Мнения о законе об информации

admin

«Закон Яровой», по мнению операторов связи, не гарантирует безопасность конфиденциальных данных абонентов

С 1 июля 2018 года вступят в силу требования так называемого «закона Яровой» и операторы связи будут обязаны хранить на территории России текстовые сообщения пользователей, голосовую информацию, изображения, звуки, видео-, иные сообщения. Срок такого хранения может составлять до шести месяцев. Аналогичная обязанность будет возложена и на организаторов распространения информации в Интернете (Федеральный закон от 6 июля 2016 г. № 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности»).

Принятие этого закона вызвало широкий общественный резонанс. Сомнения в успешной реализации предусмотренных им требований высказали и представители отрасли. «Закон касается всех граждан России, а исполнять его должны частные и государственные компании. И когда закон принимался, с ними не посоветовались», – заявил вчера на круглом столе, организованном МИА «Россия Сегодня» интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев.

Участники дискуссии назвали ряд существенных проблем, которые могут возникнуть при реализации требований «закона Яровой».

Нарушение правил хранения информации, составляющей охраняемую законом тайну. «У операторов связи есть разные клиенты. Есть банки, нотариусы, адвокаты, лечебные организации. И понятно, что операторы для этих целей обязаны будут хранить информацию, которая охраняется соответствующими законами (тайна завещания, врачебная тайна, банковская тайна и др., а в некоторых случаях и государственная тайна)», – отметил директор по связям с государственными органами ПАО «Мегафон» Дмитрий Петров. Основной риск, по его словам, состоит в том, что вся указанная информация во многих случаях будет храниться у лиц, вызывающих сомнение. Так, по состоянию на 28 февраля 2017 года Роскомнадзором было выдано более 36 тыс. лицензий в области связи. Число операторов телематических услуг связи составило более 9,5 тыс., число операторов услуг связи по передаче данных – более 7 тыс., а число операторов услуг местной телефонной связи – более 3,5 тыс. «Где находится оборудование, которое должно будет хранить эту информацию, у небольших организаций, которые обслуживают, например, жилой дом, – на чердаке или в подвале – совершенно непонятно», – сетовал он. В данном случае информация о частной жизни лиц, а также сведения, представляющие охраняемую законом тайну, становятся потенциальной мишенью для злоумышленников – с помощью атак хакеры с легкостью смогут получить к ней доступ.

Недостаток технических возможностей для обеспечения безопасности данных пользователей. Организаторами распространения информации в Интернете являются, прежде всего, электронная почта, социальные сети и мессенджеры. Однако, по словам вице-президента и технического директора Mail.Ru Group Владимира Габриеляна ими считаются также игры, в которых есть чат или возможность общения игроков посредством голоса, а также различные форумы. «Среди этих компаний есть огромное количество стартапов со штатом 3-5 человек. Специалиста по информационной безопасности они наймут в последнюю очередь, просто потому что он им не нужен. Тем не менее, закон обязывает их накапливать эти огромные массивы данных», – сказал он. Более того, для исполнения «закона Яровой» потребуется усовершенствовать техническое оборудование. И даже для крупных компаний это является одной из ключевых проблем. «Наша компания провела оценку – для того, чтобы реализовать закон, нужно как минимум в 1 тыс. раз увеличить объемы хранилищ, которые на сегодняшний день существуют», – уточнил директор Департамента управления регуляторными рисками ПАО МТС Андрей Рего.

Человеческий фактор. «Конфиденциальную информацию будут обслуживать инженеры – обычные люди. А это десятки тысяч людей со своими проблемами, ипотеками, больными детьми и родителями. Нельзя исключать того, что эта информация будет с помощью этих людей попадать в нелегальный доступ», – поделился Дмитрий Петров. Специальных требований к подобным специалистам закон также не устанавливает.

Риск переориентации российских пользователей на зарубежные сервисы. Требования «закона Яровой» ведут к дополнительным издержкам со стороны операторов связи и организаторов распространения информации. Это, как отметил Владимир Габриелян, влечет за собой вынужденную необходимость повысить стоимость своих услуг, и в результате пользователь выберет более дешевый сервис. «То есть та редакция закона, которая сейчас существует, выдавит российского пользователя в зарубежные сервисы потому, что там будет дешевле. А это приведет к тому, что, во-первых, доступ к данным россиян получат зарубежные спецслужбы, а, во-вторых, те компетентные органы, которые занимаются пресечением преступлений в нашей стране, этот доступ потеряют, потому что пользователи будут работать с зарубежными продуктами», – заключил он. Более того, по его словам, необходимое для реализации закона оборудование (жесткие диски, серверы, коммуникационное оборудование) в России не производится. То есть все финансовые затраты, которые понесет отрасль, также будут направлены вовне.

