Историческое развитие понятия закон

admin

Возникновение и историческое развитие права. 6 1 Многообразие определений и единство понятий 6

Глава 1. Возникновение и историческое развитие права. 6

1.1 Многообразие определений и единство понятий 6

  1. Античная эпоха10
  2. Средневековье. __^ . 15
  3. Эпоха нового времени._ 20
  4. 1.5 Соотношение русского и казахского права и их влияние друг на

    Глава 2. Правовая культура общества.

    1. Основные аспекты правовой культуры общества. 31
    2. Правовая социализация личности. 36
    3. Государственное обустройство общества. 42
    4. Правосознание личности. _ 47

    ^ Глава 3. Развитие права в формировании культуры казахстанского

    общества. ____^__ _52

    Список использованных источников. 63

    Кардинальное преобразование нашего общества люди чаще всего связывают с правом, с правовым государством, с правосудием, с правами человека. Право как общественное явление, как незаменимый в современном цивилизованном обществе социальный регулятор имеет много дискуссионных аспектов по возникновению, развитию в государстве и обществе.

    Право — ценность общекультурная. Оно представляет собой достижение человеческой культуры, выступает как антипод бесправия, беспорядка, произвола. Право упорядочивает отношения, вводит их в определённые рамки, приемлемые для всех членов общества, придаёт общественным отношениям определённую слаженность, регулярность, определённость. Право выступает как средство социального контроля по отношению к членам общества, и тем самым дисциплинирует их и направляет их поведение в русло приемлемое, необходимое для других членов общества и для общества в целом. Правовая культура общества — это определённое качественное состояние правовой жизни общества, выражающиеся в достигнутом уровне совершенства правовых актов, правовой и правоприменительной деятельности, правосознания и правового развития личности, а также степени свободы её поведения и взаимной ответственности государства и личности.

    Ценность права для личности в том, что право способствует созданию и существованию условий для нормальной жизни любого члена общества, условий для всестороннего развития личности. Даная тема привлекала внимание многих философов древности, а именно таких как Г. Гроций «О праве войны и мира»[1], И.Кант «К вечному миру»[2], Руссо Ж-Ж. «Об общественном договоре, или принципы политического права»[3], воззрения которых исходили из существования двух систем права — естественного и позитивного. Позитивное, или положительное — это официально признанное, действующее в том или ином государстве право, получающее выражение в законах и иных правовых актах государственной власти, в том числе санкционируемых его обычаях. В отличии от позитивного естественное право

    проистекает из природы человека, человеческого разума, всеобщих нравственных принципов. А так же современных ученых-юристов Мальцев В. А. «Право, как нормативно-деятельностная система» [4], Лившиц Р .3. «Современная теория права: краткий очерк»[5], Стоянов А. «Методы разработки положительного права»[6], которые рассматривают развитие права в различные исторические периоды и на основе различных идей делают свои выводы о теориях возникновения права. Однако вопрос о возникновении права и его развитии остается открытым, актуальным на сей день.

    В силу развития государства и общества в Республики Казахстан продолжаются правовые реформы, что делает право в Казахстане предметом исследования отечественных ученых-юристов и политологов. Наиболее фундаментальными являются работы Избасова Л.Б. «Идея права: методологические проблемы понимания» [7], Алимиева Т. «Становление правовой государственности» [8] и Умуркулова Д.Г. «Индивидуальное правосознание и реализация права» [9], которые отмечают особенности развития права в Республики Казахстан, его влияние на правовую культуру и правовое сознание казахстанского общества.

    Но все же вопрос об особенностях развития права в формировании культуры общества Республики Казахстан остается недостаточно изученным и вызывает интерес автора, оставляя простор для исследования, давая возможность внести свои предложения по совершенствованию правовой системы Республики Казахстан.

    Целью дипломной работы является:

    — определение исторического развития права в формировании культуры
    общества;

    — анализ основных аспектов правовой культуры, её структуру и функции;

    — выявление особенностей развития права в формировании казахского
    общества.

    Для достижения этих целей необходимо будет выполнить следующие задачи:

    1. исследовать историческое развитие права;

    1. теоретически проанализировать процесс развития обычного права казахов;
    2. выявить особенности развития права в современном казахстанском обществе;
    3. определить влияние права на сознание личности;
    4. проанализировать правовую культуру общества.
    5. Выполнение поставленных задач требует работы с монографическими материалами и нормативными актами.

      Хронологические рамки дипломной работы охватывают периоды античности, средневековья, и современности (конец ХХ-начало XXI в.).

      Структура дипломной работы: введение, 3 главы, состоящие из 4-5 параграфов; заключение и список использованной литературы.

      В I главе рассматриваются такие вопросы как: многообразие определений и единство понятий, развитие права в различные исторические периоды, особенности развития обычного казахского и русского права, их соотношение, и влияние друг на друга.

      Во II главе подверглись исследованию основные аспекты правовой культуры, её понятие, структура и функции, а так же правовая социализация личности, влияние права на сознание личности, формирование правового сознания.

      В III главе мы проанализировали правовую систему Республики Казахстан на современном этапе развития государства и общества, динамику развития права и попытались определить принадлежность казахстанской правовой системы к уже известным правовым семьям.

      Глава 1. Возникновение и историческое развитие права.

      1.1 Многообразие определений и единство понятий.

      Анализ принципа правового равенства свидетельствует о внутреннем единстве и общем смысле формального равенства, единого масштаба и равной меры свободы индивидов, всеобщей справедливости. Эти смысловые компоненты принципа правового равенства представляют собой взаимосвязанные определения сущности права в его различении с законом.

