство, не делает завещания договором, ибо это выра­жение воли наследника имеет место не при совершении заве­щания (как например, согласие одаряемого при одарении), а только после смерти завещателя, как совершенно самостоя­тельный, отдельный от завещания акт. Односторонний ха­рактер завещания проявляется, между прочим, в праве заве­щателя в любое время также односторонне изменить или вовсе отменить завещание.

Условия действительности завещания

Для совершения завещания требуется специальная способность: testament! factio activa. Такая способность требуется в момент совершения завещания. Такой способно­сти не имеют недееспособные, душевнобольные, расточители, лица, осужденные за некоторые порочащие преступления и пр.

Форма завещания, чрезвычайно громоздкая в древ­нейшее время, постепенно упрощалась, но все-таки и в праве Юстиниана была достаточно сложной, ввиду требования присутствия семи свидетелей (но письменная форма не была безусловно обязательной). Наряду с частными завещаниями, практиковались публичные, составляемые при участии органа государственной власти, а) путем занесения распоряжения за­вещателя в протокол суда или муниципального магистрата, б) путем передачи в императорскую канцелярию на хранение письменного завещания.

Назначение наследника должно быть сделано лично завещателем (нельзя назначить наследником «кого вы­берет Тиций»), ясно и точно; должно быть назначено «опре­деленное лицо», persona certa. К числу personae incertae первоначально относили, в частности, постумов (т. е. лиц, за­чатых при жизни завещателя, но к моменту его смерти еще не родившихся), а также юридические лица; в позднейшем императорском праве назначение тех и других было допущено. Но во всяком случае лицо, назначаемое наследником, должно обладать testamenti factio passiva, т. е. способностью быть назначенным наследником. Такой способности не имели, на­пример, лица. которые в момент смерти завещателя еще не были зачаты, дети государственных преступников и др. Некоторые лица, хотя и имели testamenti factio passiva, но не могли получать наследство полностью или в части, если не отпадет обстоятельство, признаваемое по закону препят­ствием для получения наследства. Так, по законам Августа о борьбе с безбрачием и бездетностью холостые мужчины в возрасте 25—60 лет и незамужние женщины 20—50 лет могли получать наследство по завещанию только после бли­жайших родственников: после всякого другого завещателя они получали наследство лишь в том случае, если в течение 100 дней после открытия наследства вступали в брак и т. д.

Назначение наследника под условием допускалось, если условие имеет характер отлагательного. В этом случае наследство открывается не в момент смерти наследодателя, а по наступлении условия. Условие отменительное в завещании не допускалось потому, что оно противоречит принципу римского наследственного права: semel heres semper heres (лицо, раз ставшее наследником, остается в этом положении навсегда, а между тем наступле­ние отменительного условия привело бы к прекращению прав и обязанностей наследника). Если тем не менее наследник назначен под отменительным условием, условие считается не написанным, и наследник признается назначенным безусловно.

Равным образом, не допускается при назначении наслед­ника включение срока как отменительного, так и отлагатель­ного; при нарушении этого требования сроки считаются неписанными.

Примером отлагательного условия может служить подназначение наследника (substitutio). Наиболее рас­пространенный вид субституции сводится к тому, что в завещании назначается как бы запасный наследник на случай, если назначенный на первом месте по той или иной причине (смер­ти, нежелания принять наследство и т. п.) не сделается наследником (так называемая substitutio vulgaris, обыкновенная субституция).

Наследник — универсальный преемник. Поэтому, если лицо назначено наследником (Titius heres esto, Тиций пусть будет наследником) и вместе с тем завещатель указы­вает, что этот наследник должен получить такую-то вещь (institutio ex re certa), он все же считался универсальным пре­емником и получал все наследство. Однако, если по смыслу завещания было видно, что завещатель хотел, чтобы осталь­ное (кроме указанного для наследника) имущество поступило другому лицу, завещание толковалось так, что наследник должен оставить себе указанную в завещании вещь, а осталь­ное передать в качестве так называемого фидеикомисса (о нем далее) другому липу.

