Выступления адвоката

admin

Выступления адвоката защитника в судебных прениях

Значение судебных прений как элемента разбирательства в суде первой инстанции

Судебные прения — часть судебного разбирательства, в которой выступают его участники, со своих позиций подводя итоги судебного следствия. Они анализируют и оценивают исследованные в суде доказательства, представляют на рассмотрение суда свои соображения о доказанности или недоказанности обвинения, квалификации преступления, мере наказания подсудимому и вносят свои предложения по всем другим вопросам, решаемым судом. Выступление в судебных прениях является одним из способов защиты участниками судебного разбирательства своих или представляемых ими законных прав и интересов Белоносов В. О., Громов Н. А., Новичков И. В. Уголовный процесс. М., 2007. — С. 156-158..

Каждая из заинтересованных сторон обосновывает и отстаивает свою позицию по разрешаемому делу.

В судебных прениях проявляется состязательность уголовного процесса. В ходе судебных прений все обстоятельства дела освещаются сторонами с различных позиций и тем самым обеспечиваются условия для всестороннего и объективного подхода к разрешению дела, для постановления законного и обоснованного приговора. Выступления в прениях представителей разных сторон свидетельствуют в глазах присутствующих в зале суда об объективности судебного разбирательства и стремлении обеспечить в суде справедливое разрешение дела.

В соответствии со ст. 295 УПК судебные прения состоят из речей государственного и общественного обвинителей, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей, потерпевшего по делам частного обвинения или его представителя, защитника или подсудимого (если защитник в судебном заседании не участвует), общественного защитника Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный // Под общ. ред. А.В. Смирнова /4-е издание, дополненное и переработанное. / СПС «Гарант», 2008. — С. 289-291..

Не все участники судебного разбирательства являются субъектами судебных прений. Для государственного обвинителя и адвоката-защитника участие в судебных прениях — обязанность. Отказ государственного обвинителя от выступления в судебных прениях по существу означал бы отказ от обвинения. Но и эта позиция прокурора должна быть выражена и обоснована в его судебной речи в прениях сторон (ст. 248 УПК). Отказ защитника от выступления в судебных прениях есть отказ от принятой на себя защиты подсудимого и прямо запрещен в УПК (ч. 6 ст. 51). Для потерпевшего по делам частного обвинения, гражданского истца, гражданского ответчика, а также для подсудимого выступление в судебных прениях не обязанность, а право. Подсудимый обладает таким правом в случаях, когда адвокат-защитник в деле не участвует. Участие в судебном разбирательстве общественного защитника не затрагивает права подсудимого выступить в судебных прениях, т. к. общественный защитник, выражающий в процессе мнение коллектива трудящихся или общественной организации, не представляет интересов подсудимого и не несет перед ним каких-либо обязательств по его защите. Если адвокат-защитник не участвует в деле, подсудимый может отказаться от выступления с защитительной речью, но непредоставление ему такой возможности расценивается как ограничение права на защиту, являющееся существенным нарушением процессуального закона.

Гражданский истец и гражданский ответчик, а также потерпевший по делам частного обвинения, предусмотренным ст. 112, ч. 1 ст. 130 и 131 УК, могут либо сами выступать в судебных прениях, либо поручить это своим представителям независимо от того, что в судебном разбирательстве они участвовали не только через представителей, но и лично. Таким образом, не во всех случаях участники судебного разбирательства могут претендовать на выступление в судебных прениях Уголовный процесс. Поляков К. К. Учебный минимум — Москва: Юриспруденция, 2006. — С. 181-183..

Для наиболее полной защиты всеми участниками судебного разбирательства своих законных интересов представляется целесообразным устранить указанные выше ограничения их участия в прениях. Закрепленному в ст. 245 УПК равенству прав участников судебного разбирательства по представлению доказательств, заявлению ходатайств и участию в исследовании доказательств соответствовало бы и установление в законе права каждого участника судебного разбирательства высказать свое мнение в прениях сторон. Так решен этот вопрос в суде присяжных (ст. 447 УПК).

Порядок судебных прений обеспечивает наиболее благоприятные условия для защиты прав и законных интересов подсудимого.

Закон предусматривает выступление в прениях сначала субъектов, осуществляющих обвинительную функцию: обвинителей, потерпевшего, гражданского истца или его представителя, а затем субъектов, деятельность которых направлена на защиту от обвинения: гражданского ответчика или его представителя, защитника или подсудимого. Это полностью соответствует логике доказывания, построенной на презумпции невиновности, исходя из которой обязанность доказывания обвинения лежит на тех, кто его выдвигает Панькина И.Ю. Проблемы доказывания в состязательном уголовном процессе // Ученые записки. Выпуск 3. — Оренбург, 2006. — С. 211-212..

Когда в деле участвуют несколько прокуроров, гражданских истцов, гражданских ответчиков или защитников, то они сами договариваются между собой об очередности выступлений. Если им не удается согласовать свои мнения по данному вопросу, последовательность выступлений устанавливает суд.

В случае участия в деле одновременно государственного и общественного обвинителей, а равно защитника и общественного защитника последовательность выступлений с учетом обстоятельств конкретного дела устанавливает суд, выслушав предварительно их предложения по данному вопросу. В случае объединения в одном производстве встречных обвинений по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 112, 130 ч. 1, 131 УПК РСФСР, порядок выступлений в судебных прениях определяется также судом (ст. 295 УПК).

