Решения конституционного суда основанные на принципах трудового права

admin

§ 4. Юридическая сила решений Конституционного Суда РФ

1. Особое значение для эффективности системы конституционного контроля имеют юридические последствия и сила решений Конституционного Суда и механизм их исполнения. Прежний Закон о Конституционном Суде РФ исходил из того, что решения по делам о конституционности правоприменительной практики по своим юридическим последствиям принципиально отличаются от решений по делам о проверке конституционности нормативных актов. В первом случае — решения Суда о неконституционности правоприменительной практики непосредственно не сказывались на силе закона или нормативного акта, который лежал в основе такой практики: издавшие его органы обязаны были лишь изучить вопрос о необходимости отмены или изменения нормативного акта (ч. 4 ст. 73 Закона о Конституционном Суде РФ 1991 г.). В то же время решения Суда по делам о проверке конституционности нормативных актов объявлялись окончательными, обжалованию не подлежали и были обязательны для всех органов власти и управления.

1 См.: Вестник Конституционного Суда РФ. 1995. № 5. С. 19—64.

Такое различие оставляло открытым вопрос: чему должны следовать правоприменительные органы — решению Суда или нормативному акту?

Как представляется, подобная ситуация противоречит самой сути конституционного правосудия, предполагающего обязательность решений Конституционного Суда для всех органов государственной власти и управления, а также предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц (ч. 1 ст. 8 Закона о Конституционном Суде РФ 1991 г.).

В условиях переходного периода от одного общественно-экономического строя к другому, проведения в России правовой реформы, формирования правового государства проблема исполнения решений Конституционного Суда стоит особенно остро. Исходя из необходимости обеспечения конституционной законности, верховенства Конституции и соблюдения законов, защиты прав и свобод человека и гражданина Закон о Конституционном Суде 1994 г., определяя юридическую силу решений, основывается на следующих принципах. Во-первых, его решения являются общеобязательными. Статья б Закона указывает: “Решения Конституционного Суда РФ обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений”. Во-вторых, решения Конституционного Суда являются окончательными, обжалованию не подлежат; юридическая сила решения Конституционного Суда об антиконституционности закона или нормативного акта не может быть преодолена повторным принятием аналогичного акта В-третьих, решения Конституционного Суда вступают в силу немедленно после их провозглашения; в ст. 80 о сроках исполнения решения принцип незамедлительного действия устанавливается и в отношении исполнения решений, если иные сроки специально не оговариваются в постановлении Конституционного Суда. Решения действуют непосредственно после их вынесения и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами. Нормативные акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу и не подлежат исполнению. В-четвертых, особое значение для исполнения решений Конституционного Суда имеет порядок информирования судов общей юрисдикции, обратившихся с запросами в Конституционный Суд по поводу конституционности закона, подлежащего применению в конкретном деле. Это важно, поскольку обычный суд, обратившись в Конституционный Суд, как правило, приостанавливает производство по делу или исполнение принятого судом решения по делу до вынесения постановления Конституционным Судом. По этому поводу специально указывается, что решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях (ст. 79). На основании ч. 3 ст. 79 и ч. 2 ст. 100 Закона Конституционный Суд в своем постановлении может конкретно определить порядок и степень пересмотра принятого ранее судом решения по делу. Так, например, по делу о конституционности ст. 12 Закона СССР “О порядке разрешения коллективных трудовых споров” Конституционный Суд указал, что решение Московского городского суда по этому делу от 19 мая 1994 г. подлежит пересмотру в той мере, в какой эта статья признана п. 2 резолютивной части постановления не соответствующей Конституции РФ. В-пятых, важное значение имеет положение Закона о непосредственном (прямом) действии и применении норм Конституции в случаях, когда в результате признания акта неконституционным создается пробел в правовом регулировании.

2. Решения Конституционного Суда имеют важное юридическое значение и в том отношении, что обычно Конституционный Суд в своих постановлениях дает указания (рекомендации) законодателю о внесении необходимых изменений в действующее законодательство или о принятии новых законов для устранения пробелов, возникших в результате признания правовых норм неконституционными. При этом Суд конкретно определяет основные положения и содержательные параметры будущего закона. Так, в п. 3 Постановления о забастовках Конституционный Суд указал, что Федеральному Собранию РФ в соответствии с ч. 4 ст. 37 Конституции РФ надлежит определить условия и основания ограничения права на забастовку и связанные с этим необходимые компенсационные механизмы и процедуры разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов).