Увеличение стоимости оборудования, необходимого для реализации требований закона. С момента вступления «закона Яровой» в силу стоимость необходимого оборудования кратно увеличится, убежден Андрей Рего. И это станет очередным ударом по отрасли, поскольку каждая компания заранее планирует свой бюджет и не будет готова к подобному росту цен.

Тем не менее, даже с учетом всех указанных рисков, профессиональное сообщество, по мнению директора по стратегическим проектам Института исследования Интернета, куратор рабочей группы «Связь и информационные технологии» Ирины Левовой, решает, прежде всего, не задачу обеспечения безопасности, а задачу реализации норм закона. А это не гарантирует повышения безопасности.

Решить указанные выше проблемы, по мнению экспертов, могут следующие предложения.

Во-первых, нужно переложить функции по ее хранению на сторону государства – это, убежден Дмитрий Петров, позволит снизить риск человеческого фактора и утечки конфиденциальной информации.

Во-вторых, Андрей Рего отметил необходимость снижения объемов хранимой информации: «Объемы хранения голосовой информации нужно сокращать как минимум раз в шесть. На первом этапе можно было бы говорить о хранении ее, например, в течение месяца».

В-третьих, государство должно ввести систему контроля или мониторинга цен, устанавливаемых производителями оборудования. «Это необходимо для того, чтобы мы не пришли к ситуации, когда по результатам тестирования пилотного проекта мы будем ориентироваться на одну сумму, а уже в процессе его реализации вынуждены будем корректировать бюджеты», – уточнил Андрей Рего.

В-четвертых, все специалисты сошлись во мнении, что «закон Яровой» для начала необходимо реализовать в пилотном проекте. «Таким образом мы сможем понять, какие потребуются финансовые затраты и какие технические возможности у нас есть, а также какие объемы информации необходимо хранить для нужд оперативно-разыскной деятельности для обеспечения безопасности. Возможно, в результате будут пересмотрены сроки вступления в силу норм закона или сокращен объем хранимой информации», – пояснила Ирина Левова.

Она также рассказала о том, что на площадке рабочей группы «Связь и информационные технологии» подготовлен проект дорожной карты, предлагающий план мероприятий по реализации и подготовке технического задания для реализации требований закона, в том числе по реализации пилотного проекта. В ближайшее время он должен быть доработан и передан в Минкомсвязь России и Правительство РФ с предложением присоединиться к работе и реализовать дорожную карту.

Соцсети, блогеры и государство: новые меры по регулированию Интернета

Президент РФ Владимир Путин 5 мая 2014 года подписал федеральный закон о контроле обмена электронными сообщениями в сети Интернет, а также деятельности блогеров 1 (далее – Закон). Документ продолжает череду законодательных актов, направленных на регулирование Интернета, которые начали приниматься еще в 2010 году. Закон о «черных списках», «антипиратский» закон, закон о «произвольных блокировках», законопроект о расширении «антипиратского» закона – именно эти документы в настоящий момент характеризуют подходы российского государства к регулированию сети.

Закон является частью так называемого «антитеррористического пакета», внесенного в Госдуму группой депутатов, среди которых небезызвестные борцы за безопасность российских граждан – Ирина Яровая и Андрей Луговой. Формально документ продвигается под лозунгом борьбы с терроризмом и, по заверениям разработчиков, не отразится на правах и свободах добропорядочных пользователей Интернета. При этом в пояснительной записке к документу не приводится никаких конкретных обоснований, статистики, анализа или прогноза последствий его принятия.

Между тем, Закон неоднократно подвергался критике правозащитных институтов и экспертов в сфере интернет-индустрии. В частности, 21 апреля 2014 года на специальном заседании Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека отмечалось, что документ не соответствует, в частности, Всеобщей декларации прав человека и Конституции РФ.

Позднее Председатель Совета Михаил Федотов обратился к Председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко с просьбой рассмотреть возможность отклонения Закона. По его мнению, необходимо подвергнуть документ тщательной экспертизе и широким публичным консультациям. Негативно о Законе высказалась и Уполномоченный по правам человека в РФ Элла Памфилова. Тем не менее, документ был одобрен верхней палатой Федерального Собрания РФ и подписан главой государства.

Насколько обоснованны аргументы «за» и «против» документа и каковы возможные последствия его вступления в силу с 1 августа 2014 года, попробуем разобраться ниже.