Поскольку в основу судебных прений и судебного решения могут быть положены только результаты судебного следствия, стороны в своих речах не вправе ссылаться на доказательства, которые не были предметом рассмотрения в суде. Если в обоснование своих выводов участник судебных прений считает необходимым привести новые доказательства, не исследованные судом, он вправе ходатайствовать о возобновлении судебного следствия. После нового рассмотрения доказательств в судебном следствии участники процесса также выступают в судебных прениях.

К участникам судебных прений предъявляется требование, чтобы они в своих выступлениях не касались обстоятельств, не имеющих отношения к делу.

При нарушении данного требования председательствующий вправе остановить их, хотя в принципе суд не может ограничивать продолжительность прении определенным временем (ст. 295 УПК).

По содержанию судебные прения должны включать в себя ответы сторон на основные вопросы, которые подлежат разрешению судом при постановлении приговора.

В речи государственного обвинителя-прокурора подводятся итоги обвинительной деятельности, направленной на изобличение подсудимого в совершении преступления. По своей структуре речь прокурора состоит из нескольких логически взаимосвязанных частей, последовательность и содержание которых может различаться в зависимости от обстоятельств рассматриваемого дела. Однако при всех условиях обвинительная речь прокурора должна включать в себя следующие содержательные элементы Скребец Г.Г. Участие адвоката-защитника в формировании доказательств на стадии предварительного расследования: автореф. дис. + канд. юр. наук. Екатеринбург, 2008. — С. 54-56..

Прокурор в своей речи раскрывает общественную опасность и противоправность совершенного подсудимым деяния, тот вред, который нанесен преступлением интересам граждан и общества. Эту оценку необходимо увязать с конкретными обстоятельствами совершенного деяния в том виде, каком они были установлены судебным следствием. В выступлении государственного обвинителя обосновывается, доказывается выдвинутый им обвинительный тезис, т. е. необходимо показать, какие доказательства подтверждают виновность подсудимого, какое обвинение прокурор считает обоснованным и что из исследованных доказательств, версий, обстоятельств не нашло подтверждения в результате судебного разбирательства и должно быть отвергнуто. Силой конкретных аргументов прокурор должен стремиться убедить суд в правильности занимаемой им позиции, строго руководствуясь при этом требованиями ст. 20 УПК и критически оценивая собранные по делу фактические данные» Адвокатура в Российской Федерации: Учеб. пособие / под. ред. А.В. Гриненко. Перераб. и доп. — М.: ТК Велби, изд-во Проспект, 2008. -С. 145-148..

Обязательным элементом обвинительной речи является обоснование уголовно-правовой квалификации совершенного подсудимым преступления Прокурор приводит аргументы, указывающие на то, что в действиях подсудимого имеется конкурентный состав преступления и что это преступление должно быть квалифицировано по определенной статье, такой-то части и такому-то пункту этой статьи. Прокурором должна быть обоснована и мера наказания, подлежащая, по его мнению, применению к подсудимому. Поэтому в обвинительной речи дается оценка личности подсудимого. Со ссылкой на материалы дела прокурор раскрывает те обстоятельства, характеризующие личность подсудимого (поведение в обществе, степень его общественной опасности, отношение к труду, семье, моральный и психологический облик и т. д.), которые должны быть приняты судом во внимание при определении меры наказания.

Руководствуясь ст. 37 и 39 УК, прокурор излагает соображения относительно вида, характера и тяжести наказания, которое он считает необходимым применить к подсудимому Белоносов В. О., Громов Н. А., Новичков И. В. Уголовный процесс. М., 2007. — С. 132-135..

При этом, как правило, нежелательно определение прокурором в обвинительной речи точных сроков отдельных мер наказания. Это конкретное уголовно-правовое решение — прерогатива суда. Прокурору же важно оценить обоснованность и целесообразность для данного случая более строгого (приближающегося к высшему пределу) или менее строгого (исходя из низшего предела) наказания подсудимого, чтобы это соответствовало тяжести содеянного и личности и разумно соотносилось с предусмотренной в УК шкалой уголовно-правовых мер. В обвинительной речи могут быть проанализированы обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, и предложения по их устранению. При наличии ущерба, причиненного преступлением, прокурор также предлагает свое решение вопроса о его возмещении Уголовный процесс. Поляков К. К. Учебный минимум — Москва: Юриспруденция, 2006. — С. 211-213..

Содержание речи общественного обвинителя определяется его процессуальным положением как представителя коллектива трудящихся или общественной организации. Он призван наиболее полно раскрыть их отношение к совершенному деянию, к личности подсудимого, а также к тому наказанию, которое может быть назначено судом. Общественный обвинитель вправе согласно ст. 250 УПК высказать свои соображения по всем вопросам, в том числе о доказанности обвинения, об общественной опасности деяния и личности, а также по поводу подлежащего применению уголовного закона и меры наказания. Но в отличие от государственного обвинителя он не обязан анализировать все разрешаемые судом вопросы и вправе выразить свою позицию в той форме, которая доступна ему как представителю общественности, не профессионалу.

Речь потерпевшего — частного обвинителя — по своей направленности

является обвинительной и поэтому может иметь то же содержание, что и речь государственного обвинителя. Однако в отличие от представителя публичного обвинения — прокурора, обязанного изложить в прениях соображения по всем вопросам, частный обвинитель по своему усмотрению принимает решение о необходимости выступления и о тех позициях, которые ему следует осветить.

В речи гражданского истца обосновываются исковые требования, т.е. основание и размеры заявленного иска. Поэтому гражданский истец доказывает в своем выступлении совершение преступления подсудимым, наличие непосредственной причинной связи между преступным деянием и наступившим материальным вредом, а также размером причиненного ущерба. Он может высказать свое мнение и о других вопросах, которые связаны с гражданским иском, например об основаниях и мотивах оправдания, поскольку от этого зависит судьба гражданского иска. Однако именно этим иском ограничен круг процессуальных интересов гражданского истца. Поэтому он не вправе касаться в своей речи ни юридической оценки преступления, ни вопроса о мере наказания.