Обязательная доля ближайших родственников

В древнейшую эпоху завещатель пользовался неогра­ниченной свободой распоряжаться своим имуществом. По законам ХП таблиц «uti legassit super pecunia tutelave suae ret, ita ius esto» (как домовладыка распорядится относительно своего имущества, так пусть и будет). Но по мере разложения старой патриархальной семьи, с одной стороны, и утраты былой простоты и строгости нравов, с другой стороны, завещатели стали осуществлять эту неограниченную свободу завещатель­ных распоряжений так, что имущество иной раз передавалось по завещанию совершенно посторонним и даже случайно оказавшимся лицам, а ближайшие родственники завещателя, в значительной мере способствовавшие своею деятельностью образованию наследственного имущества, ничего из него не получали. На этой почве постепенно появились ограниче­ния завещательной свободы, разросшиеся затем в право не­которых наследников по закону на так называемую обяза­тельную долю в наследстве, т. е. на то, чтобы и в случае составления завещания им было обеспечено, кроме особых ис­ключительных случаев, получение некоторого минимума из на­следства.

По древнейшему цивильному праву для завещателя было установлено лишь то ограничение, что своих sui heredes он не должен обходить в завещании полным молчанием: он должен или назначить их наследниками или прямо лишить их наследства, хотя бы и не указав никакого уважительного для того основания. В древнейшую эпоху завещание состав­лялось в народном собрании; очевидно, рассчитывали на то, что лишить наследства самых близких людей без всякой ува­жительной причины завещателю помешает страх перед обще­ственным мнением. При этом лишение наследства подвласт­ных сыновей (включая так называемых постумов мужского пола, т. е. родившихся после смерти завещателя, но уже за­чатых ко времени составления завещания), должно было со­вершаться поименно в отношении каждого; дочерей (и посту­мов женского пола) можно было и не называть по имени («все прочие мои подвластные лишаются наследства»). Не­соблюдение этих правил в отношении сына влекло за собой ничтожность завещания и открытие наследства по закону (ab intestate). При несоблюдении этих правил в отношении дочери, внука, внучки, завещание сохраняло силу, но непра­вильно обойденные в завещании лица «прирастали» к наз­наченным в завещании наследникам, т. е. вместе с ними уча­ствовали в наследовании.

Жизнь показала, что формальное требование, обра­щенное к завещателю, или назначить этих ближайших род­ственников наследниками или прямо лишить их наследства, не ограждает законных интересов этих лиц. Вследствие этого в практике суда, в компетенцию которого входили споры о наследстве (так называемого центумвирального суда) было установлено, что наиболее близких родственников недоста­точно просто упомянуть в завещании, но необходимо и за­вещать им известный минимум (обязательная доля). Если за­вещатель поступал иначе, наследник, имеющий право на такую обязательную долю, и ее не получивший, мог предъя­вить особый иск, querela inotficiosi testamenti (жалобу на то, что завещание нарушает нравственные обязанности). В слу­чае основательности этого иска, суд признавал завещателя умственно ненормальным, в силу чего завещание признавалось недействительным.

Круг лиц, за которыми признавалось право на обя­зательную долю, был претором расширен присоединением к sui heredes также эманципированных детей. В классическую эпоху право на обязательную долю уже принадлежало еще более широкому кругу наследников, а именно: нисходящим ж восходящим родственникам завещателя — безусловно, пол­нородным и единокровным братьям и сестрам завещателя — при условии, если наследником в завещании назначено лицо опороченное (persona turpis). Размер обязательной доля определялся сначала одной четвертью той доли, какую получило бы данное лицо при наследовании по закону. В праве Юстиниана размер обязательной доли стали определять бо­лее гибко: если бы при наследовании по закону данное лицо получило не менее четверги наследства, то обязательная доля исчислялась в размере одной трети от этой законной доли; если же при наследовании по закону лицо получило бы менее четверти, то обязательная доля равнялась половине того, что лицо получило бы по закону.

Если обязательная доля не оставлена по уважительной причине, завещание сохраняло полную силу. Уважительность причины устанавливалась в классическую эпоху по усмотре­нию суда; Юстиниан дал исчерпывающий перечень таких оснований для лишения обязательной доли; например, при­чинение опасности для жизни завещателя, вступление дочери, не достигшей 25 лет, в брак против воли родителя и т. д.

