Третейские суды и их значение

admin

Юридический портал

Советы профессионалов

Третейские суды в рф и их значение

ВИДЫ ТРЕТЕЙСКИХ СУДОВ

[24] Добровольский А.А. Советский гражданский процесс. М., 1979. С. 118.

[45] Смыкалин А. Судебная система России в начале XX века // Российская юстиция. 2001. N 12. С. 39.

Компетентный суд (ст.2 ФЗ «О третейских судах») – это арбитражный суд субъекта РФ по спорам, подведомственным арбитражным судам, либо районный суд общей юрисдикции по спорам, подведомственным судам общей юрисдикции, в соответствии с подсудностью установленной арбитражным процессуальным или гражданским процессуальным законодательством.

1. Гражданский процесс: Хрестоматия: Учебное пособие / Под ред. М.К. Треушникова. – 4-е изд., перераб. и доп. – М., 2014.

· организация утвердила список третейских судей, который может иметь обязательный характер (тогда в случае возникновения спора стороны будут вправе выбрать себе судей только из числа указанных в этом списке лиц) или рекомендательный характер.

2. Третейские суды для разрешения конкретного спора (или как их еще называют ad hoc).

[51] Советский гражданский процесс / Под ред. А.А. Добровольского. М., 1978. С. 303; Гурвич М.А. Советский гражданский процесс. М., 1975. С. 237.

2. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.

[55] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ// Российская газета.-N 220.- 20.11.2002.

Третейское разбирательство в Российской Федерации

В ходе реформы судопроизводства в России в 1864 г. составители Устава гражданского судопроизводства в законодательных мотивах к Уставу указывали, что посредники (третейские судьи) при разрешении спора вполне могут основывать свое решение на «естественном чувстве справедливости».

Государство вмешивается, предоставляя заинтересованному лицу средства принудительного исполнения решения третейского суда, и эта процедура не может быть подчинена согласованному усмотрению сторон: она должна базироваться на тех нормативных предписаниях, которые зафиксированы в законе и имеют характер норм гражданского (арбитражного) процессуального права. Применительно к третейскому судопроизводству это означает, что государство является «дремлющим сторожем» по отношению к частным лицам, которые вправе по собственному усмотрению «творить» третейский процесс, лишь бы это не нарушало публичного порядка и права контрагента. Как только происходит такое нарушение, государство в лице судебных органов «просыпается» и вмешивается в частные отношения, возвращая их в стабильное русло.

То обстоятельство, что третейские суды не входят в судебную систему, влечет целый ряд практических правовых последствий, связанных с применением отдельных правовых институтов, обеспечивающих стабильность правосудия в государстве. На третейские суды не распространяется в обязательном порядке действие нормативных правовых актов, которыми регламентируется процедура деятельности государственных судов. На третейских судей не распространяется иммунитет, установленный в отношении государственных судей, хотя некоторые формы защиты третейских судей законодатель предусмотрел (имеется в виду норма, согласно которой третейский судья не может быть допрошен в качестве свидетеля о сведениях, ставших ему известными во время третейского разбирательства, — п. 2 ст. 22 Закона о третейских судах).

Вместе с тем в некоторых случаях в отсутствие норм, прямо регулирующих соответствующую процедуру, третейский суд вправе прибегнуть к использованию в процессе разбирательства дела не предусмотренные законодательством средства. Так, в соответствии с п. 3 ст. 19 Закона о третейских судах в части, не согласованной сторонами, не определенной правилами постоянно действующего третейского суда и настоящим Законом, правила третейского разбирательства определяются третейским судом. Однако самостоятельное определение правил третейского разбирательства, а также применение прямо не предусмотренных процедурных средств не должно вступать в противоречие с общими параметрами третейского процесса и волеизъявлением лиц, передавших рассмотрение спора третейскому суду.