В речи гражданского ответчика также излагаются вопросы, относящиеся к гражданскому иску. Обычно ее содержание сводится к доказыванию фактов, подтверждающих не совершение подсудимым преступления, отсутствие материального ущерба от действий подсудимого, причинение ущерба, меньшего по своим размерам, чем заявленный иск, отсутствие обязанности гражданского ответчика возмещать нанесенный преступлением вред Комментарий к УК РФ под общ. ред. Лебедева В.М. — М: Юрайт, 2009. — С. 201-203..

Речь защитника по своему содержанию включает в себя изложение мнения защиты по тем же вопросам, которые анализируются в речи государственного обвинителя. В соответствии с ч.1 ст. 51 УПК РФ все разрешаемые в суде вопросы рассматриваются защитником в его речи под углом зрения интересов подсудимого. Основное внимание в защитительной речи концентрируется на том, что опровергает обвинение или свидетельствует о его недоказанности, недоподтверждении какой-либо его части, необходимости изменения квалификации преступления и применения нормы УК, предусматривающей менее тяжкое преступление или наказание: о наличии смягчающих ответственность обстоятельств: о необходимости назначения подзащитному минимального наказания (применения условного осуждения, отсрочки исполнения наказания и т.п.). Защитник должен четко определить свою позицию. Он не вправе выступать перед судом с альтернативными предложениями: оправдать подсудимого либо, если суд признает его все же виновным, — изменить квалификацию обвинения или назначить минимальную меру наказания и т. п. Наличие таких альтернативных вариантов противоречит интересам защиты подсудимого, делает оба вывода малоубедительными для суда. Защитник должен сказать все, что можно привести в пользу подсудимого, но сделать только один вывод — тот, который он считает наиболее правильным по итогам судебного следствия и наиболее благоприятным для его подзащитного Григорьев В. Н., Победкин А. В., Яшин В. Н. Уголовный процесс. М., 2008. — С. 532-534..

Обосновывая недоказанность обвинения подсудимого, защитник вправе как приводить доказательства, подтверждающие невиновность, так и ограничиться в силу презумпции невиновности доказыванием сомнительности, недоброкачественности или недостаточности фактических данных, которые были положены в основу обвинения. Речь защитника как возражение на обвинительную речь прокурора, может быть построена на том, что обвинителю не удалось с несомненностью доказать обвинение и что, следовательно, подсудимый является невиновным, так как всякое сомнение в виновности толкуется в его пользу. Иванов А.Н., Лапин Е.С. УПК РФ: нужны коррективы // Государство и право. 2008. 6. -С. 45-48.

Конечно, это не значит, что защитник не должен использовать все имеющиеся возможности для опровержения обвинения.

Выбирая линию защиты, приводя обстоятельства, говорящие в пользу подсудимого, защитник строго связан одним условием: при отрицании подсудимым своей вины защитник не вправе считать это отрицание необоснованным и предлагать суду лишь изменить обвинение или назначить более мягкое наказание. Иначе защитник фактически не защищал бы, а обвинял подсудимого и лишил бы его защитника.

Вне зависимости от степени доказанности обвинения, правильности квалификации преступления, а также наличия обстоятельств, отрицательно характеризующих личность подсудимого, защитник не вправе отказаться от защиты и при всех условиях обязан произнести защитительную речь.

В речи общественного защитника содержится обоснование мнения коллектива трудящихся или общественной организации относительно обстоятельств, смягчающих ответственность подсудимого либо оправдывающих его. Основное содержание его речи, таким образом, посвящается характеристике личности подсудимого и оценке совершенного им деяния. Общественный защитник в своем выступлении ставит вопрос о возможности смягчения подсудимому наказания, его условного осуждения, отсрочки исполнения приговора или освобождения от наказания и передачи лица на поруки (ст. 250 УПК). Просьба коллектива об этом во всяком случае должна быть доведена до сведения суда. Общественный защитник не вправе занять позицию, ухудшающую положение подсудимого.

В своей защитительной речи подсудимый вправе высказаться по любому вопросу, разрешаемому судом при постановлении приговора. Он может отказаться от выступления в судебных прениях.

После произнесения речей все участники судебных прений могут выступить еще один раз с репликой, т. е. с возражением на какое-либо заявление определенного участника судебных прений. Содержанием реплики могут быть любые вопросы, являющиеся предметом прений. Реплика — необязательный элемент судебных прений. Правом реплики следует воспользоваться только при необходимости возразить против искажения фактов либо содержащихся в речах ошибочных положений, имеющих принципиальный характер. Нельзя прибегать к реплике для повторения уже сказанного, а также для выступления по вопросам, не имеющим значения для дела. Правом на реплику обладают все субъекты судебных прений. Право последней реплики закон предоставляет защитнику и подсудимому (ст. 296 УПК) Яшин С.В. Защита прав участников уголовного процесса на современном этапе // «Адвокатская практика», 2007, № 3. — .С. 26-28..