Организатор распространения информации

Прежде всего, Законом водится понятие «организатор распространения информации в сети Интернет» (далее – организатор). Организатор – это лицо, осуществляющее деятельность по обеспечению функционирования информационных систем или программ для ЭВМ, которые предназначены или используются для приема, передачи, доставки или обработки электронных сообщений пользователей Интернета. Исходя из данного определения, под действие закона могут попасть социальные сети и блоги (Facebook, Вконтакте, Twitter, ЖЖ), форумы, так как они тоже имеют сервисы обмена сообщениями, сайты, предоставляющие услуги электронной почты (Gmail, Яндекс, Mail.ru), программы обмена мгновенными сообщениями (Skype, Viber, ICQ) и все сайты, имеющие формы обратной связи.

При этом организатор будет обязан уведомить Роскомнадзор о начале осуществления соответствующей деятельности. Порядок уведомления утвердит Правительство РФ. Кроме того, организаторам придется хранить на территории России информацию о фактах приема, передачи, доставки или обработки голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков или иных электронных сообщений пользователей и сведения об этих пользователях. Срок хранения информации – шесть месяцев. Также организаторы обязаны предоставлять указанную информацию уполномоченным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (далее – ОРД) или обеспечение безопасности России.

«В нынешней версии закона определено, что хранятся только факты соединений, то есть контент, содержание не надо хранить полгода», – пояснил в ходе обсуждения закона на пленарном заседании нижней палаты председатель Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Алексей Митрофанов.

Тем не менее, согласно Закону, детальный состав информации, подлежащей хранению, место и правила ее хранения, порядок ее предоставления уполномоченным органам будет утвержден Правительством РФ. Также оно определит порядок контроля за деятельностью организаторов, связанной с хранением такой информации, и федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление такого контроля.

Помимо этого, организатор обязан соблюдать специальные требования к оборудованию и программно-техническим средствам, используемым в его информационных системах. Такие требования утвердит Минкомсвязи России. Нужно это для того, чтобы органы, осуществляющие ОРД или обеспечение безопасности России, могли без затруднений проводить необходимые мероприятия (см. проект приказа Минкомсвязи России). Порядок взаимодействия организатора с упомянутыми органами утвердит Правительство РФ.

При этом все описанное выше не касается операторов государственных и муниципальных информационных систем, операторов связи, оказывающих услуги связи на основании лицензии, а также граждан, осуществляющих указанную деятельность для личных, семейных и домашних нужд (перечень таких нужд также утверждается Правительством РФ).

Стоит отметить, что Закон содержит только общие положения. Все самое важное – конкретика – отдается на откуп Правительству РФ, Минкомсвязи России и Роскомнадзору, то есть выводится из законодательного регулирования на уровень подзаконных актов. Государство получает право контролировать социальные сети и блоги, а как именно – оно решит в рабочем режиме.

«Нам сложно говорить о технической реализации, поскольку закон содержит только общие нормы, конкретика об объемах информации для хранения появится в отдельном постановлении правительства. В проекте закона предлагают сохранять в течение шести месяцев данные практически о любой активности пользователя, разве что сервисы о погоде или программы телепередач не подпадают под новые правила», – отмечает в своем пресс-релизе компания «Яндекс».

Таким образом, если ранее многие пользователи отдавали предпочтение зарубежным социальным сетям, сервисам электронной почты и мгновенных сообщений, в том числе для скрытия своей идентичности и защиты своей переписки, то в перспективе это может оказаться бесполезным. Исходя из положений Закона, подобные ресурсы также должны соблюдать новые правила, в противном случае, доступ к ним на территории России может быть заблокирован.

«Закон в его формулировках предписывает массово нарушать все фундаментальные права человека и гражданина, закрепленные в Конституции РФ и положения ст. 12 и ст. 19 Всеобщей декларации прав человека, фактически позволяя компаниям собирать различные данные о пользователях и их сетевой активности для дальнейшего их предоставления по первому запросу правоохранительных органов без соблюдения каких-либо специальных процедур, предусмотренных для получения таких сведений. За неисполнение требований закона предусматривает драконовские штрафы, которые в один момент могут похоронить весь бизнес. В отношении тех сайтов, которые не будут выполнять закон (очевидно, это большая часть иностранных ресурсов), предусматривается возможность ограничения к ним доступа на уровне интернет-провайдеров, в том числе и во внесудебном порядке. Очевидно, что подобный закон создает крайне неблагоприятный фон для ведения IT- и интернет-бизнеса в России, что может стать дополнительным поводом для бегства интернет-ориентированного бизнеса и инвесторов из страны».