Выполняемая третейскими судами функция — защита нарушенных или оспоренных гражданских прав путем разрешения передаваемых на их рассмотрение споров — имеет и публично-правовой аспект, поскольку является одним из правовых инструментов, обеспечивающих состояние правопорядка в государстве. Это отражается и в ряде юридических конструкций, при помощи которых обеспечивается эффективность деятельности третейских судов, таких, например, как принятие мер по обеспечению искового требования; принудительное исполнение решений третейских судов, осуществляемое при содействии и с санкции государственных судов; институт оспаривания в государственных судах решений, принимаемых третейскими судами, и пр.

Уже в XIX — начале XX вв. начали формироваться три значения понятия «третейский суд».

Из контекста Закона о третейских судах следует, что термин «третейский суд» используется для обозначения двух понятий. Во-первых, понятие «третейский суд» обозначает институциональное образование, существующее в двух различных формах (постоянно действующий третейский суд и третейский суд, созданный для разрешения конкретного спора). И, во-вторых, третейский суд есть состав третейского суда, который избирается или назначается для рассмотрения и разрешения конкретного спора. При этом то, в каком виде (постоянно действующий третейский суд или третейский суд для разрешения конкретного спора) действует этот состав, значения для целей этого понятия не имеет.

Именно это является одним из признаков юрисдикционного характера деятельности третейского суда.

Для России проблема унификации деятельности судов, создаваемых для разрешения одного спора, не актуальна. Общие параметры деятельности таких судов установлены Законом о третейских судах. В рамках установленных нормативных параметров договаривающиеся стороны вправе самостоятельно установить правила разрешения спора судом ad hoc. Однако пределы усмотрения заинтересованных сторон неодинаковы в постоянно действующих третейских судах, с одной стороны, и в судах ad hoc — с другой.

Третейские суды в Российской Федерации

» Гражданский процессуальный Кодекс Российской Федерации » от 14.11.2002 N 138-ФЗ (принят ГД ФС РФ 23.10.2002)

2 Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. / Отв. ред. Г. П. Ивлев. М.: Юрайт-Издат, 2003. С. 508.

4 Комаров А.С. Основополагающие принципы третейского суда // Вестник ВАС РФ. 2001. N 4. С. 87 – 94;

6 Комментарий к Федеральному закону «О третейских судах в Российской Федерации» / Отв. ред. А.Л. Маковский, Е.А. Суханов. М.: Статут, 2003. С. 7.

Порядок рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда

Статья 423 ГПК не указывает срок, в течение которого можно подавать заявление о принудительном исполнении решения третейского суда. Указание на сроки исполнения решения содержится в ст. ст. 44 и 45 Закона 2002 г. Срок для добровольного исполнения указывается в решении, а если срок не установлен, то решение подлежит немедленному исполнению. Заявление о выдаче исполнительного листа может быть подано не позднее трех лет со дня окончания срока для добровольного исполнения решения третейского суда. Пропуск этого срока служит основанием для возвращения заявления без рассмотрения. При наличии уважительных причин пропуска срок по ходатайству стороны может быть восстановлен судом.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.11.01 N 1293/01 // Вестник ВАС РФ. 2002. N 5

Комментарий к Федеральному закону «О третейских судах в Российской Федерации» / Отв. ред. А.Л. Маковский, Е.А. Суханов. М.: Статут, 2003. С. 7.

Бакхауз Н.А. Оспаривание решений третейского суда в действующем Российском законодательстве. Арбитражный и гражданский процесс», N 10, 2003

juridicheskij.ru

Правосудие по гражданским делам в Российской Федерации осуществляется путем разрешения и рассмотрения судами, созданными в соответствии с Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации», гражданских дел по спорам между различными субъектами гражданского оборота. В качестве таковых судов выступают государственные суды общей юрисдикции и арбитражные суды, которые осуществляют свою деятельность в соответствии с определенной в процессуальном законодательстве подведомственностью рассмотрения дел 1 .