      Различные определения права, представляющие собой разные направления конкретизации смысла принципа правового равенства, выражают единую сущность права. Причем каждое из этих определений предполагает и другие определения в общесмысловом контексте принципа правового равенства. Отсюда и внутренняя смысловая равноценность таких внешнеразличных определений, как: право — это формальное равенство, право — это всеобщее и необходимое форма свободы в общественных отношениях людей, право — это всеобщая справедливость и так далее. Ведь формальное равенство также предполагает свободу и справедливость.

      Эти определения права через его объективные сущностные свойства выражают в целом природу, смысл и специфику права, фиксируют понимание права как самостоятельной сущности, отличной от других сущностей. Как эти объективные свойства права, так и характеризуемая ими сущность права относятся к определениям права в его различении с законом, то есть не зависят от воли законодателя, исторически и логически предшествуют закону.

      К этим определениям сущности права в процессе так называемой «позитивации» права, его выражения в виде закона, добавляется новое определение — властное общеобязательность того, что официально признается и устанавливается как закон (позитивное право) в определенное время и в определенном социальном пространстве [10].

      Но закон может, как соответствовать, так и противоречить праву, быть формой официально-властного признания, нормативной конкретизации и защиты, как права, так и иных требований, дозволений и запретов. Только как

      форма выражения права закон представляет собой правовое явление. Благодаря такому закону принцип правового равенства получает государственно-властное, общеобязательное признание и защиту, приобретает законную силу. Лишь, будучи формой выражения, объективно обусловленных свойств права, закон становится правовым законом. Правовой закон это и есть право, получившее официальную форму признания, конкретизации и защиты, словом законную силу.

      Правовой закон — это адекватное выражение права в его официальной признанности, общеобязательности, определенности и конкретности, необходимых для действующего позитивного права.

      Реальный процесс «позитивации» права, его превращения в закон, наряду с необходимостью учета объективных свойств и требований права, зависит от многих других объективных и субъективных факторов. И несоответствие закона праву может быть следствием правоотрицающего характера строя, антиправовой позиции законодателя или разного рода ошибок и промахов, и низкой правовой и законотворческой культуры и так далее. .

      В борьбе против правонарушающего закона в процессе исторического развития свободы, права и государственности сформировались и утвердились специальные институты, процедуры и правила как самой законотворческой деятельности, так и авторитетного, эффективного контроля за соответствием закона права. В общеобязательности закона (позитивного права) есть два различных, но взаимосвязанных момента- официально-властный и правовой.

      Первый момент состоит в том, что закон как установление официальной власти наделяется ее поддержкой и защитой, обеспечивается соответствующей государственной санкцией на случай нарушения закона и так далее. Здесь же лежат корни легизма, согласно которому обязательный приказ власти и есть право.

      Второй момент состоит в том, что закон наделяется общеобязательностью только потому, что он выступает именно как право, а не просто как какое-то иное общеобязательное, но не правовое установление и явление. В этой

      претензии закону быть правом проявляется то принципиальное обстоятельство, что у закона нет своей собственной сущности, отличной от сущности права. Кстати говоря, у общеобязательных установлений и актов власти нет даже собственного наименования и единого общего названия, почему и приходится обозначать их с помощью разного рода добавочных прилагательных к слову «право».

      В контексте различения и соотношения права и закона общеобязательность закона обусловлено его правовой природой и является следствием общезначимости объективных свойств права, показателем социальной потребности и необходимости властного соблюдения, конкретизации и защиты принципа и требований права в соответствующих официальных актах и установлениях.

      И именно потому, что, по логике вещей, не право — следствие официально -властной общеобязательности, а наоборот, это обязанность — следствие права, такая общеобязательность выступает как еще одно необходимое определение права — в дополнение к исходным определениям об объективных свойствах права. Смысл этого определения состоит не только в том, что правовой закон обязателен, но и в том, что общеобязателен только правовой закон.

      Применительно к праву в его совпадении с законом все названные определения права имеют субстанциальное значение, раскрывают различные моменты сущности правового закона и, следовательно, входят в его общее понятие. В принципе возможны дефиниции понятия права в его различении с законом и дефиниции права в его совпадении с законом, но логически невозможно единое понятие права в его различении с законом и антиправового закона.

      Сочетание различных определений позитивного права, соответствующего объективным требованиям права, в одном понятии означает их объединение по одному и тому же основанию, поскольку речь идет о различных проявлениях и определениях единой правовой сущности. Причем эти различные определения права не только дополняют, но и подразумевают друг друга[11].

      Из излагаемой концепции различения и соотношения права и закона вытекает, что даже самая краткая дефиниция общего понятия такого позитивного права должна включать в себя, как минимум, два определения, первое из которых содержало бы одну из характеристик права в его различении с законом, а второе — характеристику права в его совпадении с законом.

      Не следует забывать, что речь идет лишь о кратких дефинициях, а не о полном и всестороннем выражении понятия права, на что может претендовать лишь вся наука о праве.

      Среди множества научных взглядов на право, начиная с древности и до новейшего времени, особенно привлекает внимание ряд исторически сложившихся основных направлений учения о праве, оказавших заметное влияние на развитие правовой мысли, познание и объяснение права как особого целостного явления духовной жизни общества.

      Несмотря на различные модификации, общее во взглядах юристов «социологов» на право состоит в том, что все они, так или иначе, понимают под ним совокупность «правовых» отношений, возникающих и существующих независимо от норм; сложившийся в жизни «социальный порядок» или «правопорядок», а в конечном счете «фактический образ деятельности правительства, судов и других государственных органов и его должностных лиц» [12].

      ^ 1.2 Античная эпоха.

      Идея естественного права возникла ещё в Древней Греции и Древнем Риме и связана с именами Сократа, Аристотеля, Гомера, греческих и римских стоиков, Цицерона, софистов и других римских юристов. Уже во время « гомеровской Греции» (конец 2 тысячелетия до н.э.) существуют такие понятия, как дике (правда, справедливость), темис (обычай, обычное право), тиме (честь, почетное право), номос (закон).

