Правила русских купцов

admin

ИТД / Таможенный Устав 1755 г

Таможенный Устав 1755 г., его историческое значение.

Вторая половина XVIII в. знаменовала собой завершение таможенной реформы и переход к осуществлению таможенных формальностей на ос­нове опыта европейских государств и особенностей российской экономики.

Устав таможенный 1755 г. положил начало цивилизованному подходу к решению задач таможенного дела и формированию таможенной полити­ки. Издание этого документа было прогрессивным шагом в законодатель­ной системе России и имело экономическое, финансовое и политическое значение. Принятые в нем постановления открыли возможности свобод­ного перемещения товаров по территории Российской империи, способст­вовали укреплению всероссийского рынка и развитию внутренней и внеш­ней торговли.

Принятие этого устава отменяло действие всех ранее изданных доку­ментов, связанных с правилами торговли и уплатой пошлин. В уставе рассматривается порядок внутренней торговли и обязанности таможни. В нем говорилось, что он издан в интересах народа и для облегчения его жизни. Согласно уставу, в России были ликвидированы все внутренние таможни и отменялись связанные с ними 17 пошлин: «. все Российские товары на внутренний расход Российским купцам продавать, покупать и внутрь России торговать беспошлинно» 1 . Чтобы сохранить прежние до­ходы в портовых и пограничных таможнях, на товары вводится допол­нительная пошлина.

«При всех Нашего Государства портах и портовых и на Государствен­ной границе в учрежденных пограничных Таможнях, коим в окончании се­го Устава приложен реестр, с привозных из-за границ Немецких и отпускных Российских товаров брать пошлины сверх тарифной ефимочной по 13, а у города Архангельского с привозных в тот город из других Российских городов товаров с прибавлением производящихся у города и в уезде оного двух и того по 15 копеек, да с той внутренней пошлины с отпускаемых в чу­жие края товаров акциденции, с каждого платежного рубля по копейке, да на содержание Ладожского канала по копейке ж с рубля, а с отпуску меди и железа, сверх вышеписанного, брать вместо доменного десятинного сбо­ру с железа по две, а с меди по 30 копеек с пуда, которые отсылать из Ком-мерц-в Берг-коллегию на содержание той Коллегии и на прочие расходы; а привозимые к Рижскому и к другим Отзейским портам из соседственных к ним земель таможняго их продукта, всякие вещи и товары, оставить на прежнем основании; что же касается ко взятию тех пошлин до таможенных досмотров отвесов и отмерев, також и до клеймения товаров, в том тамо­женном правителям поступать каждому по своей инструкции непременно» 2 .

Для русских и иностранных купцов вводились разные правила торгов­ли и перемещения товара. Иностранные купцы, торгующие в портах и в пограничных городах, были обязаны продавать свои товары русским куп­цам оптом и по специальным тарифам. Перед таможней ставилась задача осуществления контроля, чтобы иноземцы между собой не торговали и то­варом не обменивались.

Устав разъяснял порядок взимания пошлин в связи с отменой внутрен­них таможен. С российских товаров, следующих из центра в Сибирь че­рез Верхотурье и на границы, пошлины не брались, и они продавались беспошлинно. Если же они перемещались через границу, то на погранич­ных таможнях с них бралась пошлина с каждого рубля по 13 коп., а вме­сто тарифной пошлины — по 5 коп. с рубля, итого 18 коп.

Глава «О доносах про утайку от пошлин товаров и как с оными посту­пать» содержала правила по борьбе с контрабандой. Таможенные правила запрещали лавочникам тайно или явно торговать контрабандными товара­ми. Тех, кто нарушал эти правила, били кнутом «без всякия пощады». Ли­цо, сообщившее точные сведения об утаенных товарах, получало 50 % от стоимости товаров, за вычетом пошлины при условии, что эти товары за­держат. Далее в главе говорилось, что если же проверяющим будет оказа­но сопротивление, то лицу, причастному к такому действию, будет учине­на смертная казнь, а если сами проверяющие, посаженные на выемки, бу­дут озорничать, то «тех бить кнутом». О контрабанде и последствиях ее задержания таможенные органы сообщали в Коммерц-коллегию.