В то же время российское законодательство допускает возможность существования и иных юридических механизмов разрешения гражданских споров. Речь идет о третейских судах, которые создаются на территории Российской Федерации в соответствии с Законом РФ «О международном коммерческом арбитраже» (1993) и Федеральным законом «О третейских судах в Российской Федерации» (2002). В литературе отмечается, что легитимация третейского разбирательства является следствием реализации конституционного права «свободы действий граждан и их частной автономии. 2

В соответствии с законодательством о судебной системе и судоустройстве третейские суды не входят в систему государственных судов, не являются элементами российской судебной системы. Третейские суды являются своеобразным институтом, выполняющим весьма специфическую функцию, направленность которой хотя и отражает необходимость защиты гражданских прав, но в то же время приобретает самобытность в результате особенностей формирования правил и особенностей разрешения споров, осуществляемых негосударственными органами.

Как отмечается в юридической литературе, «данный подход отражает российскую доктрину, рассматривающую эту категорию судов исключительно в качестве альтернативного способа защиты прав. Производный характер третейских судов состоит, во-первых, в том, что их применение ограничено. Это связано как со статусом лиц, способных выступать в качестве участников процесса в третейском суде, так и с характером споров, которые в принципе могут передаваться на рассмотрение в третейский суд. Во-вторых, сама защита гражданских прав в третейском суде может осуществляться только в силу соглашения сторон спора 1 .

В то же время, можно сделать вывод о том, что третейские суды входят в юрисдикционную систему государства, поскольку в соответствии с действующим законодательством этим органам предоставлено право разрешать споры о праве.

В последнее время не только у нас в стране, но и в других государствах мира наблюдается тенденция своего рода «юридизации» третейских судов (арбитражей), под которой имеется в виду чрезмерное регулирование деятельности третейских судов, их инкорпорирование в судебную систему. К примеру, третейские суды вполне подпадают под понятие суда, которое формулируется Европейским судом по правам человека: «Заслуживает название суда орган, отвечающий ряду требований: независимость по отношению как к исполнительной власти, так и к сторонам в процессе, продолжительность мандата членов суда, гарантии судебной процедуры.

Вполне справедливы в этой связи вопросы, которые задает профессор И.С. Зыкин: «До какой степени должна идти юридизация арбитража, идет ли она ему во благо? Что есть совершенствование регулирования? Не оборачивается ли оно излишней формализацией арбитража? Если арбитраж все больше становится подобием (хотя и альтернативным) государственных судебных органов, не потеряет ли он свою привлекательность в глазах сторон: гибкость, оперативность, меньший формализм процедуры? Иными словами, не подрывает ли такая тенденция сами причины появления третейского разбирательства 2 ? С данными вопросами, задаваемыми И.С. Зыкиным, можно согласиться, отметив, что одна из самых больших опасностей, которая подстерегает систему третейских судов, — это попытка инкорпорировать их в государственную юрисдикционную систему, в систему государственного правосудия.

В юридической литературе высказывалась точка зрения, согласно которой правосудие осуществляется не только государственным судом, но и иными юрисдикционными органами (в том числе и третейскими судами). Эта теория имеет давние традиции и восходит еще к советским работам по процессуальному праву. Сюда же фактически примыкает позиция, высказываемая М.Э. Морозовым: «Вывод о том, что третейское разбирательство не является правосудием, сделан только исходя из действующего на данный момент законодательства. Если же попытаться разобраться в сути данного явления, то такой вывод уже не будет так очевиден. Поскольку такой орган, как третейский суд, вполне органично вписывается в систему органов, осуществляющих правозащитную деятельность, то и его деятельность вполне можно признать правосудием, хотя и не от имени государства, но в порядке, им предусмотренном 1 .

Профессор Е.А. Суханов также полагает, что третейский суд осуществляет правосудие, обосновывая это тем, что он является органом судебной защиты гражданских прав 2 .

Таким образом, можно сделать вывод, что в данном случае ставится знак равенства между понятиями «правосудие» и «защита гражданских прав». В то же время необходимо отметить, что отождествление этих двух понятий не совсем корректно как с теоретической, так и с практической точки зрения. Для примера можно сказать, что защита гражданских прав может осуществляться и в порядке самозащиты, однако самозащита при этом не превращается в правосудие.