В гл. 8 Закона о решениях Конституционного Суда также содержатся специальные нормы о порядке разъяснения и исправления допущенных неточностей в его решениях (ст. 82 и 83 Закона). Разъяснение решений может быть официально осуществлено только самим Конституционным Судом в пленарном заседании или заседании палаты, принявшей это решение. С ходатайством о разъяснении могут обратиться органы и лица, имеющие право на обращение в Конституционный Суд, а также другие органы и лица, которым направляется решение. Разъяснение оформляется Судом в виде определения, которое излагается отдельным документом и публикуется в тех изданиях, что и само решение. Подобные нормы направлены не только на обеспечение четкости и ясности решений, но и на укрепление авторитета самого Суда и эффективности его деятельности.

3. В целях обеспечения неуклонного исполнения решений Конституционного Суда Закон устанавливает юридическую ответственность за неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепят-ствование исполнению решения Конституционного Суда (ст. 81 Закона). Такая ответственность устанавливается федеральным законом (такой закон еще не принят). По нашему мнению, в нем должны быть предусмотрены конкретные формы ответственности за неисполнение решений Конституционного Суда. В гл. IX—XV Закона применительно к отдельным видам конституционного производства устанавливаются конкретные процедуры и определенные обязанности по выполнению принятого Судом решения. Так, в ст. 100 “Итоговое решение по делу” указывается, какое решение может принять Конституционный Суд по итогам рассмотрения жалобы на нарушение законом конституционных прав и свобод граждан. В статье также определяются правовые последствия такого решения: если Конституционный Суд признает закон, примененный в конкретном деле, не соответствующим Конституции, данное дело во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке.

Однако в настоящее время практика Конституционного Суда свидетельствует, что именно в области исполнения его решений имеется много трудностей и проблем. Они являются неизбежным следствием отсутствия в обществе и в государстве атмосферы уважения к праву. Конституции, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина.

www.pravo.vuzlib.su

Решение конституционного суда как самостоятельный источник права (стр. 1 из 2)

Решение конституционного суда как самостоятельный источник права

До недавнего времени отечественная правовая наука мало внимания уделяла понятию «источник права». Профессор С.Ф. Кечекьян отмечал, что это понятие «принадлежит к числу наиболее неясных в теории права. Не только нет общепризнанного определения этого понятия, но даже спорным является самый смысл, в котором употребляются слова «источник права». Ведь «источник права» – это не более чем образ, который скорее должен помочь пониманию, чем дать понятие того, что обозначается этим выражением» [1]. Единственное, в чем специалисты сходились во мнении, определяя понятие «источник права», так это то, что под этой категорией следует понимать не причины, порождающие юридические правила, а способы формирования юридических норм, формы изложения права.

Английский правовед К. Эллен определяет источник права как деятельность, посредством которой нормы поведения приобретают характер права, становясь объективно определенными, постоянными и, прежде всего, обязательными [2].

В условиях советской правовой системы единственным источником права признавался нормативный акт. Поэтому понятие «система источников права» обычно заменяло понятие «система законодательства». Этатическая теория права во взаимоотношении понятий «государства» и «права» приоритет отдавала «государству». Право рассматривалось лишь как способ формирования государственной воли.

Безусловно, нормативный акт – доминирующий источник права. По мнению О.А. Пучкова, он имеет следующие неоспоримые преимущества:

— нормативный акт может быть издан оперативно, в любой части изменен, что позволяет относительно быстро реагировать на социальные процессы;

— нормативные акты, как правило, определенным образом систематизированы, что позволяет легко осуществлять поиск нужного документа для применения или реализации;

— нормативные акты позволяют точно фиксировать содержание правовых норм, что помогает проводить единую политику, не допускать произвольного толкования и применения норм;

— нормативные акты поддерживаются государством, им охраняются. В случае нарушения положений нормативных актов нарушители преследуются и наказываются на основании закона [3].