Последствием предъявления «иска о нарушении за­вещателем нравственных обязанностей» в классическую эпоху была не полная недействительность завещания, а только — в той мере, в какой необходимо для удовлетворения жалоб­щика, т.е. для того, чтобы ему получить обязательный мини­мум. При этом, если имеющих право на обя­зательную долю было несколько человек, или в завещании назначено было несколько наследников, оспаривание должен был вести каждый из обойденных против каждого из наслед­ников в отдельности; если, например, обойденный к одному из двух наследников по завещанию иск предъявил, а к дру­гому нет — то в отношении второго наследника завещание сохраняло полную силу.

Если завещатель не совсем лишал своего ближайшего наследника обязательной доли, а только назначал ему ее не в полном размере, заинтересованному наследнику давался иск о дополнении законной доли (actio ad supplendam legi-timam, подразумевается — partem).

НАСЛЕДОВАНИЕ ПО ЗАКОНУ

Пути развития наследования по закону.

Наследование ab intestate по новеллам Юстиниана.

Пути развития наследования по закону

Наследование по закону наступает в тех случаях» когда после умершего лица не осталось завещания, призна­ваемого действительным, или когда наследник по завеща­нию по той или иной причине не вступил в наследство.

К наследованию по закону, в особенности, относят­ся приведенные выше указания относительно исторического развития наследственного права.

Древнейшая известная нам римская система наследова­ния по закону, относящаяся к эпохе законов XII таблиц, исходит из семейной общности имущества и агнатского род­ства. В соответствии с этим законы XII таблиц признают первоочередными наследниками ab intestate непосредствен­но подвластных наследодателя (детей, внуков от ранее умерших детей и т. п., но при условии, если эти лица к моменту открытия наследства не вышли из-под власти домовладыки). Эти наследники называются «своими» (heredes sui), и вместе с тем, «необходимыми» (necessarii), в том смысле, что они признаются наследниками независимо от выражения их воли на то. Если после наследодателя не оставалось «своих наследников», к наследству призывался ближайший по степени агнатский родственник (agnatus proximus). Если ближайший агнат не принимал наследства, то оно не пере­ходило ни к следующему по степени родства, ни к кому другому, а становилось выморочным — принцип однократ­ности призвания к наследству. Это выражалось афоризмом:

«в наследовании по закону (т. е. по закону XII таблиц) не допускается successio, преемство», между наследниками раз­ных степеней или категорий. Только в том случае, если пос­ле наследодателя и агнатов не осталось, к наследству при­зывалась третья группа наследников — gentiles, члены одного с ним рода.

По мере развития экономики, а на ее базе — и всех вообще сторон общественной жизни, патриархальная семья стала разлагаться, и на смену семейной собственности стала складываться индивидуальная частная собственность. В связи с этим, система наследования, построенная на прин­ципе агнатского родства, утратила свое основание. «Живой голос народа» — преторский эдикт уловил новые требова­ния жизни и, не производя радикальной реформы, придал все-таки известное значение родству по крови (когнат скому), которое в изменившихся условиях стало важнее агнатского.

Именно претор давал bonorum possessio соблюдая следующую очередность. На первом месте он поста­вил детей (liberi); эта категория отличалась от древних sui heredes тем, что в состав liberi входят также эманципированные дети (претор применил тут нередко применяв­шийся им прием фикции, допустив предположение, что эманципация не повлекла за собой capitis deminutio minima. Претор учитывал при этом, что эманципированные дети со времени эманципации работали так сказать на себя: в их пользу шли и всякие приобретения по сделкам. Напротив, дети, оставшиеся под властью домовладыки, приобретали все для него, так что известная доля наследства представляла собой результат их деятельности. Поэтому претор, давая bonorum possessio одинаково всем детям — как подвластным, так и эманципированкым — установил требование, чтобы эманципированные дети при разделе наследства присоединяли к нему и то имущество, которое они приобрели после эманципации (так называемое collatio bonorum).

Вторую (по очереди) группу наследников составляют в преторском эдикте legitimi, т. е. лица, которые имели право наследования по законам XII таблиц, другими словами, агнатские родственники. В третью очередь преторский эдикт призывает cognati, кровных родственников (до 6-й степени включительно), в порядке близости по степени. Наконец, на четвертом месте претор дает наследство по закону пережив­шему супругу, vir aut uxor (муж или жена).