В свете принятия данного Закона на специальном заседании Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека 21 апреля 2014 года, в частности, отмечалось, что Интернет имеет трансграничный характер. Предъявление требований российского законодательства к зарубежным интернет-ресурсам и сервисам фактически является либо попыткой регулировать весь Интернет, либо, напротив, изолировать российский сегмент Интернета от международного.

Как отметил Михаил Федотов, ни одно государство не может определить свои границы в Интернете. Также в сети затруднительно определить действие закона в пространстве, во времени и по кругу лиц, а субъектами в Интернете являются не физические или юридические лица, а сетевые объекты. В связи с этим, по его мнению, традиционные методы законодательного регулирования в данной сфере неуместны.

Как отмечалось в ходе заседания, в прошлом году средний рост интернет-индустрии составил не менее 25% к объему предыдущего года, что значительно превышает средний рост экономики России в целом, а также многих отдельных ее сегментов. Размеры всей экосистемы интерет-зависимых рынков составляет 4,5 трлн руб., что сравнимо с 7% всего ВВП страны. В связи с этим у экспертов есть опасения, что попытки ввода ограничений могут существенно затормозить развития Рунета и привести к снижению его инвестиционной привлекательности.

Порядок ограничения доступа к ресурсам и программам организатора

В случае нарушения организатором описанных выше требований доступ к его информационным системам или программам для приема, передачи, доставки или обработки электронных сообщений может быть ограничен. Факт нарушения должен быть подтвержден вступившим в законную силу постановлением по делу об административном правонарушении. В адрес организатора (его филиала или представительства) уполномоченным органом будет направляться уведомление с указанием срока для устранения нарушений. Такой срок должен составлять не менее 15 дней.

В случае неисполнения требований в установленный срок доступ к соответствующим информационным ресурсам и программам организатора будет ограничен оператором связи до устранения нарушений. Основанием для ограничения доступа, согласно Закону, может быть только вступившее в силу решение суда или решение уполномоченного органа. Детальное регулирование данного процесса (порядок взаимодействия уполномоченного органа с организатором, порядок направления уведомления, порядок ограничения и возобновления доступа порядок информирования граждан о таком ограничении) должно установить Правительство РФ.

Кто такой блогер, и что ему запрещено

Закон регулирует деятельность не только организаторов обмена информацией, но и пользователей соответствующих сервисов, которых законодатель обобщенно назвал блогерами. Под блогером понимается владелец сайта или страницы сайта (далее – блог) в Интернете, на которых размещается общедоступная информация, и доступ к которым в течение суток составляет более 3000 пользователей. Иными словами, в под определение «блогер» попадает не только лицо, ведущее собственно блог, но и лицо, выкладывающее информационные материалы, например, в социальных сетях. При этом владельцы сайтов, зарегистрированных в качестве СМИ (сетевых изданий), согласно Закону не являются блогерами. Одновременно в Законе нет четкого указания на то, что блогером может быть только физическое лицо. Подобное можно лишь предположить, исходя из закрепленной в документе обязанности блогера разместить на сайте или странице свою фамилию, инициалы и электронный адрес.

Стоит отметить, что на данный момент не приходится говорить о какой бы то ни было неурегулированности деятельности блогеров. Поскольку они, вопреки представлениям власти, не являются каким-то самостоятельным и тем более профессиональным институтом, деятельность блогеров регулируется «общечеловеческими» нормами права. На них распространяются положения гражданского законодательства, законов в сфере связи, информационных технологий, позволяющие при необходимости применять к ним меры гражданской, административной и уголовной ответственности. Однако введение специальных механизмов контроля и учета блогеров и организаторов сильно упростит задачу по выявлению и оперативной блокировке нежелательного контента. При этом среди обязанностей, возложенных на блогеров, есть такие, которые свойственны СМИ. Более того, отдельные нормы Закона практически дословно скопированы из Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» (далее – закон о СМИ).