Закрепление Конституцией Российской Федерации 1993 года, наряду с законами и другими нормативными правовыми актами, в качестве источников права международных договоров, а также общепризнанных принципов и норм международного права дало толчок к переосмыслению практически всех общетеоретических понятий, в том числе и системы источников права.

Перед правовой наукой встала задача теоретически объяснить важность включения в систему источников современного российского права таких их видов, как акты высшей судебной власти и построить целостную систему источников современного российского права, включающую в себя наряду с общефедеральными источниками права источники, создаваемые на других уровнях – региональном, муниципальном, корпоративном (локальном).

В правовой науке по-разному воспринимается понятие «источник права». В континентальном праве, включающем и право России, право законодателя является доминирующим, в англо-саксонском на первое место ставится судебная практика – «право судей». Это классическая теория. Однако право уже давно не идет по пути чистого разделения двух направлений. Происходит постепенное сближение правовых систем, их конвергенция. В этом деле большую роль играют решения Европейского Суда по правам человека.

В Российской Федерации созданы органы конституционной юстиции, чьи решения общеобязательны и имеют высокую юридическую силу. Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации дают разъяснения по вопросам судебной практики, предлагают единое решение правовых проблем. Эти разъяснения тем более важны ввиду того, что Гражданский, Семейный, Гражданский процессуальный, Арбитражный процессуальный кодексы Российской Федерации допускают аналогию закона и аналогию права.

Однако наше законодательство не позволяет признавать разъяснения Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики в качестве источников права. Несмотря на то, что разъяснения этих судов и оказывают значительное влияние на последующие судебные решения и в какой-то мере приобретают прецедентное значение, они не содержат правовых норм. Решения судов общей и арбитражной юрисдикции являются правоприменительными актами. В силу ст. 118 Конституции Российской Федерации Суды общей и арбитражной юрисдикции, в том числе Верховный Суд и Высший Арбитражный Суд, при рассмотрении конкретного дела принимают решение в соответствии с законом. Если суд при рассмотрении дела придет к выводу о несоответствии применяемого им закона Конституции Российской Федерации, он обязан приостановить производство по делу и обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации.

Предполагаем, что если бы разъяснения Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда являлись источниками права, то в ст. 125 Конституции Российской Федерации имелась норма, дающая право Конституционному Суду Российской Федерации проверять их на соответствии Конституции Российской Федерации.

Иную юридическую силу имеют решения органов конституционной юстиции. На основании ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 21 июня 1994 года решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Оно действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Юридическая сила постановления Конституционного Суда о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта.

Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; признанные несоответствующими Конституции Российской Федерации, не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации, не подлежат введению в действие и применению. Решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях [4].

Схожие нормы содержатся во всех законах о конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации.

Решения органов конституционной юстиции обладают рядом свойств, характерных для нормативных правовых актов. К ним относятся:

1.общеобязательность решений конституционного (уставного) суда на всей территории субъекта Федерации (она отличается от обязательного исполнения решения других судов, т.к. носит общий характер);

2.окончательность решения конституционного (уставного) суда, которое является окончательным и обжалованию не подлежит;

3.непосредственность действия решения конституционного (уставного) суда, которое не требует его утверждения каким-либо нормативным правовым актом;

4.непреодолимость решения конституционного (уставного) суда (юридическая сила решения не может быть преодолена повторным принятием того же акта).

Однако в правовой науке нет единого взгляда на юридическую природу решений органов конституционной юстиции. Так, например, академик В.С. Нерсесянц считает, что решение Конституционного Суда Российской Федерации о признании закона несоответствующим Конституции, является правоприменительным актом. Действие признанного неконституционным положения отменяется не решением Конституционного Суда, а законодателем, в данном случае в силу прямого действия Конституции, установившей такое правило. Решение судебного органа о несоответствии рассматриваемого нормативного акта Конституции – лишь основание для отмены этого акта компетентным правотворческим органом, а не сама отмена [5].