Помимо включения в круг законных наследников кров­ных родственников и пережившего супруга, претор провел еще одно новшество: он установил так называемую successio ordinum et graduum, преемство между наследниками разных классов и степеней, т. е. если призываемое к наслед­ству лицо не принимает наследства, наследство теперь не становится выморочным, а открывается следующему по оче­реди кандидату.

288. Императорское законодательство обеспечило окон­чательную победу за преторскими принципами наследова­ния, как более отвечавшими потребностям жизни. Сначала, (еще в эпоху принципата), введены были частичные допол­нения: за матерью признали предпочтительное перед агна­тами право наследования после детей, и обратно, дети полу­чили такое же право наследования после матери.

Наследование ab intestate по новеллам Юстиниана

Коренным образом порядок наследования ab intes­tate был реформирован в новеллах Юстиниана 118 и 127.

По этим новеллам первый класс наследников ab Intestato составляют нисходящие (сыновья, дочери, внуки, внуч­ки и т. д.). Нисходящий более близкой степени исключает от наследования нисходящих более отдаленных степеней, например, если имеются дети, то не призываются к наслед­ству внуки и т. д. Однако нисходящий родственник более отдаленной степени призывается к наследству наряду с бо­лее близкими нисходящими наследодателя, если то лицо, через которое такой более отдаленный нисходящий происхо­дит от наследодателя, умерло до открытия наследства. Например, в момент смерти наследодателя оказались в живых из числа его нисходящих дети и внуки от ранее умершего сына или дочери. В этом случае эти внуки имеют право получить ту долю, которая досталась бы их умершему отцу или матери, если бы те пережили наследода­теля.

Такое участие в наследовании называется нас­ледованием по праву представления (внуки в этом случае как бы представляют собой своего умершего отца или мать).

Наследование по праву представления не следует смешивать с так называемой наследственной трансмиссии. Наследники по праву представления являются наследниками не своего отца или матери (не переживших открытия наследства), а самого наследодателя (в приведен­ном примере — деда).

При наследственной трансмиссии наследник пережил смерть наследодателя, так что наследство открылось ему; но наследник умирает, не успев приобрести наследства, и возникшее в его лице право приобрести наследство само переходит по наследству к его наследникам. Таким образом, если и в этом случае взять для примера тех же родствен­ников, и предположить, что в момент смерти деда его сын (отец внуков) был жив, но до вступления в наследство умер, к его детям переходит право принять наследство, оставшееся после деда, но эти дети считаются в этом случае наследниками не деда, а отца.

Римское право начало свое развитие с полного отрицания наследственной трансмиссии: право, возникающее у наследника в момент открытия наследства, есть строго личное, как бы особый вид его правоспособности; переходить по наследству «право принять наследство» не может. А в конечной стадии развития римского права проводится, под влиянием выступившей вперед имущественно- правовой стороны наследования и ослабления мистического представления о воплощении в наследстве личности насле­додателя, иной принцип. Именно, если лицо, которому открылось наследство (по завещанию или по закону безразлично), умерло, не успев приобрести наследства, право приоб­рести открывшееся наследство переходит к его собственным наследникам, с ограничением, однако, сроком принятия (в течение года со дня извещения первоначального наследника об открытии ему наследства).

Между нисходящими одной и той же степени род­ства наследство делится поровну.

Поскольку в праве Юстиниана подвластные дети по общему правилу приобретали имущество для себя, установ­ленная претором collatio bonorum утратила смысл. На смену ей введена колляция в другом значении: нисходящие, получившие от наследодателя приданое или предбрачный дар, должны присчитывать это имущество к наследству (в целях уравнения долей).