Что требуется от блогера:

  • не допускать использования блога в целях совершения уголовно наказуемых деяний, разглашения государственной или специально охраняемой законом тайны, распространения материалов, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающих терроризм, других экстремистских материалов, а также материалов, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости, и материалов, содержащих нецензурную брань (цитируется ч. 1 ст. 4 закона о СМИ);
  • проверять достоверность размещаемой общедоступной информации до ее размещения и незамедлительно удалять размещенную недостоверную информацию (схожая обязанность закреплена в п. 2 ч. 1 ст. 49 закона о СМИ);
  • не допускать распространение информации о частной жизни гражданина с нарушением гражданского законодательства;
  • соблюдать запреты и ограничения, предусмотренные законодательством о референдуме и выборах (аналогичные положения предусмотрены рядом статей закона о СМИ);
  • соблюдать требования законодательства, регулирующие порядок распространения массовой информации;
  • соблюдать права и законные интересы граждан и организаций, в том числе честь, достоинство и деловую репутацию граждан, деловую репутацию организаций.
  • При размещении информации в блоге не допускается (практически дословно копируется текст ст. 51 закона о СМИ):

  • использование сайта или страницы сайта в Интернете в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения заведомо недостоверной информации под видом достоверных сообщений;
  • распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями.
  • Тем не менее, блогер имеет право:

    • свободно искать, получать, передавать и распространять информацию любым способом в соответствии с действующим законодательством;
    • излагать в блоге свои личные суждения и оценки с указанием своего имени или псевдонима;
    • размещать или допускать размещение в блоге текстов или иных материалов других пользователей, если размещение таких текстов или иных материалов не противоречит законодательству;
    • распространять в блоге на возмездной основе рекламу в соответствии с гражданским законодательством, Федеральным законом от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе».

    «Не существует никакой объективной необходимости принятия подобного закона. Органы, осуществляющие ОРД, когда возникает реальная необходимость, вполне способны и так вычислять злоумышленников. Кроме того, есть «закон о диффамации», а также нормы о защите чести и достоинства, по которым блогер, распространяющий недостоверные сведения в отношении тех или иных лиц, может быть привлечен к гражданско-правовой и административной ответственности.

    В онлайн-пространстве непременно должны действовать те же правила, что и в оффлайне, и все соответствующие правовые механизмы уже существуют, а потому изобретать ничего нового в данном отношении не имеет смысла. При этом право на «анонимность» и шифрование данных, которые, наоборот, необходимо защищать как неотъемлемые цифровые права, обеспечивающие соблюдение основных прав человека и гражданина, фактически были запрещены принятым законом».

    Основная критика, которая звучит в связи описанными выше нормами Закона, сводится, в частности, к тому, что с учетом современных интернет-технологий превратить в блогера можно любого пользователя, направив 3000 посетителей к нему на страницу. Кроме того, фактически вводится обязанность полной премодерации контента под угрозой блокировки оператором связи или штрафа, что в перспективе означает физическую изоляцию российского сегмента Интернета от международного.

    Одновременно, требование тотальной идентификации интернет-пользователей противоречит ст. 12 Всемирной декларации прав человека, а также Декларации о свободе интернет-коммуникаций Совета Европы. В последнем документе говорится, в частности, что для того, чтобы обеспечить защиту от онлайн-слежения и совершенствовать свободу выражения обмена информацией и идеями, государства-члены должны уважать право пользователей Интернета не раскрывать свою идентичность. Такая позиция озвучена Постоянной комиссией по свободе информации и правам журналистов Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

    «То, что здесь должно быть правовое регулирование, никто с этим, я думаю, не будет спорить. Но почему такое? Почему оно сделано таким образом, что у нас Общественная палата РФ является блогером? Не члены общественной палаты, а сама общественная палата. Более того, у нас Госдума является блогером. У нас Президент РФ является блогером. Почему? Потому что так написан закон. Блогером является любой владелец сайта, который посещают более 3000 человек. Но владельцем сайта может быть и банк, и магазин автозапчастей, и торговый дом, и федеральные органы исполнительной власти. Они все блогеры? Их сайты посещают более 3000 человек. Но это же очевидная ошибка. Закон должен быть точный, иначе он теряет смысл и не приносит ничего, кроме вреда», – отметил Михаил Федотов в ходе совместного с Общественной палатой РФ заседания на тему законодательства о СМИ 14 мая 2014 года.

    При этом очевидно, что власти имеют не вполне адекватное представление о природе и назначении блогов, рассматривая их не как инструмент реализации конституционного права на свободу слова, а исключительно как профессиональную коммерческую деятельность, которая, по их логике, подлежит специальному регулированию. Показательно в этом смысле заявление одного из главных сторонников Закона, Алексея Митрофанова, в ходе рассмотрения документа на пленарном заседании Госдумы 18 апреля 2014 года (второе чтение).

    «Они [блогеры – Ред.] попадают в особый реестр Роскомнадзора и после этого получают ряд прав, в том числе право на размещение на возмездной основе рекламы на своей страничке, то есть это первый шаг к профессионализации этой группы и к капитализации этой деятельности. Грубо говоря, люди, которые будут популярны, смогут на этом зарабатывать, они будут иметь доход от размещения рекламы, понимаете, а из этого вдруг устроили какую-то историю!», – сказал он.