Противоположную позицию занимает профессор С.А. Авакьян. Он считает, «что выполнение каким-либо субъектом права задач правоприменения отнюдь не исключает и его правотворческой деятельности. Наоборот, очень многие из них, применяя нормы, созданные другими субъектами права, в то же время для их реализации создают новые правовые нормы, причем в форме своих нормативных актов. В частности, правительство, осуществляя генеральную функцию исполнительной власти – организация применения законов, для этой цели использует и свое правотворчество. По отношению к соответствующему закону это вполне можно назвать правоприменением, хотя известная условность понятийного аппарата в данном случае очевидна» [6].

Профессор В.А. Кряжков пытается примирить авторов различных позиций о правовой природе решений конституционных судов. По его мнению, «решения Конституционного Суда занимают специфическое место в системе правовых актов. Они не могут быть отнесены ни к правоприменительным, ни к нормоустанавливающим актам, в них сочетаются качества того и другого» [7].

По нашему мнению, конституционные суды осуществляют правотворческую функцию, но с определенными особенностями. А именно:

1) правотворчество является не главной целью суда, а «дополнительным продуктом функционирования правосудия»;

2) оно осуществляется на основе конституции и не должно ей противоречить;

3) оно связано чаще всего с толкованием права и восполнением пробелов в праве;

4) существуют пределы судебного правотворчества;

5) сами правоположения вырабатываются судом на основе правовых принципов и юридических норм;

6) они не могут сами по себе отменить или изменить закон.

В настоящее время в науке конституционного права утвердилось мнение о том, что решение конституционного суда – источник права. Но какой это источник?

На Западе традиционно признавалась множественность источников права. Так профессор Жан-Луи Бержель считает: «хотя значимость и авторитет этих источников варьируется, что зависит как от конкретной юридической системы, так и от эпохи и страны, из всех них можно выделить закон, обычай, судебную практику и толкование законов (или учений). Принято выделять также «источники письменные», например, закон и «источники неписаные», например, обычай, или «источники прямые», например, толкование закона и судебная практика…» [8].

mirznanii.com

В Трудовом кодексе найдите примеры (не менее 10).

Готовые решения задач.

В Трудовом кодексе найдите примеры (не менее 10), иллюстрирующие реализацию принципов трудового права.

Готовое решение задачи по дисциплине «Трудовое право». Скачать бесплатно. Объем работы: 1-3 стр.; Год: 2013; Страна: Россия.

Задача
В Трудовом кодексе найдите примеры (не менее 10), иллюстрирующие реализацию принципов трудового права. Подберите решения Конституционного суда РФ, основанные на этих принципах.

Ответ (решение задачи):