Указом на ярмарках для разбора купеческих споров вводится суд, который должен был разбирать дело по справедливости и защищать купцов от обид и притеснений. Суд состоял из двух выборных членов от купечества и двух представителей от магистратских и ратушских членов. Для охраны торговых’ людей на ярмарках из губернских или ближе сто­ящих полков выделялись команды.

Купцам запрещалось держать неклейменые весы: «Товары купецким людям продавать правдиво ж, не чиня никакого обмана и не мешая доб­рые с худыми, и того всего за ними смотреть и наблюдать от Магистра­тов, Ратуш, Таможен; и если кто в том пойман и изобличен будет, оных наказывать плетьми» 1 .

Новым явилось введение паспортной системы для торговых людей. Для всех российских купцов, имеющих заграничные торги и перемещаю­щих свои товары через сухопутные и морские границы, вводились пас­порта, выдаваемые магистратами. Кроме того, на купцов, приказчиков и работников выдавались аттестаты об их добром нраве и о том, что они за границей не останутся, а возвратятся в свою страну. Аттестаты хранились в таможнях, а купцы и их люди выезжали за границу по паспортам. Ес­ли купцы, приказчики и работники возвращались через другую таможню, то об этом сообщалось письменно на таможню, с которой они выезжали за границу. Строго, под страхом Адмиралтейского регламента, спрашива­лось с тех, кто оставлял своих работников за границей.

Иностранные купцы, записавшиеся в российское купечество и в вечное подданство, пользовались правами граждан России, если же они захотят возвратиться в свое подданство, то были обязаны внести в го­сударственную казну из своего капитала десятую часть, подтверждая свое состояние конторскими книгами и присягой.

Подробно излагался порядок торговли России с персидскими и армян­скими подданными и подданными «азиатских наций» людьми. Без взима­ния пошлин разрешалось пропускать посланцев калмыцкого хана Аюки, если стоимость их товаров не превышала 3 тыс. руб.

За товары, привозимые из Китая и других стран, бралась пошли­на 10 коп. и сверх того 13, всего 23 коп. На товары внутреннего произ­водства, в том числе меха, направляемые в центр России для личного пользования и для продажи, пошлина составляла 10 % с рубля.

Подробно расписывался порядок сбора пошлин при вывозе товаров в другие страны.

Пошлины рекомендовалось брать ефимками, «а за неимением ефимков с одних Российских купцов Российскими деньгами -125 копеек; а кото­рые Российские купцы Немецкие товары для отпуска в Персию вывозить будут на Российских кораблях, с тех — по 90 копеек за ефимок, да сверх того внутренней пошлины, как с Российских, так и с Азиатских купцов, по 13 копеек с рубля, и по заплате (оплате) с тех товаров надлежащих по­шлин отпускать оные от Астраханского порта в Персию без пошлин» 1 .

Правилами запрещалось вывозить за границу ЗОЛОТО, серебро, золотые и серебряные монеты. Ограничивался вывоз национальной валюты для всех, кроме лиц купеческого сословия. Для партикулярных людей был разрешен вывоз не более 100 червонных, а также золотых и серебряных часов, табакерок, шпаг, пряжек и других необходимых вещей для своего употребления. Провоз этих предметов разрешался беспошлинно.

В Уставе таможенном был изложен реестр почтовых, пограничных та­можен и застав. Кроме того, приложены формы кредитных писем, реестр товаров, какими можно торговать в селах н деревнях.

Принятие Устава таможенного 1755 г. упорядочивало таможенную службу и таможенный контроль, а также создавало правовую основу для таможенного дела.

В рассматриваемый период в вопросах таможенного дела видны как общие черты, характерные для феодальной структуры хозяйства, так и новые, связанные с таможенно-тарифной политикой. Но самое главное —осуществлялся процесс дальнейшего совершенствования управления таможенным делом, произошло законодательное закрепление порядка таможенного оформления, были введены необходимые защитные меры для обеспечения конкурентоспособности российских товаров. Россий­ский предприниматель появился на рынке как продавец и как покупатель, купечество начало оформляться в отдельное сословие, занимавшееся тор­говлей и финансами.