Хотя система третейского судопроизводства и близка по направленности своей деятельности системе государственных судов, но она не может быть инкорпорирована в эту систему, поскольку третейское разбирательство все-таки основывается на несколько иных принципах. Третейское разбирательство в подавляющей своей части строится на изъятиях из процессуального права, на тех изъятиях, которые диктуются усмотрением сторон. Это обстоятельство стало основанием для вывода, который делается А.В. Цихоцким: «Третейское разбирательство — не правосудие, а посредничество, основанное на гражданско-правовом договоре об установлении прав» 1 . Вместе с тем справедливо суждение, высказанное Е.Ю. Новиковым: «Представляется не вполне корректной логика, согласно которой определение правовой природы и содержания третейского разбирательства сводится к выбору между правосудием и оказанием юридических услуг» 2 .

Неслучайно, что Конституционный Суд Российской Федерации обратил внимание на вышеизложенные обстоятельства. Так, в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 13 апреля 2000 г. № 45-О «Об отказе в принятии к рассмотрению обращения Независимого арбитражного (третейского) суда при Торгово-промышленной палате Ставропольского края о проверке конституционности ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» указывается: «Как следует из ст. 125 (ч. 4) Конституции Российской Федерации и п. 3 ч. 1 ст. 1 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» в системной связи со ст. 118 (ч. 3) Конституции Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, по запросам судов, входящих в судебную систему Российской Федерации, которая устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. Между тем ни Конституция Российской Федерации, ни Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» не относят третейские суды, каковым является Независимый арбитражный (третейский) суд при Торгово-промышленной палате Ставропольского края, к судебной системе». 1

Именно вследствие указанных причин третейские суды рассматриваются в качестве квазисудебных органов, которые наряду с иными аналогичными учреждениями в той или иной степени реализуют полномочия судебной власти. Это обусловлено тем, что правосудие как особая государственная деятельность имеет определенную специфику, которая не может быть воспринята системой третейских судов.

Деятельность третейских судов направлена на разрешение переданных на их рассмотрение споров, вытекающих из гражданских правоотношений, и принятие по результатам такого рассмотрения актов, имеющих юридическое значение. Осуществляется эта деятельность исключительно в процессуальных формах. Однако порядок формирования процессуальных норм, на основании которых действуют третейские суды, имеет существенные особенности. Источником соответствующих процессуальных форм выступают как нормы действующего законодательства, так и те нормы, которые установлены соглашением сторон, передающих спор на разрешение третейского суда. Регламентация процедуры, процессуального порядка деятельности третейского суда направлена на то, чтобы обеспечить права лиц, спор которых передан на разрешение третейского суда. Вне установленной процедуры деятельность третейского суда осуществляться не может. Всякое действие, совершенное в рамках третейского процесса третейским судом и лицами, участвующими в третейском разбирательстве, имеет процессуальный характер и может быть реализовано только в рамках определенной процедуры. Именно это является одним из признаков юрисдикционного характера деятельности третейского суда. 2

Вместе с тем в некоторых случаях, в отсутствие норм, которыми была бы непосредственно урегулирована соответствующая процедура, третейский суд вправе прибегнуть к использованию в процессе разбирательства дела не предусмотренных законодательством средств. Так, в соответствии с п. 3 ст. 19 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» в части, не согласованной сторонами, не определенной правилами постоянно действующего третейского суда и настоящим Федеральным законом, правила третейского разбирательства определяются третейским судом. Однако самостоятельное определение правил третейского разбирательства, а также применение прямо не предусмотренных процедурных средств не должно вступать в противоречие с общими параметрами третейского процесса и волеизъявлением лиц, передавших рассмотрение спора третейскому суду. Именно при таком условии можно говорить, что применяемые третейским судом в таком случае процедурные средства имеют процессуальный характер, хотя и не имеют при этом непосредственного нормативного источника в виде законодательного акта или соглашения сторон. Другими словами, использование процедурных средств должно соответствовать принципам третейского разбирательства, являющимся наиболее обобщенными правовыми идеями, оплодотворяющими третейский процесс. Эта идея, помимо прочего, основана на принципе диспозитивности, который является наиболее значимым источником движения третейского процесса. Такой подход используется в регламентах, регулирующих деятельность наиболее авторитетных российских постоянно действующих третейских судов.