Исходя из общепризнанных принципов и норм международного права, а также в соответствии с Конституцией Российской Федерации основными принципами правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений признаются (ст.2, 3, 4 Трудового кодекса Российской Федерации ):
1. свобода труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности (реализация принципа свободы труда проявляется в свободе трудового договора, который является, в соответствии со ст.16 ТК основанием для возникновения трудовых отношений. Все, что достигнуто работником и работодателем по соглашению при заключении трудового договора по его существенным условиям, может быть изменено также по их соглашению. Например, ст. 60 ТК РФ, запрещает требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором, за исключением случаев, предусмотренных ТК и иными федеральными законами (например, временный перевод в связи с производственной необходимостью на не обусловленную трудовым договором работу на 1 месяц в порядке, установленном ст. 74 ТК). В ч. 1 ст. 72 ТК закреплено требование о согласии работника во всех случаях перевода, в том числе при переводе на другую работу в рамках организации. На основе свободы труда работник вправе расторгать трудовой договор по собственному желанию, предупредив работодателя в письменной форме за 2 недели. До истечения предупреждения работник имеет право в любое время отозвать свое заявление (ст. 80 ТК). Трудовой договор может прекращаться по соглашению, достигнутому сторонами договора (п. 1 ст. 77 ТК));
2. запрещение принудительного труда и дискриминации в сфере труда (данный принцип нашел свое отражение, например, в гарантиях, установленных при заключении трудового договора. Так в соответствии с ч.2 ст.64 ТК, запрещается какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, места жительства (в том числе наличия или отсутствия регистрации по месту жительства или пребывания), а также запрещается отказывать в заключении трудового договора женщинам по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей ( ч. 2 и 3 ст.64 ТК));
3. защита от безработицы и содействие в трудоустройстве (данный принцип нашел свою реализацию в нормах ТК, например при предоставлении гарантий при увольнении. Так, в соответствии со ст.82 ТК, при расторжении трудового договора по инициативе работодателя, работнику предоставляются гарантии, заключающиеся в обязательном участии выборного профсоюзного органа в рассмотрении вопросов, связанных: с сокращением численности или штата работников организации (предприятия); с увольнением работников, являющихся членами профсоюза, по основаниям, указанным в п. 2, подп. «б» п. 3, п. 5 ст. 81 ТК; с проведением аттестации, которая может послужить основанием для увольнения работника по подп. «б» п. 3 ст. 81 ТК);
4.обеспечение права каждого работника на справедливые условия труда, в том числе наусловия труда, отвечающие требованиям безопасности и гигиены, права на отдых, включая ограничение рабочего времени, предоставление ежедневного отдыха, выходных и нерабочих праздничных дней, оплачиваемого ежегодного отпуска (реализуется в ТК в разд. X «Охрана труда», который предусматривает основные направления государственной политики в области охраны труда (ст. 210 ТК) и требования охраны труда (гл. 34 ТК), в том числе обязанности работодателя по обеспечению безопасных условий и охраны труда (ст. 212 ТК), а также права и гарантии работников на труд в условиях, соответствующих требованиям охраны труда (ст. ст. 219, 220 ТК), и др.);
5. обеспечение права каждого работника на своевременную и в полном размере выплату справедливой заработной платы, обеспечивающей достойное человека существование для него самого и его семьи, и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда (данный принцип реализован в нормах о системе основных государственных гарантиях по оплате труда (ст. 130 ТК и др.); о регулировании минимальной заработной платы (ст. 133 ТК); о регулировании порядка и сроков выплаты заработной платы (ст. 136 ТК); об ограничении ее удержаний (ст. 137 ТК) и др.).
6. принцип обеспечения права работников и работодателей на объединение для защиты своих прав и интересов, включая право работников создавать профессиональные союзы и вступать в них, реализован в ст.29-31 ТК;
7. принцип обеспечения права работников на участие в управлении организацией в предусмотренных законом формах реализован в ст.52-53 ТК. Наряду с этим указанный принцип выражается в отдельных статьях ТК, охватывающих социальное партнерство в сфере труда (ст. ст. 27 – 31 ТК), принятие решений работодателем с учетом мнения профсоюзного органа (ст. 371 ТК) и др.;
8. принцип сочетания государственного и договорного регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений проявляется, например, в том, что не допускается установление условий договоров (включая трудовой договор) и соглашений, снижающих уровень прав и гарантий работников, установленный трудовым законодательством. Если же такие условия включены в конкретный договор, соглашение, трудовой договор, то они не могут применяться (ч. 2 ст. 9 ТК);
9. принцип социального партнерства, включающего право на участие работников, работодателей, их объединений в договорном регулировании трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений реализуется в нормах ТК, посвященных социальному партнерству, включающему как взаимодействие между социальными партнерами — работниками и работодателями (их представителями), так и их взаимодействие на основе трехстороннего сотрудничества с участием органов государственной власти, органов местного самоуправления. Так указанный принцип трудового права отражен в ст.23-55 ТК;
10. принцип обязанности возмещения вреда, причиненного работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей находит свое осуществление в порядке возмещения вреда жизни и здоровью работника при несчастном случае на производстве и профессиональном заболевании, который установлен ст.184 ТК.