studfiles.net

1.3. История семейного бизнеса в России

1.3. История семейного бизнеса в России

История российского предпринимательства уходит корнями во времена Киевской Руси и Новгородского государства, где поощрялись развитие торговых отношений не только с соседями, но и с дальними заморскими странами. Достаточно вспомнить старинную былину об удачливом предпринимателе Садко. Но первые известные нам семейные династии российских предпринимателей начали складываться уже в едином московском государстве, при царе Иване Грозном. К 15 веку относится формирование династии русских предпринимателей Строгановых, основателем которой был Аника Федорович, разбогатевший на добыче соли на Кольской губе. В то же время началась история таких известных купеческих династий, как Никитниковы, Шорины, Светешниковы, Веневитиновы, развивавших торговлю как внутри страны, так и с новыми завоеванными территориями Зауралья, заморскими странами. Новый виток российского предпринимательства, в том числе и начала многочисленных семейных предпринимательских династий связано со временем Петра Первого, ценившего инициативу и самостоятельность человека независимо от его сословной принадлежности. К началу 18 века относится формирование купеческих династий, ставших промышленной гордостью дореволюционной России: Морозовы, Рябушинские, Прохоровы, Горбуновы, Скворцовы. Для развития и поддержки предпринимательства многое сделали как сам Петр, так и восприемница его идей Екатерина Вторая. Создавались специальные коллегии в поддержку начинающим предпринимателям, предоставлялись привилегии и льготы, предпринимателям помогали орудиями производства и беспроцентными ссудами, обеспечивали государственными заказами. К концу 19 века сложившиеся семейные династии торговцев и производителей обладали многомиллионными состояниями и славились не только своими капиталами, но и стремились оказывать всякое содействие развитию наук, учреждали именные стипендии, строили театры, помогали актерам, содержали благотворительные учреждения, оказывали помощь стране в военные годы. Остановлюсь на нескольких самых известных семьях русских промышленников и купцов: Демидовых, Морозовых и Елисеевых.

Одними из самых богатых людей России были владельцы уральских металлургических заводов Демидовы. Начало династии положил обычный тульский кузнец Никита Демидов, отличавшийся необычайным умением в литье ружей. Именно его талант, усердие и стремление к постоянному совершенствованию и развитию приглянулись Петру Первому, подарившему ему земли под строительство заводов на Урале. Впоследствии сын Акинфий продолжил дело отца и построил огромные металлургические предприятия, при этом постоянно совершенствовал свои знания и был в курсе не только отечественных, но и мировых событий. После него дело унаследовали его сыновья, постепенно передав его в руки управляющих, а за собой оставив только функцию контроля и стратегического менеджмента, если говорить современным языком. В 19 веке династия Демидовых, к тому времени уже более ста лет владевшая дворянским титулом, относилась к числу самых богатых семей России. Еще один пример известной русской династии – Морозовы, во главе которой на рубеже веков стал Савва Морозов, меценат и благотворитель. Он приходился правнуком первому Савве, который обычным коробейничеством, удачей и смекалкой сколотил огромный капитал и выкупил себя у своих хозяев – помещиков Рюминых. Династия Елисеевых, крупнейших в России экспортеров заморских товаров, тоже началась с «вольной», полученной умелым садовником Петром Елисеевым за выращенную в январе землянику. Первая торговая лавочка на Невском проспекте позволила сколотить капитал и открыть магазин по торговле разными заморскими товарами. Дело продолжила его жена, расширившая торговлю, а главное, сумевшая дать своим трем сыновьям прекрасное образование. Они в свою очередь с успехом продолжили начатое отцом и матерью дело. К концу 19 века Торговый Дом Елисеевых владел складами, судами, представительствами в ряде заморских территорий. Первая мировая война и последовавшая за ней революция положили конец династии Елисеевых, оставив в истории только название елисеевского магазина на Невском проспекте. Для многих купеческих семей 1917 год стал переломным – часть сумела перевезти капитал за границу и эмигрировать, часть предпочла остаться на родине, и это решение оказалось роковым не только для семейного бизнеса, развивавшегося веками, но и для жизни самих предпринимателей и их семей.

Начавшаяся революция более чем на 70 лет остановила развитие русского предпринимательства, но не смогла искоренить главного качества, необходимого для начинания и успешного развития своего собственного дела, – желания продолжать в процессии семейные традиции, перенимать и продолжать опыт отцов. Это желание не могло стать началом построения собственного капитала, но создало многие славные династические традиции русских врачей, ученых, столяров, архитекторов. Сохраненные семьей традиции и профессиональное умение, опыт позволили в конце 80-х создавать свои небольшие кооперативы, а затем и открывать свое собственное семейное дело, в том числе частные клиники, стоматологические кабинеты, частные небольшие ателье и хлебопекарни. Опыт, сохраненный в семье, позволял выдержать конкуренцию и закрепиться на рынке.