    Ряд формулировок, касающихся прав и обязанностей блогеров, являются крайне размытыми. Так, неясным остается круг норм, которые понимаются под «требованиями законодательства, регулирующими порядок распространения массовой информации». Например, в главе III закона о СМИ «Распространение массовой информации» речь идет преимущественно о лицензировании телевизионного и радиовещания.

    Кроме того, согласно Закону блогер не имеет право не только размещать определенную информацию, но и допускать ее размещение. При этом он должен предварительно проверять достоверность информации и незамедлительно удалять недостоверную информацию. В данном случае автоматически возникает вопрос об ответственности блогера за материалы, размещаемые его читателями в комментариях, и о том, какой срок понимается под словом «незамедлительно». Особенно с учетом того, что согласно Закону нарушение блогерами указанных требований влечет за собой уголовную, административную или иную ответственность.

    Положения Закона, касающиеся блогеров, критикуют не только эксперты интернет-индустрии и правозащитники, но и представители «партии власти». Как отметил депутат Госдумы от фракции «Единая Россия» Роберт Шлегель, в ходе обсуждения документа на том же пленарном заседании нижней палаты парламента, в его тексте очень много неопределенностей.

    «Я перечислю буквально несколько: например, определение блогера не отвечает практике; не определено, что является персональным сайтом, страницей; блогер неправильно назван владельцем блога, потому что блог ему не принадлежит (мне не принадлежит моя страница в «Фейсбуке» или в «Твиттере», то есть я могу вести эту страницу, но она мне не принадлежит); не ясно, что делать в случае коллективного управления блогом; дается очень размытое определение суточной аудитории доступа», – пояснил депутат.

    При этом Роберт Шлегель высказался за подробное обсуждение законопроекта, в том числе и с профессиональным сообществом, чтобы подойти к его принятию более взвешенно. По его мнению, тема прав блогеров является очень значимой, и вызвала серьезный резонанс в обществе.

    «К сожалению, сейчас мы вынуждены будем принять решение, в которое мы не сможем внести изменения и по которому нам потом предстоит работать, а в принципе я разделяю точку зрения, что необходимо эту сферу урегулировать и сделать так, чтобы интернет-сообщество, интернет-пространство было бы, в общем-то, вполне законопослушным», – пояснил ситуацию депутат.

    Выявление и учет блогеров

    Еще одним спорным моментом является требование об идентификации блогера. Так, он обязан разместить в блоге свои фамилию и инициалы, а также электронный адрес для направления ему юридически значимых сообщений. При этом не ясно, должен ли человек самостоятельно отнести себя к категории блогера и выполнить указанные требования, либо ему следует дождаться выявления и признания его в качестве блогера Роскомнадзором.

    Как Роскомнадзор выявляет блогеров? По утверждаемой им самим методике, он будет проводить мониторинг Интернета на предмет ресурсов, попадающих под признаки блога, и включать их в специальный реестр. Необходимую для ведения такого реестра информацию ведомство сможет запрашивать как у самих блогеров, так и у организаторов и иных лиц (информация должна быть представлена не позднее чем в течение 10 дней со дня получения запроса).

    Включив блог в реестр, Роскомнадзор должен затребовать у провайдера хостинга или иного обеспечивающего размещение блога лица данные, позволяющие идентифицировать блогера (их необходимо предоставить в течение трех рабочих дней).

    После получения данных Роскомнадзор включает блог в реестр и направляет блогеру уведомление об этом. Блог может быть исключен из реестра по заявлению владельца, если в течение трех месяцев доступ к нему составляет менее 3000 пользователей в сутки. Об исключении блога из реестра блогер уведомляется Роскомнадзором (в какой срок происходит исключение и направляется уведомление, в Законе не уточняется).

    Стоит отметить, что в результате принятия Закона такие ресурсы, как Яндекс и Livejournal, скрыли статистику, отражающую количество пользователей блогов. Тем не менее, по словам руководителя Роскомнадзора Александра Жарова, ведомство имеет возможность определять количество посещений, не прибегая к статистике блогов и поисковых систем.