В соответствии с Определением Конституционного суда РФ от 11 марта 2005 г. N 3-О/2005 «По жалобе гражданина Смакова Рината Миргалимовича на нарушение его конституционных прав» право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (статья 37, часть 1, Конституции Российской Федерации) не предполагает, однако, обязанность государства обеспечить занятие гражданином конкретной должности и не исключает возможность закрепления в законе специального порядка замещения тех или иных должностей в органах государственной власти и освобождения от занимаемой должности. Применительно к прекращению полномочий судей федеральных судов такое регулирование является необходимым, что обусловлено особым конституционным статусом судей, установленным приведенными конституционными положениями.
В другом Определении Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2004 г. № 167-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ф.Ф. Чертовского на нарушение его конституционных прав положением части 1 статьи 177 Трудового Кодекса РФ» отмечается, что из конституционного принципа равенства не вытекает требование предоставления одинаковых гарантий и компенсаций лицам, относящимся к разным категориям — получающим высшее образование впервые и уже имеющим образование такого уровня .
В другом Определении от 8 февраля 2007 г. №275-О-П «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Линева С.Ю. на нарушение его конституционных прав п.2 ст. 26 ФЗ «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации» отмечается, что возможность ограничения права на забастовку отдельных категорий работников с учетом характера их деятельности и последствий прекращения ими работы прямо вытекает из ст. 17 (ч.3) Конституции Российской Федерации, предусматривающей, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, и ст. 55 (ч. 3) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Следовательно, федеральный законодатель, вводя в специальном законе ограничение права работников железнодорожного транспорта на забастовку, связан положениями п. «б» ч.1 ст. 413 ТК РФ и вправе предусмотреть запрет на проведение забастовки лишь тогда, когда ее проведение создает угрозу обороне страны и безопасности государства, жизни и здоровью людей. Таким образом, п. 2 ст. 26 ФЗ «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации» в системной связи со ст. 5, 252 и 413 ТК РФ не предполагает необоснованное ограничение права на забастовку работников локомотивных бригад железнодорожного транспорта, деятельность которых связана с движением поездов и маневровой работой, и потому не может рассматриваться как противоречащий ст. 17 (ч.3), 37 (ч.4) и 55 (ч.3) Конституции Российской Федерации.

Список использованных источников

diplom.hav.by

2.5. Решения Конституционного Суда РФ по вопросам налогообложения

Большое влияние на процесс реформирования налогового законодательства оказывает деятельность судебных органов, особенно Конституционного Суда РФ. Его решения раскрывают основные начала законодательства о налогах и сборах, определяют последовательность проведения налоговой реформы.

Развитие нормы Конституции РФ получили в постановлениях КС РФ, а затем в НК РФ. Конституционному Суду РФ принадлежит важная роль в механизме взаимодействия конституционного и налогового права. Основанные на Конституции РФ правовые позиции КС РФ послужили основой для формирования действующего НК РФ. В частности, КС РФ впервые были сформулированы и затем зафиксированы НК РФ понятие налога (ст. 8), состав законодательства о налогах и сборах (ст. 1), состав нормативных правовых актов органов исполнительной власти о налогах и сборах (ст. 4), основные начала законодательства о налогах и сборах (ст. 3), механизм и момент исполнения обязанности по уплате налога (ст. 45), общие положения об ответственности за совершение налоговых правонарушений (гл. 15), виды налоговых правонарушений (гл. 16) и т.д. .

Налоговое право России / Под ред. Ю.А. Крохиной. М.: НОРМА, 2004. С. 112.

В соответствии со ст. ст. 3, 86, 97, 99, 102 и 104 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» КС РФ устанавливает соответствие закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, только положениям Конституции РФ, а не другим законам и иным нормативным актам. Разрешение коллизии норм относится к полномочиям судов общей юрисдикции и арбитражных судов (Определение КС РФ от 15 декабря 2000 г.).

КС РФ занимается толкованием Конституции России, т.е. уясняет и разъясняет смысл интерпретируемых норм. Результатом такого толкования является правовая позиция КС РФ — это прецедент толкования конституционной нормы, выраженный в мотивированной части постановления КС РФ, т.е. имеющий письменную форму и обладающий нормативным значением.

Нормативное толкование КС РФ рассчитано на неоднократное применение, осуществляется в отношении широкого круга общественных отношений, к тому же является официальным и обязательным. Правовая позиция КС РФ распространяется не только на участников конкретного конституционного спора, при рассмотрении которого она была сформулирована, но и на иные субъекты права.

Рассмотрим некоторые решения КС РФ по вопросам налогообложения, а также последующую реализацию его выводов в законодательстве (порядок вступления в силу актов законодательства о налогах и сборах, понятиях «налог» и «сбор», определении элементов налогообложения и т.д.).