Сегодня наблюдается и еще одна интересная тенденция: многие предприниматели, заинтересовавшиеся историей своего рода, с удивлением обнаруживают, что являются продолжателями традиций своих дореволюционных родственников-предпринимателей, видимо коммерческая жилка и деловая хватка тоже передаются и наследуются, как искусство врачевания или талант учителя. Есть и еще одна тенденция в развитии сегодняшнего семейного предпринимательства, проявляющаяся в том, что потомки эмигрировавших в другие страны купцов возвращаются на родину и вновь открывают предприятия в тех же отраслях, где когда-то гремели имена их знаменитых предков. Благодаря сохранению и возрождению истории русского предпринимательства новый семейный бизнес обретает устойчивость, весомость, семейные традиции, которые помогают, укрепляя в первую очередь решимость продолжать свое дело.

Итак, наш бизнес, являясь, с одной стороны, молодым и неопытным, обладает в то же время богатейшей историей и показательными примерами дореволюционных купцов-предпринимателей, начинавших свое дело с нуля. Зачастую они не обладали не только начальным стартовым капиталом, но даже собственной свободой, однако все же сумели создать своим предпринимательским талантом, смекалкой и усердием богатейшие и успешно развивающиеся предприятия, передавая свое дело потомкам. Именно в передаче семейной фирмы по наследству, создании дела, которое затем перейдет сыну и внукам, и заключается смысл создания истинно семейного предприятия.

staff.wikireading.ru

Правила русских купцов

Особенности быта купечества

провинциальный городской дворянский административный

Вторым после дворянства сословием, определявшим облик провинциального города, было купечество. Как правило, считается, что наибольшей потребностью купцов было обогащение, причем в первую очередь материальное и лишь затем — духовное. Конечно, купечество только начинало обособляться как отдельное сословие и было еще очень разнородно по образованию, мировоззрению и культуре, но нельзя отрицать общий рост его культурного уровняв указанную эпоху.

В целом, можно сказать, что купечество было очень тесно связано с народной крестьянской средой. Купеческий быт в изучаемый нами период сохранял черты подлинно народного уклада жизни и был достаточно патриархален и консервативен. Несмотря на размеры купеческих домов, большая их часть отдавалась под складские и торговые помещения, а купцы с семьями жили в довольно небольших по размеру жилых комнатах. Тесную связь с городскими низами подтверждает даже выбор имен. Так в Томске нашего периода лидировали имена новорожденных: Иван (с большим отрывом), Петр, Михаил — и совершенно не было имен дворянских, «благородных» (Павел, Александр, Евгений), они появятся только в следующем столетии.

Народным оставался и костюм купцов: сюртуки-сибирки, картузы, сапоги… Также купцы, включая представителей богатейших фамилий, неизменно носили бороды, зачастую окладистые и не всегда — опрятные. Словом, «многое у купцов было как у крестьян и мещан, только богаче и лучше по качеству, и больше по количеству».

Обед сибирских купцов был более чем сытным. Сегюр отмечал: «Богатые купцы в городах любят угощать с безмерною и грубою роскошью: они подают на стол огромнейшие блюда говядины, дичи, яиц, пирогов, подносимых без порядка, некстати и в таком множестве, что самые отважные желудки приходят в ужас». Надо сказать, обед выполнял и дополнительные функции — социальную, эстетическую и этическую. Приглашенный на обед после первого визита считался знакомым и принятым в дом, неприглашение означало нежелание водить знакомства; отказ со стороны приглашаемого от обеда принимался как обида, выражение враждебности и неприязни.

Что же касается условий экономических предприятий купечества, то можно сказать, что огромным тормозом развития торговой деятельности провинциальных предпринимателей было несение ими всевозможных казенных податей, повинностей и служб. Например, в Симбирске купцы должны были выполнять «полицейскую должность», следить за состоянием дорог и мостов, обеспечивать меры противопожарной и противоэпидемической безопасности, нести караульную службу. В Свияжске и Пензе к «градской службе» привлекались, правда, представители и других сословий — в основном, приказных служителей и отставных военных чинов, но главная тяжесть этих повинностей ложилась на спину купцов.