К примеру, в соответствии с Регламентом Третейского суда Института частного права, если «по какому-либо процедурному вопросу нет указаний ни в законодательстве, ни в документах, регламентирующих деятельность настоящего Третейского суда, Третейский суд обладает усмотрением, допустимым по тому закону, который может быть в данном случае применим для обеспечения справедливого, быстрого и окончательного рассмотрения спора» (ст. 1). Такой подход не является чем-либо особенным. Подобного рода норма содержится в ст. 1 Регламента Третейского суда Российского союза юристов, в ст. 2 Положения о третейском суде при Ассоциации экспедиторов Российской Федерации, в ст. 1 Регламента Третейского суда для разрешения экономических споров при Торгово-промышленной палате Чувашской Республики, в ст. 2 Регламента Третейского суда при Санкт-Петербургской торгово-промышленной палате. 1

Еще более радикально эта идея (идея самостоятельности и самоинициативности третейского суда при определении правил арбитражного разбирательства) выражена в Законе РФ «О международном коммерческом арбитраже». В соответствии с п. 2 ст. 19 упомянутого закона в отсутствие соглашения сторон о процедуре ведения третейского разбирательства третейский суд может вести арбитражное разбирательство таким образом, какой он считает надлежащим (при условии соблюдения положений настоящего закона).

В свою очередь такие подходы основаны на рекомендациях Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), которая в качестве рекомендаций разработала Комментарии по организации арбитражного разбирательства. Согласно указанному документу приветствуются те законы, регулирующие процедуру арбитражного разбирательства и арбитражные регламенты, которые допускают широкую свободу и гибкость действий третейского суда при проведении арбитражного разбирательства.

На основании вышеизложенного, можно говорить о третейском процессе как о совокупности норм, установленных как законодательством, так и соглашением сторон и направленных на урегулирование процедуры рассмотрения и разрешения гражданско-правового спора третейским судом.

В данном случае имеется ввиду комплексный правовой институт, источником формирования которого являются нормы различных отраслей права — гражданского права, гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права, международного права и норм, порождаемых договоренностью между заинтересованными по делу сторонами. 2

В рамках комплексного института третейского разбирательства аккумулируются отношения, регулируемые нормами различной отраслевой принадлежности. При этом целостность и автономность этого правового института обеспечивается специфическим характером регулируемых отношений, объединенных одной предметной отраслью регулирования.

studfiles.net

Третейские суды и их значение

§ 1. Понятие третейского суда и третейского разбирательства

1. Основные характеристики третейского суда и третейского разбирательства
2. Организация и деятельность третейского суда
3. Порядок образования третейского суда
4. Источники правового регулирования