Второй класс наследников по новеллам Юстиниана составляют восходящие родственники (отец, мать, дед, баб­ка и т. д.), а также полнородные братья и сестры (и дети ранее умерших братьев и сестер). При наличии восходящих ближайшей степени более отдаленный восходящий родствен­ник не призывается к наследству (например, если есть кто-либо из родителей, дед или бабка не призываются). Если наследуют одни восходящие, наследство делится по линиям (отца и матери). Это имеет значение, если к наследству призываются не родители, а деды и бабки; например, после наследодателя остались дед по отцу, дед и бабка по матери; эти три лица получают наследство не поровну: половина пойдет по отцовской линии и достанется деду по отцу, дру­гая половина пойдет по материнской линии и там будет поделена между дедом и бабкой по одной четверти. Если призываются к наследству одновременно восходящие родственники и братья и сестры, наследство делится между все ми ими поровну (in capita, поголовно).

Третью очередь законных наследников составляют по новеллам неполнородные братья и сестры (и дети умерших ранее — неполнородных братьев и сестер, наследующие по праву представления).

В четвертой очереди призываются все остальным боковые кровные родственники (без ограничения степеней) причем ближайшая степень исключает дальнейшую.

В этом списке наследников не назван переживший супруг (муж или жена). Он призывается к наследованию на последнем месте, если не вступит в наследство ни один из перечисленных наследников. Зато за «бедной вдовой», т. е. не имеющей собственного имущества или приданого, позволяющего жить соответственно общественному положению женщины, признано право так называемого необходи­мого наследования, или право на обязательную долю в раз­мере одной четверти наследства (впрочем, если наследуют дети в числе более трех, вдова получает равную с ними долю). Этой доли муж не может лишить жену даже своим завещанием.

Установленное преторским эдиктом преемство меж­ду разрядами наследников (successio ordinum) и степенями (successio graduum) в указанном выше смысле сохранено и в праве Юстиниана. Наряду с этим существо­вало гак называемое право приращения долей (ius accrescendi); если призвано к наследству несколько лиц одной и той же степени родства (например, три сына) и один из призванных не приобретает своей доли в наследстве, она прирастала к долям других одновременно призванных нас­ледников (в приведенном примере при отказе от наследства одного из сыновей, два других сына получат по половине).

Выморочное наследство

Если наследство не принято ни одним наследником как по завещанию, так и по закону, оно становится вымо­рочным. В древнейшем праве такое имущество считалось ничьим и могло быть захвачено каждым желающим. Начи­ная с эпохи принципата, выморочное имущество передава­лось государству; в период абсолютной монархии городская курия, церковь, монастырь и т. д. получили преимуществен­ное право на получение выморочного наследства после лиц, принадлежавших к этим организациям.

ПРИНЯТИЕ НАСЛЕДСТВА И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ

Приобретение наследства и его последствия

В момент смерти наследодателя происходит откры­тие. Этим моментом определяется, кто призывается к наследству. Но эти призываемые лица еще не приобретают права на само наследственное имуще­ство, пока не вступят в наследство. За время между откры­тием наследства и его принятием наследственное имущество не принадлежит никакому определенному лицу: это — hereditas iacens, «лежачее наследство», как бы

xreferat.com

Право наследования по римскому

8.3. Наследование по закону

Наследование по закону наступало в случае, если умерший не оставил после себя завещания, в случае недей стви тельности завещания или в случае отказа наследников по завещанию принять наследство. Условием открытия наследства для наследования его по закону являлось окончательное выяснение вопроса о том, что наследование по завещанию не на ступит. Поэтому наследование по закону не открывалось, пока призванный по завещанию наследник не решал, примет ли он на следство или нет. Когда выяснялось, что наследование по завещанию не наступит, то к наследству призывался ближайший наследник по закону, которым считается тот, кто оказывается на первом месте в установленном законом порядке наследников по закону в момент открытия наследства.

Если ближайший наследник по закону не примет наследства, то наследство открывалось следующему за ним по порядку наследнику по закону. Порядок, в котором должны призываться наследники по закону, был различен в разные эпохи развития римского права. Это связано с общим постепенным перестроением семьи и родства, с постепенной эволюцией от старого агнатического принципа к когнатическому.

Наследование по Законам XII таблиц. В Древнем Риме порядок наследования по закону основывался на агнатическом родстве. Завещание, хотя и возможное для составления, оформлялось редко. Законы XII таблиц определили порядок наследова ния следующим образом: «si intestate moritur moritur cui sum heres nee ascit, agnatus proximus familiam habeto. si agnatus nee escit, gentilies familiam habendo» – «Если кто-либо умрет без завещания и при отсутствии наследников разряда sui, пусть примет наследство ближайший агнат. Если нет и агнатов, наследство достается членам рода» (Законы XII таблиц, 5-я таблица).