      Божественная по своей природе справедливость у Гомера выступала в качестве объективного основания и критерия правового. И только то, что соответствовало тогдашним взглядам на справедливость, воспринималась как право. Положение о единых корнях и основах справедливости и закона. Гесиод (7 век до н.э.) изображает в своих трудах (поэмах) «Теогония» и «Труды и дни» следующие образом: Справедливость и Благозаконие -■ две сестры-богини, являющиеся дочерьми верховного олимпийского бога Зевса и богини правосудия Фемиды. Справедливость у Гесиода, как и у Гомера, противопоставляется силе и насилию. Как дочь верховного бога Зевса (олицетворения всего божественно-совершенного) и Фемиды (олицетворения вечного, естественного порядка) Справедливость охраняет божественную справедливость и карает за отступления от неё. «Такая правда и справедливость,- писал известный русский юрист Г.Г. Реднин о гесиодовской справедливости,- дочь неба, небесная, божественная, и дочь природной силы, мировая, природная, естественная,- отличается от. права земного, положительного, так что здесь находим мы зародыш двух понятий, проходящих через всю историю греческой философии права: понятия о праве по природе или естеству и понятия о праве по человеческому положению или установлению или понятия о естественном и положительном праве[13].

      Представления о взаимосвязи справедливости и права были развиты дальше в творчестве « семи мудрецов». В плане углубления рационально-теоретических представлений об объективной природе норм, регулирующих поведение людей, значительный интерес представляют их суждения и краткие

      изречения о необходимости соблюдать определенную «меру» и «середину» во всех делах и поступках. Широкой известностью пользовались, например, такие изречения:

      «Средняя дорога есть наилучшая (Клеобул)», «Ничего сверх меры (Солон)».

      «Мера» и «Середина», согласно этим представлениям, олицетворяли собой справедливость и вообще объективную нравственную основу правил человеческого поведения, представляя собой искомый образец, как для положений законодательства, так и для действий граждан. На соблюдение общей нормы взаимоотношений нацелено и изречение Фалеса: «Не делай сам того, что ты порицаешь в других».

      Поиски естественных основ прав и законов в самой природе человека и человеческого общества были продолжены в 5-4вв. до н.э. софисты. Прежняя натурфилософия, занимавшаяся по преимуществу объективной «природой вещей», оставляла вне поля зрения человека и его творчески активную роль, субъективный фактор бытия и мышления, социальный смысл и характер человеческого познания и действования. И в этом плане поворот от объективно-божественного к субъективно- человеческому комплексу явлений и проблем был великой заслугой софистов, предпринявших плодотворную попытку взглянуть на мир человеческими глазами и сделавших радикальные выводы из своего нового подхода.

      Основополагающий принцип воззрений софистов был оформулирован Протагором (около 481-411гг. до н.э.). Звучит он так: «Мера всех вещей-человек, существующих, что они существуют, а несуществующих, что они не существуют» [14].

      Софисты обосновывали положение о равенстве всех людей по природе, ссылаясь на то, что у всех людей-благородных и простых — одни и те же естественные потребности. Алкидам Элейский (1 половина 4века) сказал такие знаменательные слова: «Божество создало всех свободными, а природа никого не сотворила рабом».

      Дальнейшее углубление теоретических воззрений о соотношении права и закона, объективной природе официальных полисных установлений, справедливости и законности связано с именем Сократа (469-399гг. до н.э.).

      В основе его философского подхода к нравственной, политическойт и правовой проблематике в целом лежит рационалистическое представление об определяющем, императивно- регулятивном значении знания. Будучи божественным, по своим истокам и статусу, знание, согласно Сократу, доступно и людям. И неписаные божественные Законы, и писаные человеческие Законы имеют в виду, согласно Сократу, одну и ту же справедливость, которая не просто является критерием законности, но по существу тождественна с ней.

      Обсуждение нравственной и правовой проблематики Сократ поднял на уровень логических дефиниций и понятий, заложив тем самым начало собственно теоретического исследования в данной области. В этом плане Платон и Аристотель — прямые продолжатели общефилософских и философско-правовых достижений Сократа.

      Согласно платоновской философии: «истинное бытие- это некие умопостигаемые и бестелесные идеи»; данные же ощущению эмпирические тела, вещи и явления — не истины, поскольку вообще относятся не к бытию, а к чему-то подвижному, становлению. Истинное познание- это познание бытия, то есть мера идей. Оно доступно лишь «редким людям»- философам. Толпе же, считал Платон, не присуще быть философом[15].

      Идеальное государство и разумные, справедливые законы трактуются Платоном как реализация идей и максимально возможное воплощение мира идей в земной, политической и правовой жизни.

      Справедливость состоит в том, чтобы каждое начало (каждое сословие и каждый член государство) занималось своим делом и не вмешивалось в чужие дела. Справедливость, по Платону, состоит так же в том «Чтобы никто не захватывал нужного и не лишался своего». Приведенные определения Платона справедливости относятся и к праву, раскрывая тем самым платоновское

      понимание естественного права в его различение с полисным законом. Подход к законам как «определению разума» стал общим местом для всей последующей рационалистической линии в философии права. Весьма высоко ставил Платон знания о Законе, считая не случайным созвучие божественного и чудесного закона и ума. «Ведь из всех наук,- отмечал Платон, — более всего совершенствует человека, ими занимающегося, наука о Законах».

      Большое внимание рационально- теоретическому анализу права и закона и их социально- политической характеристике уделено в творчестве Аристотеля (384-323 гг. до н.э.). Аристотель предпринял попытку всесторонней разработки науки о политике, которая включает в себя так же учение о праве и законе. Политика, право и закон под справедливостью имеют в виду всю добродетель, то есть политическую справедливость.