1. Основные характеристики третейского суда и третейского разбирательства

Третейское разбирательство является одной из форм разрешения споров участников гражданского оборота, которая избирается по соглашению между ними. Третейский суд является одной из древнейших форм разрешения споров. Исторически, как писал А. Вицин, суд посредников предшествовал суду общественной власти. Гегель в свое время предлагал вменить сторонам в обязанность обращаться до официального суда к простому (третейскому, мировому) суду и попытаться прийти к соглашению.
Первые постоянно действующие третейские суды были образованы при Торгово-промышленной палате России (до этого — СССР). На фондовом рынке России получили распространение арбитражные биржевые комиссии при биржах, разбиравшие споры участников биржевых торгов. Большое количество третейских судов и арбитражей образовано при региональных торгово-промышленных палатах, объединениях предпринимателей в различных сферах гражданского оборота, например при Ассоциации российских банков, при Национальной ассоциации участников фондового рынка России.
Большой импульс развитию международного коммерческого арбитража придало принятие в 1993 г. Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» и в 2002 г. — практически одновременно с новыми ГПК и АПК — Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации».
В современных условиях значительна роль третейских судов в осуществлении судебной реформы. Дело в том, что государственная судебная система не может расширяться до бесконечности, ее содержание затратно, требует подготовки высококвалифицированных кадров, решения вопросов управления и т.д. Развитие системы третейского разбирательства позволяет разрешать часть дел в сфере гражданского оборота вне рамок правосудия, достигая того же самого юридического результата, снижая нагрузку на судебную систему.
Основные черты третейского суда и третейского разбирательства состоят в следующем. В России могут образовываться постоянно действующие третейские суды и третейские суды для разрешения конкретного спора ad hoc. Стороны спора имеют возможность выбора третейских судей, которые будут разрешать спор. К осуществлению третейского разбирательства привлекаются не только юристы, но и специалисты со знанием отдельных сфер деятельности, например финансовой, банковской деятельности, фондового рынка. Само разбирательство характеризуется упрощенностью процедуры и конфиденциальностью. Деятельность третейского суда осуществляется на началах самоокупаемости, поскольку все расходы по разбирательству в конечном счете покрываются самими сторонами. В случаях, предусмотренных законом, при третейском разбирательстве стороны могут получить поддержку со стороны государственных судов по отдельным вопросам (обеспечение иска, выдача исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда).
Таким образом, третейский суд представляет собой (1) способ разрешения гражданско-правовых споров, (2) негосударственный по существу, (3) избранный сторонами для разрешения спора в особой согласованной между ними процессуальной форме, (4) осуществляемый физическими лицами (лицом), избранными в качестве третейских судей, (5) в отношении которого государственные суды осуществляют в пределах, указанных в законе, функции содействия и контроля.
При понимании правовой природы третейского суда следует избегать отождествления постоянно действующего третейского суда с какой-либо организационно-правовой формой. Сам по себе третейский суд в конкретном деле — это одно или несколько физических лиц, которые избраны сторонами для разрешения спора. Следует различать организацию, которая утвердила правила и (или) регламент постоянно действующего третейского суда, и третейский суд в собственном смысле слова, а именно судей, избранных для разрешения спора. Роль такой организации обычно сводится к утверждению документов о третейском суде, материально-техническому обеспечению его деятельности, принятию и распределению третейского сбора и иных расходов, предоставлению помещения для разбирательства, однако сама по себе она третейским судом не является. В этом смысле надо различать Торгово-промышленную палату и ее третейский суд, равно как и другие организации (а их довольно много), которые создали при себе третейский суд.
Третейский суд правомерно включать в систему гражданской юрисдикции, которая образует систему органов по разрешению гражданско-правовых споров. При этом он занимает здесь особое место. Третейское разбирательство является формой частного правоприменения в отличие от правоприменительной деятельности государственных судов, которые осуществляют ее от имени государства. Однако его деятельность как органа гражданской юрисдикции санкционирована в самых различных нормативных актах, например Федеральном законе «О третейских судах в Российской Федерации», Законе РФ «О международном коммерческом арбитраже», ГПК, ст. 11 ГК, международных соглашениях и других актах.
Поскольку третейское разбирательство является формой частного правоприменения, то оно никак не связано с системой конституционных органов судебной власти и правосудием как функцией государства. Употребляемый иногда в литературе термин «третейское судопроизводство» сомнителен, поскольку третейские суды правосудие не осуществляют. Термин «судопроизводство» используется в ст. 118 Конституции РФ во вполне определенном смысле применительно к деятельности органов судебной власти.
В России одновременно действуют международные коммерческие арбитражи и третейские суды. Есть ли между ними непреодолимые различия и в чем тогда необходимость использования различной терминологии?
В плане отличия можно отметить, что международные коммерческие арбитражи и третейские суды имеют:
— во-первых, разные источники правового регулирования;
— во-вторых, различную компетенцию в зависимости от статуса сторон.
Третейские суды рассматривают споры из «внутреннего» гражданского оборота и с участием российских лиц. Международные коммерческие арбитражи разрешают споры с участием иностранных лиц либо когда одной из сторон является российское лицо с иностранными инвестициями. Однако единой является их правовая природа как негосударственных способов разрешения споров между участниками гражданского оборота.