Таким образом, наследование по закону осуществлялось согласно степеням родства:

1-я очередь наследования по закону – подвластные, жившие вместе с главой семьи, которые в момент его смерти из лиц, находящихся в «чужой» власти становились правоспособными лицами (дети, внуки от умерших детей и т. п.);

2-я очередь (при отсутствии первой очереди) – ближайшие агнатские родственники;

3-я очередь – члены одного с наследодателем рода (gentiles). Непринятие наследства самой первой из имеющихся очередью сразу делало наследство «лежачим» (при отказе от наследства 1-й очереди 2-я не получала ничего).

Наследование по преторскому праву. Преторское право изменило порядок наследования в связи с тем, что к концу республики римское общество переросло патриархальный агнатический уклад наследования. Потребовались новые существенные изменения в регулировании наследственных отношений. Возникшую проблему разрешила преторская фикция (bonorum possessio), согласно которой если претор призывал к наследованию лиц, не являвшихся наследниками по гражданскому праву, и предоставлял им право владения имуществом наследодателя, то они признавались наследниками.

В основном изменения по сравнению с цивильным правом заключались в следующем:

1) претор установил, что в случае непринятия наследства ближайшим наследником по закону оно должно открываться следующему за ним по порядку;

2) претор впервые придал значение при наследовании наряду с агнатическим родством и когнатическому, а также институту брака. В течение императорского времени законодательство все более расширяет значение когнатического родства при наследовании. Очередность наследования становится следующей:

1-я очередь (unde liberi). В эту категорию входили дети наследодателя, как легитимные, так и приемные, а также отданные им в усыновление, если к моменту смерти наследодателя они были освобождены из-под власти усыновителя. Лица, освобожденные от власти главы семьи при его жизни, наследовали по правилам collatio bonorum emancipati (эман сипированные дети обязаны были при наследовании вносить в наследственную массу все свое имущество, которое и поступало в распределение между всеми наследниками в составе наследственной массы);

2-я очередь (unde legitimi). Если никто из 1-й очереди наследников не выразил свою волю наследовать, то следующими наследовали агнатические родственники наследодателя (unde legitimi);

3-я очередь (unde cognati). Кровные родственники до шестой степени включительно в виде исключения и до седьмой степени родства наследовали после двух предыдущих очередей. Именно в этой очереди наследуют дети после матери и мать после детей. Таким образом, впервые в наследовании признается роль кровного родства, хотя агнатическое и остается предпочтительным;

4-я очередь (unde vir et uxor). Переживший умершего супруг (муж после жены, жена после мужа) наследовал последним. Наследство становилось «лежачим» только при отсутствии или отказе от наследства всех очередей.

Наследование по праву Юстиниана. Законодательство периода империи продолжало тенденции преторского права: постепенное вытеснение агнатического родства когнатическим в качестве основания наследования. Ряд сенатских постановлений превратил в цивильное наследование предоставлявшуюся ранее претором матери после детей и детей после матери. Также расширяются права детей на наследование после родственников с материнской стороны. Несмотря на то что агнатическое родство имело все меньше значение, система наследования по закону была чрезвычайно запутана.

Юстиниан принял решение упростить систему наследования, окончательно утвердив когнатическое родство наследования по закону. Этот принцип был закреплен новеллой 118 (543 г.) и изменившей ее новеллой 127 (548 г.).

По сложившейся системе Юстиниана к наследованию призывались когнатические родственники без различия пола по порядку их близости к умершему. Сложилось четыре разряда наследников:

1) первый разряд – все делилось поровну между ближайшими родственниками по нисходящей линии: сыновьями и дочерьми, внуками от ранее умерших детей и т. д. Смерть наследника до вступления в наследство влечет распределение его доли уже между его законными наследниками в течение года со дня когда умершему стало известно о смерти первого наследователя;