      Насилие само по себе, согласно трактовке Аристотеля, не создаёт права. Наряду с этим существенным для его право понимания положением необходимо отметить другой принципиальный момент: в ходе критического разбора концепции рабства, по закону; согласно которой, само насилие создаёт правовую основу рабства, Аристотель, подчёркивает, что закон не может насилие сделать правом или трактовать силу в качестве источника права. Право в целом как явление политическое Аристотель называет «политическим правом» [16].

      Подобно тому, как право в трактовке Аристотеля носит политический характер, так же и различные формы политического устройства — в силу именно своей политичности — соответствуют принципу справедливости и идее права, то есть, иначе говоря, носит правовой характер.

      Принципиальная общность политических и правовых форм и явлений, противопоставляемых деспотизму, в трактовке Аристотеля означала в определенной мере то же, что в последующей истории стали обозначать как «правовое государство» [14].

      С позиции естественного права философское учение о праве, законе и государстве весьма основательно разработал Цицерон. В основе права, согласно

      Цицерону, лежит присущая природе справедливость. Причем справедливость эта понимается как вечное, неизменное и неотъемлемое свойство как природы в целом, так и человеческой природы.

      Цицерон дает такое развернутое определение естественного права. «Истинный закон — это разумное положение, соответствующее природе, распространяющееся на всех людей, постоянное, вечное которое призывает к исполнению долга, от преступления отпугивает, оно, однако, когда это не нужно, не приказывает честным людям и не запрещает чем. Предлагать отмену такого закона кощунство; сколько-нибудь ограничить, его действие не дозволено; отменить полностью невозможно» [17].

      Существо справедливости, а так же её смысл Цицерон видит в том, что она воздаёт каждому свое и сохраняет равенство между ними. Естественное право, согласно Цицерону, возникло «раньше, чем какой бы то ни было писаный закон, вернее раньше, чем какое-либо государство вообще было основано». Само государство с его установлениями и законами является по своей сущности воплощением того, что по природе есть справедливость и право.

      Отсюда вытекает требование, чтобы человеческие установления соответствовали справедливости и праву; ибо последние не зависят от мнения и усмотрения людей.

      1.3 Эпоха средневековья.

      В эпоху средневековья идея естественного права получила развитие в богословских сочинениях Фомы Аквинского (1226-1274гг.), наиболее крупного авторитета средневекового католического богословия и схоластики, с чьим именем связано влиятельное до настоящего времени идейное течение-томизм (в обновленном виде неотомизм).

      Проблематика права и закона трактуется Фомой Аквинским в контексте христианских представлений о месте и назначений человека в божественном миропорядке, о характере и смысле человеческих действий. Освещая эти вопросы, он постоянно апеллирует к теологически модифицируемым положениям античных авторов о естественном праве и справедливости.

      Согласно Фоме Аквинскому, « человек соотнесен с богом как с некоторой своей целью». Одновременно бог, по трактовке Фомы,- первопричина всего, в том числе человеческого бытия и человеческих действии. Вместе с тем человек-существо разумное и обладающее свободной волей.

      Свободная воля, согласно концепции Фомы — это добрая воля. Свобода предстает как действование в соответствии с разумно познанной необходимостью, вытекающей из божественного статуса, характера и целей порядка, мироздания и обусловленных этим законов. Эти положения Фомы конкретизирует в своем учении о законе и праве. «Закон, — пишет он,- есть известное правило и мерило действий, которым кто-либо побуждается к действию или воздерживается от него». Сущность закона он усматривает в упорядочении человеческой жизни и деятельности под углом зрения блаженство как конечной цели. Конкретизируя свою характеристику закона как общего правила, Фома подчеркивает, что закон должен выражать общее благо всех членов общества и должен устанавливаться всем обществом.

      Свои характеристики закона Фома суммирует в следующем определении: «Закон есть известное установление разума для общего блага, обнародованное теми, кто имеет попечение об обществе»[18].

      Фома даёт следующую классификацию закона:

      17 1.вечный закон

      2.естественый закон

      1. человеческий закон
      2. божественный закон
      3. Вечный закон представляет собой всеобщий закон миропорядка, выражающий божественный разум в качестве верховного общемирового направляющего начала, абсолютного правила и принципа, который управляет всеобщей связью явлений в мироздании и обеспечивает их целенаправленное развитие.

        Вечный закон является источником всех других законов, носящих более частный характер. Непосредственным проявлением этого закона выступает естественный закон, согласно которому вся богосотворёная природа и природные существа (в том числе и человек), в силу прирожденно присущих им свойств, движутся к реализации целей предопределенных и обусловленных правилами, (то есть законами) их природы.

        Человеческий закон в трактовке Фомы — это положительный закон, снабженный принудительной санкцией против его нарушений. Человеческим законом, согласно учению Фомы, являются только те человеческие установления, которые соответствуют естественному закону, иначе эти установления — не закон, а лишь искажение закона и отклонение от него. Целью человеческого закона является общее благо людей, поэтому законом является лишь те установления, которые, с одной стороны, имеют в виду это общее благо и исходят из него, а с другой стороны, регламентируют человеческое поведение лишь в его связи и соотнесённости с общим благом, которое выступает в виде необходимого признака и качества положительного закона.

        Под божественным законом имеется в виду закон, данный людям божественном откровений (в ветхом и новом завете). При обосновании необходимости божественного закона Фома указывает на ряд причин, требующих дополнения человеческих установлений божествами.