В соответствии со ст. 298 УПК по окончании судебных прений, но до удаления суда в совещательную комнату обвинитель, защитник, подсудимый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик или их представители вправе представить суду в письменном виде формулировки решения по вопросам, указанным в п. 1-5 ст. 303 УПК. Эти формулировки, как и устно выраженное сторонами мнение, не имеют для суда обязательной силы, но они могут помочь суду лучше проанализировать и учесть позиции сторон при постановлении приговора.

studbooks.net

Выступление и речь адвоката в суде

Прения являются одним из наиважнейших элементов судебного процесса. Поэтому выступление адвоката в суде должно быть тщательно подготовлено. На этапе прений подытоживается вся продолжительная, напряженная, кропотливая работа, которая была проведена на предыдущих стадиях.

Выступления в судебных прениях позволяют защитнику развернуто критиковать версию обвинения, изложив суду все доводы в пользу подзащитного, имеющиеся в его распоряжении.

Что такое судебная речь адвоката?

Адвокат, который выступает в прениях, произносит речь, которая называется защитительной. Это одна из разновидностей судебных речей. Судебная же речь представляет собой публичное выступление, представляющее собой изложение выводов по конкретному делу, а также возражения на существующие доводы оппонента.

Стоит отметить, что в каждом конкретном случае содержание защитительной речи различно. Оно определяется конкретными задачами защиты. Они же, в свою очередь, обуславливаются характером преступления и имеющимися в распоряжении защитника доказательствами.

Если рассматривать, из чего состоит речь адвоката в суде, то можно разделить ее на несколько основных частей. Это:

  • позиция адвоката по делу.
  • вступление.
  • анализ имеющихся доказательств и их оценка.
  • данные, которые характеризуют личность подсудимого.
  • анализ причин, которые способствовали совершению преступления.
  • вопросы, непосредственно связанные с применением наказания, либо с освобождением от него.
  • заключение.

Что должно содержаться в речи защитника в суде.

В защитительной речи в первую очередь внимание суда должно обращаться на обстоятельства, которые оправдывают, исключают или смягчают ответственность подсудимого. Однако, при этом адвокат также должен подвергнуть критическому разбору те доводы и доказательства, которые представлены обвинением. При этом, все то, что говорит адвокат в суде, должно выглядеть адекватно – здоровая полемика ни в коем случае не должна перерасти в личные выпады против другой стороны.

Тщательно подготовленная защитительная речь имеет довольно большое значение при рассмотрении процесса. Но не менее важно и то, как эта речь будет произнесена. Поэтому ораторское искусство адвоката должно быть на максимально высоком уровне.

Суд не имеет права ограничивать продолжительность судебных прений. Поэтому речь защитника в суде может быть достаточно продолжительной. Очень важно и то, адвокатам в защитительных речах нередко приходится высказываться по самым разнообразным вопросам, тесно связанным с рассматриваемым делом, и председательствующий имеет право остановить речь защитника, поэтому она не должна быть слишком пространственной.

varantum.com

10.2. Форма выступления адвоката в суде

Если выше мы говорили о содержании защитительной речи и об­суждали, о чем должен говорить адвокат в суде, то теперь речь пойдет о форме речи, т.е. о том, как нужно говорить.

Собственный стиль адвоката. Профессия адвоката, как, оче­видно, и любая профессия, накладывает свой отпечаток. Но при этом у каждого адвоката вырабатывается свой собственный стиль, но его нельзя назвать неповторимым. Как правило, ученик заим­ствует стиль от учителя, возможно влияние и других коллег. Пло­хой или хороший, но свой стиль есть у каждого.

Известен случай, когда одному из адвокатов в одночасье не по­нравился собственный стиль защитительной речи, которую он про­слушал в записи на видеокамеру. Решив изменить этот стиль, он взял за образец стиль своего коллеги. На адвоката было жалко смотреть: куда-то ушла присущая ему раскованность в манере держаться, не стало и великолепного и образного языка. Жесты были чужды и негармоничны. Он вновь посмотрел на себя в ви­деозаписи и, вздохнув, вернулся к своему привычному стилю.

Мною бытует до сих пор мнений по поводу того, писать или не писать заранее защитительную речь. Споры адвокатов по по­воду того, надо или нет заранее писать свои речи, ведутся уже давно.

А.Ф. Кони писал: «Я. никогда не писавший своих речей пред­варительно, позволю себе в качестве старого судебного деятеля сказать молодым деятелям . не пишите речей заранее, не трать­те времени, не полагайтесь на помощь этих сочиненных в тиши кабинетов строк, медленно ложившихся на бумагу, а изучайте внимательно материал, запоминайте его, вдумывайтесь в него — и затем следуйте совету Фауста: «Говори с убеждением, слова и вли­яние на слушателей придут сами собой»‘» 1 .

Конечно, можно согласиться с тем, что заранее будет написана речь либо тезисы. Однако главное заключается в том, что речь должна быть произнесена, а не прочитана.

Однажды пришлось наблюдать выступление адвоката перед присяжными заседателями. Закрыв свое лицо листом бумаги с написанным текстом, адвокат начал выступление с традиционно­го обращения: «Уважаемый высокий суд!»‘. Затем в течение 3 ми­нут читал громким голосом свое обращение к суду. Прочитав, смял бумагу и положил в карман. Присяжные сидели, опустив головы. Очевидно, если бы можно было в таких случаях привлекать адво­ката к ответственности за неуважение к суду, то следовало бы это сделать не задумываясь.

Собственный стиль этого адвоката был наглядно продемонст­рирован. Он у него складывался годами, поэтому по-другому ад­вокат выступать не мог.

Как добиться внимания. Многие адвокаты считают, что добить­ся внимания при произнесении защитительной речи гораздо труд­нее, чем подготовить и произнести саму речь. Конечно, очень важ­но сразу привлечь внимание аудитории и удерживать его до конца выступления.