Пример. Согласно Определению КС РФ от 1 июля 1999 г. N 111-О конституционно-правовой режим стабильных условий хозяйствования, выводимый из ст. ст. 8 и 34 Конституции РФ, требует от соответствующих органов определять разумный срок, по истечении которого возникает обязанность каждого платить налоги и сборы .

Согласно ст. 6 Федерального закона от 14 июня 1994 г. N 5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания».

Правовая природа актов высших судебных инстанций не определена законодателем, не сложилось однозначного к ней отношения и в теории права. Уже неоднократно выдвигались предложения приравнять судебные акты к источникам права. И в первую очередь это относится к решениям КС РФ.

Достаточно часто, особенно по вопросам, связанным с налогообложением, КС РФ, рассматривая дела о толковании норм Конституции или о конституционности нормативных актов, устанавливает правила, которые сами по себе не являются разъяснениями норм Конституции. А выводы, закрепленные в решениях КС РФ, оказывают существенное влияние не только на правоприменительную, но и на нормотворческую деятельность.

Пример. Разъяснение КС РФ о том, что считать моментом исполнения обязанности по уплате налога, было воспроизведено законодателем в ст. 45 НК РФ. Правило, изложенное в Постановлении КС РФ от 17 декабря 1996 г. N 20-П, о том, что при производстве по делу о налоговом правонарушении подлежит доказыванию как сам факт совершения такого правонарушения, так и степень вины налогоплательщика, нашло отражение в ст. ст. 106, 108 НК РФ.

По общему правилу, закрепленному в ст. 5 НК РФ, законодательные акты о налогах вступают в силу не ранее чем по истечении одного месяца со дня их официального опубликования и не ранее 1-го числа очередного налогового периода по соответствующему налогу.

Принцип законного установления налога не ограничивается требованиями к правовой форме акта, устанавливающего налог, процедуре его принятия и введения в действие . Содержание акта должно соответствовать конституционным принципам и отражающим их основным началам законодательства о налогах и сборах (ст. 3 НК РФ).

Постановление КС РФ от 23 декабря 1999 г. N 18-П.

Пунктами 1 и 3 ст. 3 НК РФ установлен запрет на произвольный характер налогов, т.е. установление налога без учета экономических оснований и фактической способности налогоплательщика к его уплате.

На основании ст. 38 НК РФ доход может являться объектом налогообложения. Доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить. Материальная выгода должна определяться в соответствии с главами части второй НК РФ (ст. 41), в частности гл. 23 «Налог на доходы физических лиц». Однако данная глава прямо не содержит порядка определения выгоды, полученной в результате выигрыша.

КС РФ сделал вывод о допустимости обложения налогом дохода, получаемого в каждом случае выигрыша, а не прибыли — суммы, составляющей разницу, на которую доход превышает затраты. Денежное выражение результата участия в игре может быть для участника игры как положительным, так и отрицательным .

Определение КС РФ от 5 июля 2001 г. N 162-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Хорошевского районного суда города Москвы о проверке конституционности абзаца второго пункта 2 статьи 224 и пункта 1 статьи 226 Налогового кодекса Российской Федерации».

Правовые позиции КС РФ в отношении проблем налогообложения, как правило, выражены в особой форме. КС РФ в ходе рассмотрения дел о проверке конституционности нормативных актов о налогах и сборах толкует конституционные нормы и формулирует основные принципы налогообложения и сборов. В случае если нормативные акты о налогах и сборах противоречат этим принципам, КС РФ объявляет эти акты не соответствующими Конституции РФ. Решения КС РФ, содержащие нормы, так или иначе регулирующие налогообложение, являются важными источниками налогового права.

Пример. Определения Конституционного Суда Российской Федерации. Налог на имущество физических лиц.

По мнению заявителя, ст. ст. 1 и 5 Закона РФ от 9 декабря 1991 г. N 2003-1 «О налогах на имущество физических лиц» предполагают уплату индивидуальным предпринимателем (далее — ИП) налога на имущество в порядке, предусмотренном для физических лиц, а не для организаций, чем ставят организации в преимущественное положение по сравнению с ИП.