        Свою трактовку законов Фома дополняет учением о праве. Право (jus) -это, согласно Фоме, действие справедливости в божественном порядке человеческого общежития. Справедливость — одна из этических добродетелей, которая имеет в виду отношение человека не самому себе, а к другим людям и состоит в воздаянии каждому своего, ему принадлежащего. Фома характеризует справедливость как неизменную и постоянную волю предоставлять каждому свое. В соответствии с этим право характеризуется Фомой как известное действие, уравненное в отношении к другому человеку в силу определенного способа уравнения. При уравнении по природе вещей речь идет о естественном праве, при уравнении по человеческому волеустановлению -оцивильном, положительном праве.

        Право, устанавливаемое человеческой волей, Фома называет так же человеческим правом. Закон, таким образом, играет здесь правоустанавливающую роль и выступает в качестве источника права. Но важно иметь в виду, что, согласно учению Аквинского, человеческая воля и волеизъявление может сделать правом лишь то, что соответствует естественному праву. Естественное право в трактовке Фомы является общим для всех живых существ. Относящееся только к людям естественное право Аквинский считает правом народов. Кроме того, он выделяет божественное право, которое, в свою очередь, делится на естественное божественное право (непосредственные выводы из естественного закона) и позитивное божественное право (например, право, данное богом еврейскому народу).

        В Древнем Риме занятие правом первоначально было делом понтификов, одной из коллегий жрецов. Начало светской юриспруденции, согласно преданию, связано с именем Гнея Флавия. Он опубликовал сборник юридических формул, употреблявшихся по закону в процессе. Эта публикация получила название цивильное право Флавия.

        Заметная веха в истории развития права связано с творчеством средневековых юристов. Деятельность юристов по разрешению правовых вопросов включала: 1. ответы на юридические вопросы частных лиц 2.

        сообщение нужных формул и помощь при заключении сделок 3. сообщение формул для ведения дела в суде. Причем юристы оформляли своё мнение по делу в виде письменного обращения к судьям или в виде протокола, который содержал запись устной консультации и составлялся при свидетелях. Опираясь на источники действовавшего права, юристы при разборе тех или иных дел интерпретировали существовавшие правовые нормы в духе их соответствия требованиям справедливости и в случае коллизии зачастую изменяли старую норму с учетом новых представлении о справедливости и справедливом праве. Принятие правовой практикой новой интерпретации означало признание ее содержания в качестве новой нормы права, а именно нормы цивильного права, которое охватывало, кроме того, так же обычное право, законодательство народных собраний, преторское право.

        Деятельность римских юристов была по преимуществу направлена на

        удовлетворение нужд правовой практики и приспособление действующих норм

        права к изменяющимся потребностям правового общения. Основное внимание

        римские юристы уделяли разработке проблем частного права, и прежде всего

        цивильного права. Юрист Гай трактовал цивильное право как право,

        установленное (письменно или устно) у того или иного народа. В области

        цивильного права римские юристы обстоятельно разработали вопросы

        собственности, семьи, завещании, договоров, правовой статус личности и так

        далее. Особой тщательностью отличается их освещение имущественных

        отношении с позиции защиты интересов частного собственника. В целом ряде

        юридических школ того времени (10-11 в), возникших в Риме, Павии, Равенне и

        других городах, в ходе изучения источников действующего права значительное

        внимание уделялось соотношению римского и местного (готского,

        лангобардского, вестготского и так далее) права, трактовке роли римского

        права для восполнения пробелов местных обычаев и кодификации.

        И.А.Покровский отмечал, что «в юриспруденции Павийской школы рано образовалось убеждение, что для пополнения лангобардского права следует обращаться к римскому, что римское право есть общее право. С другой

        стороны, романисты Равенны принимали во внимание право лангобардское. В тех же случаях, когда правовые системы сталкивались между собой и противоречили друг другу, юриспруденция считала себя вправе выбирать между ними по соображениям справедливости, вследствие ч^его справедливость возводилась ими в верховный критерий всякого права. Отсюда и дальнейшее воззрение, что и внутри каждой отдельной правовой системы всякая норма подлежит оценке с точки зрения той же справедливости, что норма несправедливая при применении может быть отвергнута и заменима правилом, диктуемым справедливостью.

        Понятие справедливости при этом отождествляется с понятием естественного права и таким образом юриспруденция этого времени, по своему общему и основному направлению, является предшественницей естествено-правовой школы позднейшей эпохи» [17].

        На смену данному направлению в дальнейшем приходит школа глоссаторов, представители которой стали уделять основное внимание толкованию самого текста источников римского права — Свода Юстиниана и особенно Дигест.

        Проблему соотношения права и закона, справедливости и позитивного права при наличии противоречий между ними глоссаторы решали в пользу официального законодательства и в этом смысле они были законниками, стоящими у истоков европейского, средневекового легизма.

        «Уже Ирнерий провозгласил, что в случае конфликта между правом и справедливостью разрешение его принадлежит законодательной власти» [19].

        Творчество римских юристов оказало большое влияние на последующее развитие правовой мысли. Это обусловлено как высокой юридической культурой римской юриспруденции, так и ролью, которая выпала на долю римского права в дальнейшей истории права. Концепции правопонимания средневековых юристов заметно углубили разработку проблем различения права и закона сыграли значительную роль в процессе формирования определения и понятия права Нового времени.

        ^ 21 1.4 Эпоха нового времени.

        Как одно из основных направлений правопонимания и самостоятельной научной школы, естественно-правовая доктрина сложилась в период разложения феодализма, подготовки и проведения буржуазных революции 17-18вв. Её виднейшие представители: Гроций, Т.Гоббс, Дж.Локк, Ж.Ж.Руссо и другие.