2) второй разряд был представлен родственниками по восходящей линии и полнородными братьями и сестрами. Наследники этого разряда делят наследство поровну, однако дети ранее умерших братьев и сестер получают долю, которая причиталась бы их умершему родителю. Если наследуют одни родственники по восходящей линии, то наследство делится следующим образом: одна половина идет родственникам по восходящей линии с отцовской стороны, другая – с материнской стороны (in lineas);

3) третий разряд, призываемый к наследованию при отсутствии двух первых, – это неполнородные братья и сестры, т. е. происходящие от одного с умершим отца, но от разных матерей или от одной матери, но от разных отцов, а также дети неполнородных братьев и сестер, получающие долю, которая причиталась бы их родителю;

4) если нет никого из перечисленных родных, наследство получают остальные боковые родственники по порядку близости степеней без всякого ограничения до бесконечности. Ближайшая степень устраняет дальнейшую; все призванные делят наследство поголовно (in capita).

О наследовании супругов новеллы не упоминают. Предполагают, что оно продолжало регулироваться нормами преторского права. При введенной Юстинианом системе это означало, что переживший супруг наследовал только при отсутствии каких бы то ни было, даже самых отдаленных, боковых родственников. Но для неимущей вдовы (uxor indotata) Юстиниан установил правило: вдова, не имевшая ни приданного, ни имущества, не входящего в состав приданного, наследовала одновременно с любым из наследников, получая 1 /4 наследства, и во любом случае не более 100 фунтов золотом. Наследуя вместе со своими детьми от брака с умершим, она получала причитающуюся ей долю в узуфрукте.

При отсутствии каких бы то ни было наследников имущество умершего признавалось выморочным. Выморочное имущество поступало к фиску, а иногда к монастырям, церквам и т. п.

www.e-reading.club

Это интересно:

  • Заявление уфмс воронеж Отдел УФМС России по Воронежской области в Коминтерновском районе г. Воронежа Руководство Управления Начальник Викулина Ирина Викторовна Старший инспектор Филимонцева Лариса Петровна График работы по приему населения Прием: Понедельник: 18.00 - 19.45 Вторник: 14.00 - 16.00 Четверг: 14.00 […]
  • Приказ 837 мвд рф Опубликован Приказ МВД РФ № 707 от 6 сентября 2017 г. Министр внутренних дел Владимир Колокольцев 6 сентября 2017 года подписал Приказ № 707 от 6.09.2017 года О внесении изменений в нормативные правовые акты МВД России по вопросам регистрационно-экзаменационной […]
  • Статья об административных правонарушениях несовершеннолетних Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ ст 6.21 (ред. от 23.04.2018) Статья 6.21. Пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних 2. Действия, предусмотренные частью 1 настоящей статьи, совершенные с применением […]
  • Пришел штраф но за рулем был не я Юридический портал Советы профессионалов Получил штраф за рулем был не я Фирма получила «фотоштраф» из — ГИБДД: а — надо — ли платить В этом случае самое разумное — поступить как при варианте 2 первой ситуации. То есть в течение 10 дней с момента получения «фотоштрафа» написать и […]
  • Штраф за непредоставление ндфл 3 Какой штраф грозит за непредставление 3-НДФЛ, даже если налог платить не нужно? Последний день подачи 3-НДФЛ в 2018 году — 3 мая, а рассчитанную сумму налога на доходы физических лиц нужно оплатить до 16 июля. За несвоевременное декларирование доходов, а также за неуплату НДФЛ […]
  • Толщина иску Араса Агаларова пожурили за брак при строительстве ЦКАД и магистрали "Дон" Судья Московского арбитражного суда Екатерина Аксёнова 22 июня поддержала требования Межрегионального технологического управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору […]
  • Учебное пособие водителя трамвая Резник М.Я., Черток М.С. Учебное пособие для водителей трамвая 1-го класса Скачивание файла Введите число с картинки: Поделись с друзьями! Москва: изд-во литературы по строительству "Стройиздат", 1964. - 372 с. Книга содержит краткие сведения по электротехнике, механике и […]
  • Получение гражданства натурализация Оформление и получение гражданства Великобритании Получить гражданство Великобритании сложно, но все-таки можно. Причем в этой стране больше предложений для иммигрантов, чем в остальных европейских странах. В последнее время поток желающих жить в Англии значительно уменьшился, но это […]