Как указал КС РФ, отказывая заявителю в принятии его жалобы к рассмотрению, в Определении КС РФ от 14 декабря 2004 г. N 451-О указано, что индивидуальная предпринимательская деятельность по своей правовой природе отличается от экономической деятельности организаций тем, что не предполагает обособление и консолидацию капитала, а напротив, заключается в использовании собственного имущества физического лица в предпринимательских целях. Различия в экономической основе осуществления в предпринимательской деятельности ИП и организаций проявляются также в неодинаковом порядке ведения ими учета доходов, расходов, хозяйственных операций и составления бухгалтерской отчетности. На возможность установления при определенных условиях неодинакового регулирования в отношении организаций и ИП КС РФ указывал, ссылаясь на Постановления КС РФ от 21 марта 1997 г. N 5-П, от 30 января 2001 г. N 2-П, от 1 декабря 2009 г. N 1552-О-О, от 16 июля 2009 г. N 1023-О-О. Таким образом, само по себе закрепление для ИП и организаций разного порядка уплаты налога на имущество не может рассматриваться как нарушение конституционных прав и свобод налогоплательщика (Определение КС РФ от 25 февраля 2010 г. N 310-О-О) .

vuzirossii.ru

Это интересно:

  • Таможенная пошлина является федеральным налогом Люди help. Решается оценка! 1)Ответьте да или нет. 1.Налог на добавленную стоимость является федральным налогом. 2.Таможенная пошлина является местным налогом. 3.Налог на имущество предприятий является федеральным налогом. 4.Подоходный налог с граждан является местным налогом. 5.Налог на […]
  • Янао материнский капитал Материнский капитал в Ямало-Ненецком АО и городе Салехард В соответствии с законом Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО) от 01.06.2011 № 73-ЗАО из средств регионального бюджета ямальцам предоставляется материнский капитал в размере 350 тыс. рублей при рождении или усыновлении […]
  • Преступления нарушающие отношения добросовестной конкуренции § 5. Преступления, нарушающие отношения добросовестной конкуренции Волженкин Б. В. Преступления в сфере экономической деятельности (Экономические преступления). СПб., 2002. Разд. II. Гл. 2. § 3; Гаухман Л. Д., Максимов С. В. Преступления в сфере экономической деятельности. М., 1998. Гл. […]
  • Гломерулонефрит жалобы История болезниХронический гломерулонефрит, гипертоническая форма, рецидивирующее течение, стадия обострения Место работы: пенсионер. Семейное положение: замужем. Дата поступления в клинику: 13 апреля. Диагноз при поступлении: хронический гломерулонефрит. Øосновное заболевание: […]
  • Субсидия на приобретения жилья ветеранам боевых действий Единовременная субсидия на приобретение жилья ветеранам боевых действий в 2018 году Единовременная субсидия на приобретение жилья ветеранам боевых действий предоставляется в соответствии с мерами социальной поддержки по обеспечению их жильем, предусмотренными подпунктом 3 пункта 3 статьи […]
  • Приказ минобразования об итоговой аттестации Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России) от 16 августа 2013 г. N 968 г. Москва "Об утверждении Порядка проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам среднего профессионального образования" Изменения и […]
  • Название приказа мвд 001 Проект Приказа МВД России "Об утверждении Положения о назначении и выплате полицией вознаграждения за помощь в раскрытии преступлений и задержании лиц, их совершивших" (подготовлен МВД России 13.12.2017) Досье на проект В соответствии с пунктом 34 части 1 статьи 13 Федерального закона от […]
  • Пленум верховного суда о судебном решении РАЗЪЯСНЕНИЯ ВС РФ О СОСТАВЛЕНИИ И СОДЕРЖАНИИ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ, УСЛОВИЙ ЕГО ЗАКОННОСТИ И ОБОСНОВАННОСТИ, СООТВЕТСТВИИ СОДЕРЖАНИЮ ИСКА И ТРЕБОВАНИЯМ СТОРОН, СРОКОВ ВЫНЕСЕНИЯ И ОЗНАКОМЛЕНИЯ. ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 19 декабря 2003 г. N 23 О судебном […]