        Гуго Гроций (1583 — 1645) один из ранних творцов «юридического мировоззрения» Нового времени. Вся социальная проблематика исследуется Гроцием с позиции естественного права, сквозь призму идей и требований правовой справедливости, которые должны господствовать в отношениях между индивидами, народами и гражданами. В основе всего юридического подхода Гроция лежит идея справедливости как необходимого признака права. При этом справедливость трактуется им как требование разума, веление природы разумного существа. « Ибо право,- замечает он,- здесь означает не что иное, как-то, что не противоречит справедливости. ‘ Противоречит же справедливости то, что противно природе существ, обладающих разумом»[1].

        Вслед за Аристотелем Гроций делит право на естественное и волеустановленное. Естественное право определяется им как предписание здравого разума. Естественное право выступает в качестве основания и критерия для различения дозволенного и недозволенного по самой своей природе, а не в силу, какого — либо волеустановленного людьми или богом предписания.

        Волеустановленное право, имея своим источником волю, соответственно делится на право человеческое и право божественное. Гроций отмечал, что право в собственном смысле слова состоит в том, чтобы предоставлять другим то, что им принадлежит, и выполнять возложенные на нас по отношению к ним обязанности.

        При исследовании права войны и мира Гроций отмечал, что война как таковая не противоречит естественному праву: «по природе каждый является защитником своего прав, для чего нам и даны руки». Не запрещена война так

        же божественными законами и правом народов. Но это вовсе не означает, что все войны справедливы. Различая войны справедливые и несправедливые, Гроций в духе своего юридического подхода к данной проблематике подчеркивает, что «справедливой причиной начала войны может быть не что иное, как правонарушение».

        Гроций подчеркивает, что соблюдение правовых начал в международных отношениях диктуется не только принципом справедливости, но и соображениями пользы всех государств, (как малых и слабых, так и обширных и могущественных).

        Защищая благо мира, Гроций писал, что «войны ведутся ради заключения мира» и что мир является «конечной целью войны». В своем учении о праве войны и мира Гроций обосновывал необходимость формирования нового типа мирового сообщества, основанного на принципах равенства, сотрудничества и взаимности в отношениях между всеми людьми, народами и государствами.

        Жан — Жак Руссо (1712 — 1778гг.) — один из ярких и оригинальных мыслителей во всей истории философских учений о праве, государстве, законе. С позиции обоснования и защиты принципа народного суверенитета он по -новому интерпретирует представления о естественном состоянии и договорном происхождении государства, В его трактовке естественное состояние — строй всеобщей свободы и равенства. Однако с появлением частной собственности и социального неравенства, противоречивших естественному равенству, начинается борьба между богатыми и бедными. Неравенство частной собственности, дополненное политическим неравенством, привело, в конечном счете, к абсолютному неравенству при деспотизме, когда по отношению к деспоту все равны в своем рабстве и бесправии. Руссо выдвигает свой проект « исправления» истории — создание политического организма как подлинного договора между народами и правителями.

        Благодаря общественному договору каждый, передав в общее достояние и поставив под единое высшее руководство общей воли свою личность и все свои силы, превращается в нераздельную часть целого. В основе аргументации Руссо

        в пользу такого проекта и такой перспективы изменения исторических реалий лежит убеждение, что только установление тех политических и экономических отношений, которые соответствуют его концепции общественного договора, может оправдать — с точки зрения разума, справедливости и права — переход от естественного состояния в гражданское.

        Подлинную гарантию прав, свобод и собственности личности Руссо усматривает в том, что отдельный гражданин в условиях господства суверенитета народа сам является участником формирования общей воли и её деятельности, которая образуется из индивидуальных воль всех свободных и равноправных граждан. Закон, по Жан — Жаку Руссо — это акт общей воли. Поскольку общая воля не может высказываться по поводу частных дел, предмет законов всегда имеет общий характер. Целью всякой системы законов является свобода и равенство. Свобода, подчеркивает Руссо, вообще не может существовать без равенства. « Именно потому, что сила вещей всегда стремится уничтожить равенство, сила законов всегда должна стремиться сохранить его»[3].

        Нормативистская (абстрактно-нормативная) теория права берет своё
        начало от «категорического императива» И.Канта (1724 1804) как

        общеобязательного требования чистой воли, независимой от каких-либо внешних явлений.

        Право, требуемое идеей разума, Кант определяет так: « Право — это совокупность условий, при которых произвол одного лица совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы»[20]. Право, следовательно, подразумевает свободу индивидов и связанную с этой свободой возможность произвола, столкновение и коллизию различных, произвольных действий и так далее; право и есть общее для всех правило согласования произвольных, коллизионных действий свободных лиц. Право касается лишь действий и обозначает только внешние границы общедопустимого поведения, то есть, иначе говоря, выступает по существу в виде запретов, подразумевая дозволенность незапрещенного. Канту принадлежит большая заслуга в деле

        последовательного философского обоснования и развития либеральной теории правового государства. Согласно Канту, «государство — это объединение множества людей, подчиненных правовым законам. Благо государства состоит в высшей степени согласованности государственного устройства с правовыми принципами» [2].

        Проблема различения права и закона раскрывается у Канта в контексте соотношения морали и права. Морально обоснованный закон у Канта — это разумное право, продиктованное трансцендентальной идеей. Речь здесь идет не о сущем, а о должном, соответствующем идее разума и подлежащем практическому осуществлению гражданско-правового состояния. Общность морали и права состоит в том, что они оба представляют правила должного, продиктованные идеей разума. Специфика морали состоит в том, что она (и её правила) требует автономного установления и исполнения долга ради самого долга- без всяких внешних расчетов, вмешательств, наград и присуждений.

        Фундаментальные идеи Канта о праве и правовой политике, правовой организации государственной жизни, правовом союзе свободных государств как способе обеспечения международного мира и пути к вечному миру приобретают особую актуальность в современных условиях интенсивного развития общеевропейского и мирового процесса в направлении к повсеместному признанию и постепенному утверждению идеи господства права, принципов свободы, равенства и самостоятельности человеческой личности.