Еще одной тягостной ношей была постойная повинность. Приезжие воинские и гражданские чины, как правило, предпочитали под временные квартиры занимать купеческие дома. Не отягощенные заботами об интересах домовладельцев, постояльцы позволяли себе не только пользоваться хозяйственной пищей, питьем, дровами, свечами, но и чинили различные «обиды».

Но особенно «великое отягощение и разорение» испытывало провинциальное купечество от казенных отъезжих служб. Так, Симбирский посад ежегодно по разным требованиям властей направлял по 300-400 выборных человек в качестве соляных голов, ларечных, целовальников не столько в свой город с уездом, сколько в самые отдаленные места, в чужие города для приема, хранения, продажи казенного вина и соли, а также счетчиками денежной казны при различных канцеляриях. Пензенское гражданство, которое по данным ревизии 1764 г. насчитывало 503 ревизские души купцов и 143 ревизских душ цеховых ремесленников, каждый год отправляло по 128 человек на сбор казенных кабацких денег при продаже вина и 15 человек для сбора денег при продаже соли.

Однако роль купечества в городской жизни не ограничивалась, конечно, только экономической функцией этого сословия. Провинциальное купечество внесло большой вклад и в развитие русской культуры. Как уже упоминалось, с конца XVIII в. богатые купцы являлись главными заказчиками каменного строительства в городах, что серьезно повлияло на городскую планировку и застройку. Имена многих купцов сохранились в названиях улиц и переулков, что подтверждает этот факт.

Во многих русских городах до сегодняшнего дня сохранились купеческие усадьбы, состоявшие из целого ряда складских, торговых и жилых помещений. Флигели такой усадьбы располагались по периметру двора, двор закрывался на глухие ворота. Кирпич не штукатурился, ряды кладки добротны и строго горизонтальны (так называемый «купеческий стиль» кладки). При этом нельзя не сказать, что купцам было разрешено держать лавки в своих домах только с конца столетия, и до 1785 г. русский город вообще не знал домашней торговли.

Грамотность в среде купечества — вопрос спорный. Н.Г. Чечулин писал, что «только немногие купцы могли читать, писать и механически считать на счетах». При этом, в 1784 г. в донесениях «лутчих купцов» в Комиссию о коммерции 65% томских купцов расписались собственноручно, а также 75% красноярских и 90% тобольских. Благодаря этому, можно предположить, что во второй половине XVIII в. в купеческой среде активно развивается образование, по сравнению с предыдущим временем.

Примером этой тенденции может служить тот факт, что 23 мая 1776 г. в Твери открылась одна из первых в провинции России школ для купеческих и мещанских детей. Однако сначала учебные заведения не встретили должной поддержки у горожан, которые не хотели отдавать в них своих детей и выделять для них средства из городского или семейного бюджета. Впрочем, в Казани еще в 1758 г. под патронажем Московского университета открылась выдающаяся для своего времени гимназия, в которой наряду с дворянами могли обучаться и разночинцы — в отдельном классе, но по той же программе. Однако, судя по описанию обучавшегося там Г.Р. Державина, основной массой гимназистов были все же отпрыски дворянских родов.

Эффективным методом обучения была также отдача мальчиков из купечества «в люди» для обучения торговли и прислуги. Такое практиковалось и внутри семьи, под руководством родителей, учивших своих чад торговому делу. Так, в записке купца Смышляева мы читаем, что после смерти отца автора его мать не могла платить за его обучение и «в девятилетнем возрасте, оставя школьную скамью, пошел я к соликамскому купцу Ивану Братчикову».

Однако недостаток образования в современном смысле этого слова компенсировался у купцов вышеупомянутой укорененностью в народной культуре, знанием фольклора — сказок, пословиц, поговорок, помогавшим в делах и торговле. Имелись у них и основы религиозного образования, тем более что многие знаменитые купеческие фамилии относились к старообрядцам, а в Сибири принадлежность купцов к раскольничьим сектам была даже в некотором роде нормой. По этой причине настоящий шок у старозаветного купечества Иркутска вызывал «один молодой согражданин» по прозвищу Куликан, который «брил бороду, пудрился, щеголял во французских кафтанах и водил знакомства только с барами». В результате молодой человек был подвергнут форменному бойкоту в купеческом обществе («он прослыл язвой и чумой, и все почитали за долг удаляться от его знакомства») и позднее вынужден был сдаться и вернуться к дедовским обычаям.