    Саркис Дарбинян, адвокат Коллегии адвокатов «Трунов, Айвар и партнеры», советник РАЕН по отделению проблем права, член «Пиратской Партии России», блогер, правозащитник:

    «Пока ни у одного специалиста нет понимания, какими инструментами и с помощью каких алгоритмов будет считаться уникальная суточная трехтысячная аудитория. Согласно закону Роскомнадзор должен в ближайшее время определить методику определения количества пользователей. Думаю, многим специалистам было бы интересно увидеть эту методику. Обращаю внимание, что это не 3000 посещений сайта в сутки (то, что считают самые популярные статистические инструменты для подсчета количества посещений сайтов), а именно 3000 пользователей. Учитывая, что нагнать на любую страницу трафика в несколько тысяч уникальных пользователей не составляет никакого труда, никто не сможет почувствовать себя в безопасности и иметь гарантии того, что к нему на страницу в течение нескольких часов (а то и минут) не зайдут 3000 тысяч человек. А дальше – санкции за неисполнение требований закона, который открывает огромный шлюз для недобросовестной конкуренции и властного давления на любой информационный ресурс и на любого пользователя сети. Однако, полагаю, закон написан так, что добиться его реального и повсеместного исполнения, невозможно, даже если нанять в Роскомнадзор армию контролеров. Очевидно, применение закона будет точечным. Как и в отношении кого будут приниматься меры административного воздействия за неисполнение требований закона, мы увидим с вами в самое ближайшее время».

    По мнению Эллы Памфиловой, единственный плюс, который может дать Закон – это мощный импульс для развития новых интернет-технологий в процессе поиска обходных путей и пробелов в законодательстве. Однако, по ее словам, это приведет к разрушению зачатков правового сознания, особенно у молодежи.

    Таким образом, мы имеем дело с еще одним не вполне совершенным законом, дающим власти достаточно широкие инструменты по ограничению распространения информации в Интернете и порождающий широкий простор для злоупотреблений. С одной стороны, есть позиция государства без какой-либо внятной аргументации, кроме абстрактной борьбы с терроризмом, с другой – мнение экспертов и правозащитников, которые практически в один голос говорят о вреде Закона. При этом существует мнение, что Закон направлен, прежде всего, против «топовых» политических блогеров. Однако с формальной точки зрения, он будет висеть как дамоклов меч над всеми популярными интернет-ресурсами и социальными сетями.

    По данным Фонда общественного мнения, доля активной аудитории Интернета (это люди, выходящие в сеть хотя бы раз за сутки) по состоянию на зиму 2013-2014 годов составляет 48% (56,3 млн человек). При этом в 2014 году 79% полугодовой аудитории Интернета имеет аккаунты в социальных сетях. Для общения в Интернете социальные сети используют 60% аудитории, электронную почту – 55%, чаты и форумы – 12%, сервисы мгновенных сообщений – 11%, блоги – 5%. 2 . Таким образом, подписанный Президентом РФ Закон формально касается подавляющего большинства пользователей всемирной сети.

    Также понятно, что на этом Законе попытки урегулировать и контролировать Интернет не закончатся. В одном пакете с ним был принят, например, закон, усиливающий контроль за электронными платежами в Интернете. Кроме того, на данный момент Советом Федерации подготовлен законопроект «О создании сайтов и размещении информации на них», предполагающий обязательную государственную регистрацию (с уплатой госпошлины) сайтов и их владельцев в Роскомнадзоре и ведение государственного реестра сайтов.

    Помимо этого, по сообщениям СМИ, на данный момент Администрацией Президента РФ разрабатываются меры, предусматривающие пропуск всего трафика региональных и местных операторов только через сети общероссийских операторов. На всех уровнях всех сетей передачи данных может быть введена фильтрация контента, а также запрет на размещение DNS-серверов доменов .ru и .рф за пределами территории России. Полномочия по регистрации доменов предлагается передать государственным органам.

    Наконец, Общественным советом при ФСБ России выдвинуто предложение о запрете анонимайзеров (маскировочные программы, скрывающее, например, IP-адреса и сведения о ресурсах, посещаемых пользователем), что может существенно затруднить реализацию права пользователей Интернета не раскрывать свою идентичность.

    Документы по теме:

    Новости по теме:

    Материалы по теме:

    Новые «антипиратские» меры в Интернете
    Механизм блокировки сайтов, нарушающих исключительные права на фильмы, в скором времени может распространиться на музыку, программы, книги и фотографии. Соответствующий законопроект № 458668-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» внесен в Госдуму и принят в первом чтении.

    Ограничение доступа к информации в Интернете: новые основания
    Генеральная прокуратура РФ в скором времени может получить беспрецедентное право единолично принимать решение об ограничении распространения отдельных категорий информации с Интернете. Это касается информации, содержащей призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в несогласованных массовых (публичных) мероприятиях. Предлагаем разобраться в предлагаемой механизме блокировки и возможных последствиях его применения с 1 февраля 2014 года.