        Глубокая философская разработка проблем права, государства, закона связана с творчеством представителя немецкой философии Гегеля (1770 -1831).

        Идея права, которая и есть свобода, развертывается в гегелевском учении в мире государства и права, и сфера объективного духа предстает как идеальная правовая действительность. Человеческая свобода — результат длительной работы духа. На востоке свободен лишь один (деспот), в греческом и римском мире свободны некоторые, в германском мире свободны все. В соответствии с

        этим тремя основными государствами являются: восточная деспотия, античное государство в виде демократии или аристократии, современная представительная система — конституционная монархия.

        Отношения права и свободы опосредуются в гегелевской философии объективного духа через свободную волю, которая представляет свободу во всех перипетиях диалектики идеи права. Тремя основными формами конкретизации понятия свободы и права являются: абстрактное право, мораль, нравственность.

        В сфере абстрактного права воля непосредственна и абстрактна. В сфере морали выступает право субъективной воли в отношении к всеобщему — к праву мира. В сфере нравственности достигается синтез этих двух предшествующих абстрактных моментов. Одним из определения свободы и форм объективации понятия права является закон. Характеризуя «право как закон», Гегель пишет: «То, что есть право в себе, положено в его объективном наличном бытии, то есть, определено для сознания мыслью и известно как-то, что есть и признано правом, как закон. В процессе законодательства право превращается в закон и тем самым праву придается форма всеобщности и подлинной определенности»[21].

        Законодательство, по признанию Гегеля, может исказить содержание права: «то, что есть закон, может быть отличным оттого, что есть право в себе». В гегелевской философии права, речь идет о праве и законе в их развитой, то есть соответствующей их понятию форме.

        Право — это ветвь народной жизни. Оно изменяется и развивается вместе с жизнью народа, разделяя характер его культуры на различных ступенях развития и приспосабливаясь к его изменчивым потребностям. Историчность права означает, во-первых, органическую связь права с народной жизнью, совпадение их одновременного развития, во-вторых, — органический характер развития права (самого), органичность связи разных ступеней в развитии права. Развитие права уподобляется развитию народных нравов, обычаев, языка.

        Таким образом, система гегелевской философии, хотя и содержит в себе принцип различения права и закона, но разработана она в плане не развертывания, а снятия этого принципа и доказательства его мнимости, поскольку речь идет лишь о различных определениях одного понятия, то есть права.

        Несмотря на различные модификации, общее во взглядах юристов -«социологов» на право состоит в том, что все они, так или иначе, понимают под ним совокупность «правовых» отношений, возникающих и существующих независимо от норм; сложившийся в жизни «социальный порядок» или «правопорядок», а в конечном счете «фактический образ деятельности правительства, судов и других государственных органов и его должностных лиц» [14].

        ^ 1.5 Соотношение русского и казахского права и их влияние друг на

        Становление законодательства в Древней Руси началось ещё в 9 веке при

        становлении государственности у славян[22]. На данный момент самым известным источником древнерусского права, содержащим нормы уголовных наказаний и порядок их исполнения, является Русская Правда. Данный нормативный источник основывался на обычаях и сложившейся практике наказания за совершенные преступления. Её составители усматривали в наказуемых деяниях посягательства на интересы отдельных лиц, нанесение им личной обиды.

        Любое преступление подразумевало выплату штрафов и имущественные взыскания, для чего требовалось наличие собственности. Наиболее вероятно, что во времена Русской Правды, несмотря на изустные привилегии феодалов за оскорбления, бесчестье и т.д., все свободное население отвечало за криминальные действия в отношении представителя другого сословия. С принятием христианства возраст преступника стал определяться на основе церковных установлений.

        Русская Правда является сугубо светской, так как уголовные наказания против церкви устанавливаются в церковных уставах. На практике применялись следующие виды наказаний кровная месть, «поток и разграбление», смертная казнь, уголовные штрафы, заключение в темнице, членовредительные кары. Русская Правда ничего не говорит о телесных наказаниях и лишении свободы. Тюрем в Древней Руси ещё не было, как и осознания тюремного влияния на преступника. Законодатель сознавал, что степень тяжести преступления может зависеть как от преступника, так и от внешних обстоятельств. Однако эти элементы он не мог формулировать в абстрактном виде: отягчающие обстоятельства, соучастие, формы вины и т.д. -продукт позднего времени. В Русской Правде только намечается деление на умышленные и неосторожные деяния. Карательные нормы Русской Правды продолжали действовать, но к концу 15 в. была подготовлена база для

        качественно нового уровня уголовного права. Это связано с тем, что появились новые виды преступлений против государства, его аппарата и должностных лиц, преступность стала более масштабной, и уголовное законодательство отреагировало на это усилением репрессий.

        Основными же нормами права при разрешении спорных вопросов при становлении государственности казахов были нормы обычного права кочевников, дополненные при Модэ и его последователях новыми положениями. Законы не кодифицировались и, видимо, преимущественно были устными. В период Модэ право имело традиционное членение на 4 общих раздела:

        1. хозяйственно-имущественные споры;

        1. нормы брака;
        2. нормы семьи;
        3. 4. положения, касающиеся военного периода.

          При древних тюрках правовая система была также основана на обычном праве кочевых скотоводов, которая была дополнена нормами государственного права и религиозными установлениями. Так, к обычному праву относятся преступления, связанные с причинением ущерба здоровью.

          С появлением Золотой Орды было отделение и обособление норм государственного права в виде Яссы Чингиз-хана, которая наряду с устными политическими традициями определяла порядок наследования орд, юртов, улусов отдельными чингизидами и наследственное право тех или иных династий ханов и улуг-султанов на определенные регионы государства, а также описывала действия государственного аппарата и отдельного человека при военных действиях и других событиях.