В плане выбора досуга купцы были верны народным забавам. Видимо, их привлекал спортивный азарт, без которого невозможно ведение бизнеса. Так, в Томске проводились кулачные бои «стенка на стенку» со своими неписаными правилами (не бить по лицу, не пинать лежащего, биться без оружия…). Бились русские и татары, 100 на 100 человек и более, но благодаря честным правилам никто не бывал убит. На рубеже XVIII — XIX вв. в Томске были два силача-купца — Коломыльцов и Серебренников, которые играли двухпудовой гирей как мячиком, в часы досуга перекидывая ее через высокий забор. Помимо общих праздников, характерных для всех сословий и всей территории России, существовали праздники, отмечавшиеся только купцами с привычным для них размахом.

Нет сомнений, что и среди купечества были богатые и бедные, хотя значения слов «бедно-богато» в XVIII в. значительно отличаются от современного понимания. Впрочем, по некоторым данным, провинциальное купечество было зачастую даже богаче дворянства. Например, в 1761 г. власти пригласили представителей от губерний в Петербург с целью участвовать в выработке нового свода законов. Из всех приглашенных явились в основном купцы из Иркутска, Оренбурга и Киева, так как столица сулила им коммерческие перспективы, а вот простому дворянину из провинции было непросто содержать себя в Петербурге.

Ученые отмечают, что во второй половине XVIII в. купечество не было однородным, что подтверждает также своеобразная специализация купцов в различных регионах Российской империи, зависевшая от многих факторов. Так, Смоленск, в силу своего удобного географического положения занимался в основном внешней торговлей пенькой. В ведомости, составленной Смоленским губернским магистратом в 1764 г., из 53 состоятельных купцов, отвозившим товары к портам и пограничным таможням, 43 торговали пенькой на суммы от 1 тыс. до 50 000 руб., а всего — на 283 000 руб. в год. Хозяевами же местного торга были смоленские мещане, часто и сами отправлявшиеся торговать за рубеж.

Ориентация на внешний рынок, одна из самых характерных особенностей смоленского купечества, нашла яркое выражение в жалобах смолян, адресованных в Комиссию о коммерции. В 1764 г из 12 пунктов документа 8 были связаны с проблемами зарубежной торговли. Если сравнить жалобы смолян с «изнеможениями» вяземского купечества, перечень которых был подан в то же время (положение Вязьмы можно определить как промежуточное между западными и центральными городами России), то ясно, что вязьмичи отводили своей внешней торговле гораздо меньше места: из 9 пунктов только 1 жалоба касалась торговли с заграницей.

В то время Средневолжский регион был одним из крупнейших хлебопроизводящих районов. Характерными в этой связи представляются свидетельства симбирских купцов, что купля-продажа хлеба занимала центральное место в их предпринимательской деятельности. Но хлебной торговлей в тех краях также занималась немалая часть торгующих крестьян, дворян, разночинцев и приезжих людей, создавая конкуренцию купечеству.

А из записок Лепехина о русском Севере мы узнаем, что «купцы Соли Вычегодской, коих там 445 душ, небеззажиточны и промышляют большей частью отъезжими торгами, то есть ездят в город Архангельский с хлебом и салом, оттуда берут всякие товары, как заморские, так и российские, и отвозят на Кяхту, откуда, запастись китайскими и сибирскими товарами, возвращаются на Ирбитское, а потом на Макарьеское годовое торжище; нередко же с оными ездят и в другие российские города». Подобные же свидетельства масштабных торговых операций приводит ученый и при описании города Устюга: «Купечества 1956 душ, заживны и имеют довольные промыслы. В городе кроме лавочного торгу, содержат мыльные и кожевенные заводы и салотопни. Торгуют в Сибири на Кяхте и других сибирских ярмарках; а главнейший их порт состоит в хлебе и пеньке, говяжьем сале, рогожах и проч.». И все-таки, несмотря на свою неоднородность, купцы провинциальных русских городов имели некоторые общие черты. Так, между собой у них существовало понятие «купеческой чести» — свода неписаных правил, по которым, например, обман казны и покупателя не считался пороком, а вот в расчетах со своими, с такими же купцами даже при крупных суммах все держалось на честном слове, которое не нарушалось. Под честное слово давались большие займы, арендовывались склады, заключались крупные сделки.