2. Организация и деятельность третейского суда

Принципы организации и деятельности третейского суда во многом совпадают с теми принципами, на которых осуществляется правосудие. В ст. 18 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» отражен ряд принципов третейского разбирательства.
В частности, разбирательство в третейском суде ведется на началах равенства сторон, состязательности как формы распоряжения своими полномочиями в сфере доказывания, широкой диспозитивности, позволяющей сторонам осуществлять выбор арбитров, определять язык разбирательства, форму рассмотрения дела, заключать мировое соглашение, отказываться истцу от иска и т.д. Третейские судьи независимы при исполнении их полномочий, что гарантируется правом сторон иметь максимально широкую информацию о кандидатуре каждого из них, а также правом отвода и самоотвода третейских судей при наличии каких-либо сомнений в их беспристрастности. В то же время третейское разбирательство не носит публичного характера, какая-либо информация о находящихся или находившихся в производстве делах может сообщаться по общему правилу только с согласия сторон.

3. Порядок образования третейского суда

Согласно ст. 3 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» постоянно действующие третейские суды образуются торговыми палатами, биржами, общественными объединениями предпринимателей и потребителей, иными организациями — юридическими лицами, созданными в соответствии с законодательством Российской Федерации, и их объединениями (ассоциациями, союзами) и действуют при этих организациях — юридических лицах. Постоянно действующие третейские суды не могут быть образованы при федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов РФ и органах местного самоуправления.
Постоянно действующий третейский суд считается образованным, когда организация -юридическое лицо:
— приняла решение об образовании постоянно действующего третейского суда;
— утвердила положение о постоянно действующем третейском суде;
— утвердила список третейских судей, который может иметь обязательный или рекомендательный характер для сторон.
Организация — юридическое лицо, образовавшая постоянно действующий третейский суд, направляет в компетентный суд, осуществляющий судебную власть на той территории, где расположен постоянно действующий третейский суд, копии документов, свидетельствующих об образовании постоянно действующего третейского суда.

4. Источники правового регулирования

Любой третейский суд имеет две группы правовых источников его деятельности.
Во-первых, это федеральное законодательство. Основой здесь является ст. 11 ГК, указывающая на третейский суд как орган, осуществляющий защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав.
Третейское разбирательство споров регламентируется Федеральным законом «О третейских судах в Российской Федерации», гл. 46 и 47 ГПК и другими предписаниями ГПК (например, ч. 3 ст. 3), Законом РФ «О международном экономическом арбитраже». Акты федерального законодательства очерчивают общие рамки третейского разбирательства, компетенцию третейского суда, порядок отнесения дела к его ведению, а также порядок принудительного исполнения принятых решений. В ряде случаев имеются различия в регулировании между ГПК и Федеральным законом «О третейских судах в Российской Федерации», например между гл. 46 и 47 ГПК и гл. VII и VIII указанного Закона. В этом случае применению подлежит ГПК.
Во-вторых, это акты локального уровня, поскольку в соответствии со ст. 19 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» постоянно действующий третейский суд осуществляет третейское разбирательство в соответствии с правилами постоянно действующего третейского суда, если стороны не договорились о применении других правил третейского разбирательства. Именно на принятые в самой организации регламенты возлагается основная тяжесть по правовому регулированию третейского разбирательства. Такой порядок вполне логичен, поскольку третейское разбирательство является формой частного правоприменения, основанного на выборе самими сторонами третейских судей для разрешения спора и регламента их деятельности. Все это дает возможности для создания более простой модели разбирательства, позволяющей сторонам спора в максимальной степени использовать удобства и преимущества третейского суда. Организация и деятельность третейского суда, как правило, регламентируются двумя правовыми актами: Положением о третейском суде и Регламентом третейского суда.
Вместе с тем согласно п. 3 ст. 19 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» правила третейского разбирательства, согласованные сторонами, не могут противоречить обязательным положениям данного Федерального закона, не предоставляющим сторонам права договариваться по отдельным вопросам. В части, не согласованной сторонами, не определенной правилами постоянно действующего третейского суда и Федеральным законом, правила третейского разбирательства определяются третейским судом.
В Федеральном законе «О третейских судах в Российской Федерации» используется понятие «компетентный суд» при определении функций контроля и содействия государственных судов в отношении третейских судов. Как определить компетентный суд, например, для обращения за обеспечительными мерами, при оспаривании решения третейского суда или его принудительном исполнении? Если спор, рассмотренный третейским судом, одновременно подведомствен суду общей юрисдикции, то тогда данный суд и будет компетентным судом в отношении разрешения вопросов третейского разбирательства, в частности, применяются правила гл. 46 и 47 ГПК при оспаривании и принудительном исполнении решения третейского суда. Если спор подведомствен арбитражному суду, то тогда он выступает компетентным судом и применяются соответственно правила гл. 30 АПК.