Вот пример того, как начали свое выступление два известных юриста по одному и тому же делу Юханцева, которое рассматри­валось Санкт-Петербургским окружным судом с участием при­сяжных заседателей 22-24 января 1879 г. Адвокатом Юханцева был В.И. Жуковский, а с напутственным словом выступал перед присяжными заседателями А.Ф. Кони.

«Господа присяжные заседатели! Хотя мы и держимся на суде обычая отрешаться от того, что мы слышали до суда по делу, — о чем предупреждал уже вас председатель, открывая заседание, -но обычай этот не достигает цели в отношении тех процессов.

С удебныеречи ичвегтных русских юристов. М.. 1958. С. 106.

которые вызывают особенный интерес в обществе. Отрешиться от того, что вы продумали и прочувствовали по поводу какого-нибудь крупного общественного явления, ввиду мнений, выража­емых в печати, вы были бы не в состоянии, если бы того и поже­лали. А поэтому грешно было бы отказать защите хотя бы в попытке примирить общественное мнение с личностью подсуди­мого.

. Господа присяжные заседатели! Чем сложнее дело, подле­жащее нашему разрешению, тем более внимания должны вы упот­ребить на то, чтобы из массы мелких подробностей и частностей выделить те, обыкновенно немногие, но коренные данные, по которым составляется ясное представление о существе самого дела. » 1 .

Важно уметь удерживать внимание слушателей. Важно также вовремя закончить свою речь. Важно все. Мелочей не бывает. Даже внешность и поведение адвоката могут настраивать на внимание к происходящему или отвлекать от него.

В течение четырех зимних месяцев слушалось дело группы молодых людей, обвиняемых в бандитизме, разбойных нападениях, торговле ору­жием и убийствах.

У адвоката П. был подзащитным С, который являлся, с точки зрения обвинения, наиболее второстепенной фигурой в группе соучастников, по крайней мере на фоне всех остальных: не убивал, не грабил, про него все говорили, что он стоял на «стреме».

Присяжными заседателями в процессе были безработные ткачихи. Они, экономя на общественном транспорте, пешком добирались до здания об­ластного суда. Сидели в плохо отапливаемом зале, в уже потерявшей вид одежде и в течение четырех месяцев имели возможность наблюдать за адвокатом П.

Адвокат П. лихо подкатывала к зданию суда на иномарке, раздражая визгом тормозов присяжных заседателей, сидела в зале в канадской шубе из чернобурой лисицы стоимостью выше стоимости квартиры каждой из присяжных. Так как роль подзащитного была второстепенной, то вопросы не задавались. Адвокат П. откровенно спала на плече у своего старшего коллеги, особенно по понедельникам, не скрывала зевоты и безразличия ко всему происходящему в зале судебного заседания.

Когда наступило время ее выступления, видно было, как напряглись лица присяжных. Речь была хорошо скомпонована, была яркой, своеобраз­ной, произнесенной, а не прочитанной. Адвокат хорошо подготовилась и поэтому была довольна, вполне заслуженно, своей речью, которая к тому же, по сравнению с выступлениями других адвокатов, была более содер­жательной. И тем обиднее для нее был итог. Подсудимые, за исключением С, получили от присяжных заседателей кто снисхождение, кто особое снис­хождение, кто-то был признан невиновным или его действия были призна­ны недоказанными. Но вот С. остался единственным, в отношении которо­го заседатели не только не сочли нужным применить особое снисхождение,

С удебныеречи ишеетных русских юристов. С. 311.

но, напротив, никто из них не поставил а вопросном листе даже простого снисхождения.

Для адвоката П., удивленной и ошарашенной таким результатом, это был хороший урок и плата за невнимательность и пренебрежительное от­ношение к людям, участвовавшим в процессе.

Мелочей не бывает. Вычурная одежда участников процесса, блеск бриллиантов в перстнях адвокатов, яркая косметика и не­стерпимый запах духов — все это оказывает крайне отрицатель­ное влияние на отношение присяжных к рассматриваемым делам. Бывают, конечно, и другие крайности. Небрежность в одежде (грязная, помятая) и во внешности (отсутствие, например, зубов) снижает впечатление от произнесенной речи, даже если она гра­мотная и образная.

Доверие. Тот, к кому вы обращаетесь с речью, должен верить все­му, что вы говорите. Заметна любая неискренность, любое сомне­ние в собственной правоте. Незыблемость позиции, интонации, голос — все должно работать на доверие.

Примером может служить случай, когда адвокату пришлось прибегнуть к дополнительному внешнему фактору доверия.

Из материалов дела он узнал, что подсудимые, братья-близнецы, об­виняемые в убийстве из-за неполученного кредита, перечисляли значитель­ные суммы на сельский церковный приход. Тогда адвокат обратился за помощью к священнику той церкви, прихожанами которой были братья-близнецы. Священнику предложили выступить в роли общественного за­щитника. Церковный приход дал согласие. Процессуально полномочия были оформлены должным образом. И в зале судебного заседания появил­ся отец Владимир.

Присяжные с любопытством разглядывали рясу и тяжелый позолочен­ный крест на груди отца Владимира. Он не задавал вопросов. Его речь была очень краткой (потом он говорил, что легче отслужить десять молебнов, чем выступать в прениях), но присутствие его явно вызывало доверие ко всему, что говорили подсудимые, что говорил сам отец, что доводили до внимания присяжных адвокаты.

Есть непреложное правило: чтобы вызвать доверие, нужно обязательно смотреть прямо в глаза тому, к кому обращаешься с речью. Трудно поймать взгляд всех присяжных, но нельзя обхо­дить своим вниманием никого. Присяжные иногда сетуют на то, что адвокат смотрит в глаза только одному старшине. Если хо­чешь вызвать доверие, не поленись и подойди поближе, старайся не кричать, не торопиться, не заискивать.