Таким образом, применительно ко второй половине XVIII в. мы можем говорить о купечестве как важной и достаточно единой части населения провинциального города. Купцы, в некотором роде, занимали промежуточную ступень между дворянством и простым людом — не столько по богатству, сколько по бытовому укладу и культурной ориентации. Во многом, именно в недрах этого сословия зарождалась новая, капиталистическая Россия, проявившая себя в полной мере позднее. В изучаемую же нами эпоху купечество еще только начинало свое восхождение, а подлинное лицо города составляли те, кто не входил в купеческие гильдии, не обладал большими богатствами и кого дворяне презрительно именовали «чернью», а мы условно назовем городскими низами.

studbooks.net

Новоуказные статьи

Принятие Уложения не решило всех правовых вопросов, и в после­дующие годы в большом количестве продолжают издаваться указы, бо­ярские приговоры, уставы и наказы. До правления Петра I было приня­то порядка 4535 статей, дополнявших, развивавших или исправлявших нормы Уложения. Законодательные акты, разработанные после Собор­ного Уложения, получили название новоуказных статей.

Наибольшее значение среди них имели:

— «Наказ о городском благочинии» от 6 апреля 1649 г., который закрепил меры по защите Москвы от пожаров, предупреждению гра­бежей и всяких уличных беспорядков;

— «Новоуказные статьи о татебных, разбойных и убийственных делах» 1669 г. в количестве 128 статей корректировали и развивали положения XXI и XXII глав Уложения главным образом в сторону смяг­чения наказаний;

— «Новоуказные статьи о поместьях» 1676 г. и «Новоуказные ста­тьи о поместьях и вотчинах» 1677 г., регулировавшие важные аспекты землевладения. Принятые под влиянием челобитных они отражали су­ществующие противоречия в подходах к определению правового ста­туса этих форм землевладения. Первый отменял многие нормы вот­чинного регулирования в Уложении, а второй восстанавливал их;

— «Новоуказные статьи о чернослободскихдворах» 1684 г., содер­жавшие нормы/определявшие права владения городскими дворами и порядок их наследования;

— «Писцовый наказ» 1684 г. сдополнениями от 1688 г., подробно регламентировавший правила межевания вотчин и поместий, лесов, пустошей и т.д.

В сфере государственного управления огромное значение имело постановление (приговор) Земского собора 1682 г. об уничтожении местничества.

Во второй половине XVII в. были приняты законы, способствовав­шие развитию внутренней торговли и внешнеторговых связей Российс­кого государства. Засилье иноземного торгового капитала на внутрен­нем рынке России вызывало у русских купцов острое недовольство, про­являвшееся в подаваемых правительству челобитных с требованием изгнать иностранных купцов (англичан, голландцев, немцев и др.) с внут­реннего рынка. Впервые это требование прозвучало в челобитной 1627 г. и затем было повторено в 1635 и 1637 гг. На Земском соборе 1648- 1649 гг. русские торговые люди вновь потребовали ограничения прав иностранных купцов.

Настойчивые требования русского купечества в 1649 г. были час­тично удовлетворены. Правительство лишило права вести торговлю внутри России англичан, но лишь потому, что они «государя своего Кар-луса короля убили до смерти».

Однако торговые люди продолжали оказывать давление на прави­тельство. В ответ на челобитную именитого человека Строганова Бояр­ская дума в 1653 г. приняла приговор «О взимании таможенных пошлин в Москве и городах» (в литературе он еще известен как Торговый устав 1653 г.). Вместо множества торговых пошлин (явочной, езжей, мосто­вой, полозовой и др.) была введена единая пошлина в размере 5% от цены продаваемого товара. Кроме того, пошлины с иностранных купцов были повышены до 6%. Торговый устав (приговор), таким образом, но­сил протекционистский характер и способствовал развитию внутренне­го обмена.