yourlib.net

Это интересно:

  • Пенсия военным в 2014г Калькулятор военной пенсии за выслугу лет на 2018 г. с учетом увеличения с 01.01.2018 г. Данный калькулятор подготовлен специалистами юридической компании "Стратегия" Все права защищены! *Следует учитывать, что в соответствии со ст. 45 "г" и ст. 46 ч. 1 Федерального закона от 12 февраля […]
  • Федеральный закон 114 2002 год Федеральный закон № 114-ФЗ от 23 апреля 2018 года РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статьи 31 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации Принят Государственной Думой 12 апреля 2018 года Одобрен Советом […]
  • Приказа мвд 740 приказ МВД РФ № 740 от 06.08.2002года Зарегистрировано в Минюсте РФ 6 августа 2002 г. N 740 МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИПРИКАЗот 2 июля 2002 г.г. N 631 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ИНСТРУКЦИИО ПОРЯДКЕ ОКАЗАНИЯ БЕЗВОЗМЕЗДНОЙ ФИНАНСОВОЙ ПОМОЩИСОТРУДНИКАМ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ПО […]
  • Продажа пиротехники законы Продажа пиротехники законы Вполне достаточно сертификатов. Только склад желательно иметь с разрешением пожарников. а вы у кого закупаться будете? спросите у них про документы. На китай много левых сертификатов кстати:-) Оформление лицензии требуется на следующие виды […]
  • Виды трудовой пенсии в россии Мнение эксперта Общее собрание НАПФ Годовой отчет: всякая-всякая всячина Сегодня мы закончим серию постов про годовой отчет НПФ. Годовой отчет: всякая всячина Продолжаем наш рассказ о годовом отчете НПФ. В прошлые разы мы раскрыли темы бухгалтерской отчетности и специальной […]
  • Пришел штраф но за рулем был не я Юридический портал Советы профессионалов Получил штраф за рулем был не я Фирма получила «фотоштраф» из — ГИБДД: а — надо — ли платить В этом случае самое разумное — поступить как при варианте 2 первой ситуации. То есть в течение 10 дней с момента получения «фотоштрафа» написать и […]
  • Прекращение производства по делу в гражданском процессе Прекращение производства по делу в гражданском процессе (понятие, основания, последствия) Прекращение производства по делу – форма окончания дела без вынесения решения, применяемая ввиду отсутствия у истца (заявителя) права на предъявление иска (на обращение в суд) либо в связи с […]
  • Подросток правонарушения и преступления ПОДРОСТОК. Правонарушения и ответственность. Мультимедийная презентация по профилактике правонарушений и преступлений среди несовершеннолетних. - презентация Презентация была опубликована 3 года назад пользователемВалентина Рюмина Похожие презентации Презентация на тему: " ПОДРОСТОК. […]