    Новая «антипиратская» инициатива: окажутся ли под защитой все объекты авторских прав
    1 августа 2013 года вступил в силу так называемый «антипиратский» закон, направленный на защиту авторских и смежных прав в Интернете. Пока он распространяется только на фильмы, однако в Госдуму уже внесен законопроект, предлагающий предоставить защиту обладателям и иных объектов интеллектуальной собственности — музыки, литературы, программного обеспечения и т. д. О том, какие объекты авторских прав окажутся под защитой, какие важные процедурные изменения предлагаются и каковы позиции всех заинтересованных сторон по поводу расширения сферы действия «антипиратского» закона, допустимо ли использовать одинаковую модель защиты для всех видов контента и т. д., читайте в нашем материале.

    «Антипиратский» закон: первые итоги реализации и перспективы
    По некоторым оценкам, в нашей стране насчитывается около 2,5 тыс. сайтов, распространяющих нелегальный контент. 1 августа 2013 года вступил в силу так называемый «антипиратский» закон. О том, какой порядок действий по борьбе с нарушениями авторских прав закрепили поправки и каковы ее первые результаты, пострадают ли добросовестные сайты и рядовые пользователи, что такое «облачные» технологии и «невидимый Интернет» и какие еще пути обхода законодательства придумали пираты, а также о перспективах законодательства в этой сфере читайте в нашем материале.

    Мнение:

    18 апреля 2014 года Госдума приняла во втором чтении законопроект, приравнивающий блогеров к СМИ. Внесение этой поправки вызвано стремлением властей иметь простые инструменты воздействия на политически активных или оппозиционно-настроенных блогеров, аккаунты которых можно закрывать по первому желанию законотворцев. Все остальные представители блогосферы будут просто не интересны.

    Экслер Алекс,
    Блогер

    www.garant.ru

    Это интересно:

    • Новости о начислении пенсий Пенсия в 2018 году: последние новости и изменения Кризисные явления в России стали основанием для отказа Правительства от полной индексации пенсионных выплат в 2016 году. По итогам периода уровень повышения фиксированной части составил всего 4%. Это не соответствовало показателю инфляции […]
    • Правила провоза багажа в турцию Новые правила перевозки ручной клади и багажа в самолете по России и за границу: общие и частные нормы провоза различных авиакомпаний Сегодня безопасность полетов обеспечивается всеми возможными способами. Из-за возросшей террористической угрозы правила провоза багажа и ручной клади […]
    • Пособие при рождение ребенка в полиции Перечень льгот и выплат при рождении третьего ребенка Появление на свет третьего ребенка дает семье право в некоторых регионах России на получение особого статуса – многодетная, в соответствии с которым положена государственная поддержка, а именно, льготы и дополнительные денежные […]
    • Расчет пенсии для военных пенсионеров в 2014 году Став военным пенсионером, не забудьте про гражданскую пенсию Если вы являетесь пенсионером военного ведомства, министерства внутренних дел, органов ФСБ, таможенной службы, налоговой полиции, уголовно-исполнительной системы, прочих государственных структур, то для вас законом […]
    • Госпошлина при разводе спб Госпошлина за развод в 2017 году Любая государственная услуга требует оплаты госпошлины. При разводе, оплачивать госпошлину также необходимо, причем ее размер может варьироваться в зависимости от того, каким образом осуществляется эта процедура. От чего зависит размер госпошлины за […]
    • Заявление на енвд для ип 2018 сроки подачи Сроки и порядок подачи заявления на патент для ИП на 2017-2018 годы Патентом принято называть специальный налоговый режим, который в своей деятельности могут применять индивидуальные предприниматели. Стоимость патента зависит не от фактически полученной прибыли ИП, а от размера […]
    • Закон божий для детей 4-5 лет Развивающие игры для детей 4, 5 и 6 лет Развитие детей не должно останавливаться ни на минуту, особенно в старшем дошкольном возрасте (т.е. за 1-2 года до поступления в 1 класс). Развивающие игры для детей 4, 5 и 6 лет - это уже более сложные игры, чем в предыдущем разделе для малышей. […]
    • Как узнать накопительная часть пенсии в сбербанке Узнайте, как посмотреть накопительную часть пенсии в Сбербанке: используем онлайн портал и разбираем частые ошибки НПФ Сбербанка — организация с безупречной репутацией, заслужившая доверие миллионов россиян. Множество граждан нашей страны хранят и приумножают накопительную часть пенсии […]