В 1667 г. был принят Новоторговый устав, который носил еще более протекционистский характер. Он был принят на основе челобитных «гос­тей и гостиных сотен и черных сотен торговых людей», которые жалова­лись, «что приезжие иноземцы безстрашно учали товары худые, поддель­ные . в Москву и городы привозить и Русским торговым людям в запове-дех и в промыслех многие убытки чинить». Новоторговый устав закрепил правила торговли русских и иностранных купцов. Были созданы благо­приятные условия для торговли внутри страны русским торговым людям. Иностранные купцы имели право торговать только в пограничных горо­дах (например, в Архангельске) с уплатой 5% пошлины. Вне погранич­ных городов они могли торговать только с особого разрешения, уплатив дополнительно 10% пошлины, причем им разрешалось вести только оп­товую торговлю. Торговать иноземцу с иноземцем иностранными товара­ми запрещалось. Новоторговый устав ограждал русских торговых людей от конкуренции иностранных купцов и в то же время увеличивал размер поступлений в казну от сбора пошлин с иноземных купцов.

Составителем Новоторгового устава был А.Л. Ордын-Нащокин. Этот представитель захудалого дворянского рода стал одним из самых видных государственных деятелей XVII в. в России. Он выступал за развитие внутренней торговли, освобождение купечества от мелочной опеки правительственных учреждений, за выдачу ссуд купеческим объединениям, чтобы они могли противостоять натиску иностранного ка­питала. Эти идеи он воплотил в «статьях о градском устроении» Пско­ва во времена, когда был там воеводой, и в Новоторговом уставе, ког­да стал боярином и фактическим руководителем правительства. На­щокин не считал зазорным заимствовать полезное у народов Западной Европы: «Доброму не стыдно навыкать и со стороны, у чужих, даже у своих врагов».

magref.ru

Это интересно:

  • Характеристики признаков налога Характеристики основных элементов налога согласно НК РФ Отправить на почту Элементы налога — юридическая категория, определяемая на уровне ключевых российских НПА, которые регулируют сферу налогообложения. Рассмотрим специфику соответствующих правовых норм подробнее. НК РФ как основной […]
  • Приказ о домах офицеров ПРИКАЗ Минобороны РФ от 17.06.1997 n 235 О ДОМАХ ОФИЦЕРОВ, ОФИЦЕРСКИХ КЛУБАХ И КЛУБАХ ВОИНСКИХ ЧАСТЕЙ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (вместе с ИНСТРУКЦИЕЙ О ПОЖАРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ДОМАХ ОФИЦЕРОВ И КЛУБАХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ) МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ […]
  • В каком составе рассматриваются гражданские дела в суде первой инстанции Какие дела в судах первой инстанции могут рассматриваться коллегиально в составе трех профессиональных судей?! Статья 17. Единоличное и коллегиальное рассмотрение дел1. Дела в первой инстанции арбитражного суда рассматриваются судьей единолично, если коллегиальное рассмотрение дела не […]
  • Получить права управлению маломерными судами Справка о годности к управлению маломерными судами При получении или замене удостоверения на право управления маломерным судном необходимо предъявить медицинскую справку для ГИМС. Среднее время прохождения комиссии для получения справки на управления маломерными судами в нашем […]
  • Повышение пенсии по старости с 2018г Повышение пенсии по старости с 2018г Повышение пенсий военным пенсионерам с 1 апреля 2018 г. Перечень лиц, которым пенсия будет пересчитана Размер пенсии с учетом прибавки Калькулятор военной пенсии Ваши комментарии В декабре 2017 г. российские военные пенсионеры получили […]
  • Какие права имеет учитель Юридический консалтинг онлайн В соответствии с п. 16 ПРАВИЛ РЕГИСТРАЦИИ И СНЯТИЯ ГРАЖДАН РФ С РЕГИСТРАЦИОННОГО УЧЕТА ПО МЕСТУ ПРЕБЫВАНИЯ И ПО МЕСТУ ЖИТЕЛЬСТВА В ПРЕДЕЛАХ РФ (Утверждены Постановлением Правительства РФ от 17 июля 1995 г. N 713), гражданин, изменивший место жительства, […]
  • Заседания опек время В Эквадоре заявили о возможных сложностях во время заседания ОПЕК+ в Вене Заседание Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК) будет очень сложным в связи с тем, что часть стран не хотят увеличивать добычу нефти. С таким заявлением выступил министр углеводородов Эквадора Карлос […]
  • Какая задолженность включается в реестр кредиторов Долг по акту проверки не включается в реестр требований кредиторов Арбитражный суд «приструнил» налоговую службу в желании включить в реестр кредиторов по процедуре ликвидации (банкротства) должника требования по уплате налоговых платежей в сумме более 17 миллионов рублей на основании […]