Доверие к выступающему может быть подорвано, если пред­седательствующий прервет адвоката ссылкой, например, на то. что тот касается неисследованных обстоятельств. Трудно, конеч-

по, начинать вновь прерванную речь, но здесь уместно напомнить изречение древних: «Меня вы можете остановить, номою мысль остановить невозможно».

Сейчас техника стремительно врывается в нашу жизнь. Уже трудно представить современною делового человека без мобиль­ного телефона, пейджера. Эти средства, очень удобные в повсе­дневной жизни, в процессе, а особенно при произнесении защи­тительной речи, должны быть отключены.

Однажды прокурором по делу была молодая девушка, недавно закон­чившая университет. Она ждала какого-то важного для нее звонка, потому что в перерывах постоянно звонила по своему мобильному телефону, ко­торый у нее находился в сумочке, лежащей на прокурорском столе. И вот во время наибольшего накала в своем выступлении, когда она метала гро­мы и молнии на головы подсудимых, из сумочки донеслось характерное попискивание. Прокурор не ожидала, поэтому смутилась и, извинившись, выбежала в коридор суда. Увидев, что присяжные недоуменно качают го­ловами, адвокат достаточно тихо, но так, чтобы слышали присяжные, ска­зал: «Опять у неетамагочи запросился в туалет!». Присяжные заулыбались. Когда через минуту прокурор вернулась в зал, улыбки присяжных стали еще шире. Доверие было напрочь подорвано. И что бы потом ни говорила про­курор, как бы она ни старалась убедить присяжных искренностью своих слов, все пошло насмарку.

Язык. Язык выступающего в судебном заседании играет особен­но важную роль. Вряд ли стоит говорить о всем известных сло­вах-паразитах: «значит», «понимаете 7 ‘, «так сказать», «вот», меж­дометии «э-э», но они «кочуют» на судебных заседаниях из зала в зал и редко кому удается вытравить их из своей речи. Мешают правильному восприятию сути происходящего различные ново­модные словечки, которые упорно проникают в речь.

Однажды в деловой игре студент третьего курса юридического факуль­тета, играя роль адвоката в судебном процессе, попросил снять вопрос такого же студента — прокурора. Вопрос прокурора звучал так: «Назовите конкретно, что вы видели, подсудимый?» Оказывается, у адвоката вызвало сомнение слово «конкретно», которое, по его мнению, делало вопрос про­курора наводящим.

Сленг, бытовые выражения неуместны. Язык должен быть про­стым и доходчивым. И если при выступлении в обычном судеб­ном процессе можно пользоваться юридическими терминами, то изобилие специфических терминов при обращении к суду при­сяжных недопустимо. Вредны как уменьшительно-ласкательные -«ножичек», «трупик», «ружьишко», «ссорочка», «потерпевшень-кий», «преступничек», так и увеличительные слова — «кровища», «патронище», «ранища» и т.п.

Однажды адвокат, любящий использовать в речи уменьшитель­но-ласкательные слова, назвал молоток, которым был убит потер­певший, «молоточком». Прокурор в реплике огласил лист дела, на котором был зафиксирован вес этого «молоточка» — 800 грам­мов. Почти кувалда.

Язык жестов. Если речь не подчеркивается жестом, то во мно­гом теряется ее выразительность. Ведь жест подчас может быть красноречивее слова. Но жест должен быть не только вырази тель­ным, но и умеренным.

Например, профессор из Бангладеш Мизанур Рахман, когда ему было нужно сказать, что у него нет денег, выворачивал карман брюк наружу. Белая ткань пустого кармана давала понять, что какие-либо еще комментарии излишни.

Жест — это и движение рук, и поворот головы, и мимика лица: поднятая бровь, прикушенная губа, которая также помогает под­черкнуть или оттенить сказанное.

Многие адвокаты любят расхаживать по залу судебного засе­дания. Если при этом адвокат не отворачивается от присяжных, то такие движения еще допустимы. Но когда адвокат в течение часового выступления неоднократно поворачивается спиной к при­сяжным, когда стук его каблуков отдается эхом в зале, когда он, как ветряная мельница, размахивает руками, впечатление от выс­тупления остается удручающим.

Безусловно, недопустимы почесывание, зевота, шмыгание но­сом, кряхтение, притоптывание ногой, перебирание в карманах каких-либо предметов.

Наглядные пособия. Есть выражение: «Одна картинка стоит тысячи слов». К наглядным пособиям относят схемы, графики, фотографии и т.п.

В российских судах с трудом прививаются перечисленные на­глядные пособия для усиления эффекта произнесенной речи. Если прокуроры стараются представить в большом масштабе схему места происшествия или показать в увеличенном размере распо­ложение телесных повреждений на потерпевшем, то адвокат чаще всего по старинке пытается только «глаголом жечь сердца» слу­шателей.

Однажды в зал судебного заседания потерпевший принес фо­тографии расчлененного трупа. Фотографии были большого фор­мата, цветные, сделаны профессиональным фотографом. Попро-

сили показать эти фотографии присяжным заседателям. Адвока­ты, естественно, возражали, и председательствующий запретил демонстрацию. Но во время выступления потерпевший бросил эти фотографии на барьер к присяжным. Председательствующий сделал замечание, было предложение не принимать во внимание эти фотографии, не являющиеся доказательством. Но коллегия присяжных по этому поводу не распускалась, и, безусловно, фо­тографии были ярче и образнее всех слов, сказанных потерпевшим. В одном из судебных процессов адвокат, чтобы подчеркнуть, что оружие, выбранное подзащитным, было соразмерным и он не превысил пределы необходимой обороны, показал присяжным миниатюрный нож из маникюрного набора на фоне куска оглоб­ли: так он смотрелся еще более хрупким и безопасным.

Истории, аналогии. Безусловно, истории и аналогии украшают любую речь. Только пользоваться ими нужно умело. Любая исто­рия, рассказанная адвокатом, должна быть «‘привязана»‘ к месту. Она должна органично вытекать из сказанного или подчеркивать, оттенять сказанное. Рассказанные истории должны быть свежи и оригинальны, не должны повторяться из процесса в процесс. Пред­ставьте реакцию секретаря судебного заседания, когда она, оче­видно, в десятый раз записывала душераздирающую историю, которую в каждом процессе повторял адвокат в своем выступле­нии! Из всех участников судебного заседания секретарь меняется реже всех, поэтому она хорошо помнила предыдущие выступле­ния этого адвоката.

Неуместен в речи адвоката анекдот, хотя аналогия с ним, осо­бенно если этот анекдот очень известен, вполне уместна.

Любые истории, рассказанные адвокатом во время его защи­тительной речи, должны привлекать внимание присяжных засе­дателей, если это внимание ослабло. Но история не должна уво­дить от общей темы повествования, она должна усиливать позицию адвоката. Иначе не стоит рассказывать историю.

Примеры — это, наверное, наиболее эффективный прием, к ко­торому прибегают судебные ораторы. С помощью примеров уда­ется как бы приблизить рассматриваемый предмет, увидеть его более четко и ясно. Примеры следует брать из жизни, они долж­ны быть всем известны, еще лучше, если они будут на слуху.

В одном из небольших районных центров, где каждый знает всех жите­лей, слушалось уголовное дело по обвинению в покушении на кражу. Четы­ре эпизода, и все неудачные. Перед судьей и заседателями предстал од-

ноклассник судьи С. И какая муха укусила эгого судью, но он назначил по совокупности за все четыре эпизода подсудимому 16 лет лишения свобо­ды. Когда С. выслушал приговор, он обратился к своему однокласснику с традиционно простонародным вопросом: «Ты, что ох. «. Против С. было возбуждено новое уголовное дело за неуважение к суду. Пока длилось пред­варительное расследование, кассационная инстанция областного суда изменила приговор районного и снизила назначенный срок наказания до 4-х лет. Во время выступления адвокат, защищавший С. по статье за неува­жение к суду, показал присяжным заседателям определение областного суда и спросил: Разве в принципе не был прав С?» Ответом присяжных был оправдательный вердикт.

Сильный финал. Как бы хорошо ни говорил адвокат во время своего выступления, но если не будет достойного финала, вся речь окажется смазанной.

Концовка речи должна быть наиболее эффективной частью выступления адвоката. В заключительной части можно подвести итог всему сказанному, кратко и четко, но нельзя применять аль­тернативу. Другими словами, позиция для присяжных должна быть одна, выстраданная и выверенная в ходе судебного заседания. Концовка речи должна быть такой, чтобы у слушателей появи­лось желание захлопать в ладоши, чтобы после речи повисла в зале та необходимая для осмысления всего сказанного тишина, когда каждый мог бы сказать про себя: да, сильно сказано.

Вот примеры окончания речей известных русских юристов:

«Подсудимому, стоящему на видной ступени в обществе, умевшему быть полезным деятелем и слугою общественных интересов, много было дано. Но кому много дано, с того много и спросится, и я думаю, что ваш приговор докажет, что с него спрашивается много» (Обвинительная речь А.Ф. Кони по делу об убийстве Чихачева)’

«Когда надо выбирать между жизнью и смертью, то все сомнения долж­ны решаться в пользу жизни. Таково веление закона и такова моя просьба» (Ф.Н. Плевако. Дело Максименко) 2

Опыт показывает, что запоминаются первая и последняя ми­нуты выступления. Если первая минута помогает захватить вни­мание слушателей, то последняя должна еще долго звучать ак­кордом в их сознании.

Любое выступление адвоката, перед присяжными особенно, должно быть таким, будто это самое важное дело в жизни адвока­та. Для этого надо выложиться полностью, без остатка, чтобы потом не мучил какой-нибудь упущенный факт, чтобы можно было обессиленным рухнуть на стул, закрыть глаза и подумать: «Ясде­лал все. Тот, кто может сделать лучше, пусть попробует».

1 Кони А.Ф. Избранные произведения. М. 1956. С. 429.

2 Речи известных русских юристов. М.. 1985. С. 574.

Мы привели некоторые примеры из адвокатской практики, но навыку выступления в суде каждый из вас будет учиться самосто­ятельно. Возможно схемы, которые мы приводим (см. далее «Со­держание защитительной речи» и «Форму защитительной речи»‘) и упражнения помогут вам.

Приводим два упражнения, которые могут оказать помощь в освоении навыка анализа и оценки доказательств, их системати­зации и изложения своей позиции наиболее убедительным обра­зом. Кроме того, при выполнении этих упражнений могут быть освоены приемы построения речи в судебных прениях.

Ролевую игру по теме «Судебные прения» можно подготовить на основе представленной ниже информации.

УПРАЖНЕНИЕ 1 Ролевая игра «Дело об обручальном кольце»

Для проведения игры разделитесь на две группы, одна — пред­ставители государственного обвинения, другая — представители защитников. Каждая группа по отдельности должна подготовить­ся к прениям на основе предварительного анализа материалов дела и выработанной по этому делу позиции. Затем обе группы соби­раются вместе, и один представитель каждой группы произносит свою речь в прениях.

По завершении этих выступлений участники игры комменти­руют речи обвинителя и защитника.

Козлевич Адам — подсудимый, 1963 г.р., русский, гражданин РФ, об­разование среднее, холост, нигде не работет, проживает по адресу: г.Мос­ква, ул. Авиамоторная, д. 3, кв. 17, невоеннообязанный, ранее судимый: в 1980 г. — по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР (3 года лишения свободы); в 1985 г. — по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР (5 лет лишения свободы); в 1993 г. — поч. 2 ст. 145 УК РСФСР (7 лет лишения свободы). Освободился из мест лишения свободы 20 апреля 2000 г.

Петрова Надежда Викторовна — потерпевшая, 1976 г.р., замужем, детей не имеет, русская, гражданка РФ, образование среднее специаль­ное, работает официанткой в ресторане «Москва», проживает по адресу: г.Иваново, ул. Свободы, д. 76, кв. 15, ранее не судима.

Смирнов Владимир Валентинович — свидетель, 1975 г.р., русский, гражданин РФ, образование среднее, женат, работает сотрудником пат­рульно-постовой службы ОВД Советского района г.Иваново.

Резолютивная часть обвинительного заключения

Козлевич А.И. обвиняется в том, что он совершил хулиганство, т.е. гру­бое нарушение общественного порядка, выражакадее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения. Кроме того, он совершил покушение на грабеж, т.е. открытое хищение чужого имущества, неоднократно, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, с причинением значительного ущерба гражданину лицом, ранее два или более раз судимым за хищение или вымогательство. Пре­ступление совершено при следующих обстоятельствах:

20 апреля 2000 г. обвиняемый Козлевич А.И., находясь в нетрезвом со­стоянии на ул. Свободы г. Иваново, увидел проходящую мимо него Петрову Н.В. и, догнав ее, из хулиганских побуждений провел ей сзади рукой от лодыжек до пояса.

Петрова, пресекая хулиганские действия Козлевича, схватила его за волосы. В то же время Козлевич, схватив Петрову за руку, открыто пытался похитить находящееся на безымянном пальце золотое кольцо стоимостью 800 руб., причинив потерпевшей значительный ущерб. Однако не смог до­вести преступление до конца по не зависящим от него обстоятельствам, так как на месте совершения преступления был задержан сотрудниками милиции.

Таким образом, своими действиями Козлевич А.И. совершил преступ­ления, предусмотренные ч.1 ст. 213 и ч.З ст. 30, п. «б», «г», «д» ч. 2 ст. 161, п. «в»ч. Зет. 161 УК РФ.

studfiles.net

Это интересно:

  • Можно ли покрыть ипотеку материнским капиталом Можно ли погасить потребительский кредит материнским капиталом Строгий контроль за использованием бюджетных средств сильно ограничивает возможности расходования материнского капитала. Законодатели постоянно вносят законопроекты, которые позволили бы направить средства на затраты, […]
  • Материнский капитал сумма на 2014 год Материнский капитал в 2014 году В 2014 году программа «Материнский капитал» продолжает свое действие. Данная программа предусматривает предоставление финансовой помощи семьям, в которые родился или усыновлен второй или последующий ребенок. После вопроса об отмене маткапитала, поднятого в […]
  • Бюро судебно-медицинской экспертизы вологда ГУЗ «Бюро Судебно-Медицинской Экспертизы» Вологда 160022, Пошехонское шоссе, 27б тел.: (8172) 71-75-20 факс: (8172) 71-75-20 e-mail: sev@volnet.ru СОКОЛОВ Евгений Васильевич* Начальник (с 2007 г.) Специалист высшей категории. СУЧКОВ Александр Николаевич, СОКОЛОВ Сергей Игоревич, ГУРИЧЕВ […]
  • Процент увеличения пенсии в 2018 г Проект Федерального закона об увеличении нижнего предела выслуги лет для назначения военной пенсии с 20 до 25 лет Проголосовать за указанный законопроект можно здесь. Последние новости об индексации военных пенсий читать здесь Калькулятор военной пенсии за выслугу лет с 1 января 2019 […]
  • Уголовное право преступления против здоровья Преступления против здоровья Преступления против здоровья Под вредом здоровью понимают «нарушение анатомической целостности и физиологической функции органов и тканей человека в результате воздействия физических, химических, биологических и психических факторов внешней среды» (п. 2 […]
  • Увольнение в уралсибе Ушел в нирвану: как Николай Цветков строил корпоративную культуру в «Уралсибе» Пришло время обеда, но для трех десятков топ-менеджеров финансовой корпорации (ФК) «Уралсиб», собравшихся в одной из комнат офиса, салат и суп были на недосягаемом расстоянии. Сменив деловые костюмы на […]
  • Пакет документов для оформления гражданства Что необходимо для оформления гражданства ребенку, и как это сделать Если вы родились и постоянно живёте в России, вам всё равно предстоит оформлять документы, чтобы подтвердить гражданство ребенку. Еще больше эта проблема волнует тех, кто состоит в браке с иностранцем или недавно […]
  • Учебное пособие сахарова Учебное пособие для учащихся 10 11 классов общеобразовательных учреждений под редакцией А. Н. Сахарова по апробации учебного пособия «История религий» под редакцией Регион: Пермский край, Очёрский район, деревня Киприно. Вид учреждения: Муниципальное образовательное учреждение Кипринская […]