          Уголовные дела относились в основном к компетенции обычного права, которое можно также разделить на монгольское (Яссы) и кыпчакское (адат). В Золотой Орде до реформ хана Узбека и после в жизни многих слоев населения важную роль играл шариат, то есть исламское право, основанное на

          положениях Корана. В основном оно было распространено в южных регионах среди оседлых социумов.

          В 1467 году на Руси появился новый источник — Псковская судная грамота. В Пскове в связи с процессом дальнейшего закрепощения феодально-зависимого населения стали усиливаться классовые противоречия. Это нашло свое выражение в том, что за наиболее серьёзные преступления, нарушающие интересы господствующего класса, была введена смертная казнь. В Псковской судной грамоте предусматривалось значительно больше деяний, признаваемых господствующим классом социально опасными, нежели в Русской Правде. В соответствии с новым понятием преступления, по Псковской судной грамоте меняется и система преступлений. Впервые в русском праве появляются политические преступления. Псковская судная грамота знала так же, как и Русская Правда преступления против личности, но в отличие от Русской Правды она преследует такие преступления, как отцеубийство и братоубийство, это объясняется тем, что в эпоху Русской Правды дела указанной категории находились в ведении церковных судов, а в эпоху Псковской судной грамоты были изъяты из церковной юрисдикции и переданы в ведение светских судов. Так же Псковская судная грамота упоминает о таких видах преступления, как оскорбление судебного привратника, насильственное вторжение посторонних лиц в помещение суда и тайный посул судье. Русская Правда же не знала ещё преступлений такого вида. Эти преступления, направленные против порядка управления, несомненно, считались одними из наиболее серьезных, так как в данном случае нарушалась нормальная работа суда, в которой был заинтересован господствующий класс.

          Позже 1497 году в Московском княжестве был принят Судебник. В нем значительно усложнилась система преступлений по сравнению с Русской Правдой и Псковской судной грамотой. Судебник вводит преступления, лишь намеченные в Псковской судной грамоте — государственные преступления. Судебник знал следующие преступления против личности: убийство (душегубство), ябедничество, то есть злостная клевета, и преступления против

          чести. Не упоминаются Судебником такие деяния, как нанесение увечий, ран, побоев. Конечно, они имели место в действительности, но, вероятно, регулировались Русской Правдой. Наиболее серьезным преступлением против личности было убийство. Судебник различает убийство простое и квалифицированное. Кроме того, Судебник предусматривал тюремное заключение, в 1563 году в Московском государстве был введен такой вид наказания, как ссылка, и в 1582 году согласно указу Ивана Грозного ссылка приобрела статус уголовного наказания.

          Период так называемого смутного времени характеризуется не только резким возрастанием недовольства широких слоев населения, увеличением преступности, но и завершением процесса объединения земель, укреплением власти монарха, что требовало принятия нового нормативного акта.

          И в 1649 году появилось Соборное Уложение, состоящее из 25 глав и 967

          статей, что знаменовало собой новый этап правового регулирования. Пытаясь

          создать свод законов, разработчики Уложения уделили значительное внимание

          вопросам преступности и наказуемости деяний, наращивая устрашающий

          характер наказания и процесса его исполнения. В отличие от ранее

          действовавших нормативных актов, существенное развитие в Соборном

          Уложении получили статьи о преступлениях против государства, которые

          защищались как интересы личности монарха. Круг посягательств на интересы

          частных лиц также значительно расширился, причем сначала речь шла о

          многочисленных имущественных преступлениях и только затем

          посягательствах личного характера. Главными видами наказания являлись

          смертная казнь, телесные наказания, тюремное заключение и ссылка. Телесные

          наказания приобрели ещё более жесткий характер. В этот период стала

          намечаться тенденция к расширению применения тюремного заключения,

          которое назначалось на определенный срок и на неопределенный срок.

          Уложение, помимо всего прочего, знает деление преступлений на умышленные,

          неосторожные и случайные. Закон выделяет отдельные стадии преступного

          деяния: умысел, покушение на преступление и совершение преступления.

          Закон также знает понятие рецидива и понятие крайней необходимости, которая является ненаказуемой только при соблюдении, соразмерности её реальной опасности со стороны преступника. Нарушение соразмерности означало превышение пределов необходимой обороны и наказывалось.

          Право же казахского общества было обычным правом (адат), то есть совокупностью обычных прав и обычаев. Казахское право при всей своей простоте дополнялось и развивалось. Адат — это та форма права, которая более всего соответствовала особенностям экономического и культурного развития казахского общества. Казахские ханы неоднократно предпринимали попытки изменить казахские обычаи, привести их в соответствие с интересами господствующего класса и придать им официальный характер.

          Источники сообщают о сборнике обычаев хана Хак-Назара и хана Есима. В истории Казахстана известен только один источник права, дошедший до нашего времени — «Жеты Жаргы». «Жеты Жаргы» не было писаным правом, а представляло собой собрание устных пословиц, изречений, которые должен был знать каждый бий, старейшина и каждый аксакал казахских аулов. В этом собрании были закреплены основные принципы и нормы патриархально-феодального права средневекового казахского общества. Нормы «Жеты Жаргы» исходили из принципов социального неравенства и закрепляли всю судебную власть за биями, устанавливали размер взимаемых с населения налогов. Нормы обычного права казахов постоянно совершенствовались в процессе судебной деятельности биев. Благодаря русским ученым Спасскому и Левшину, исследовавшим Казахстан, которые записали данный источник и сделали его письменным, он дошел до наших дней. Данный источник содержал нормы административного, уголовного и гражданского права, а также положения о налогах, религии и другие[23].

          Другой формой правотворческой деятельности биев являлись так называемые «Ереже» (положения), принимаемые съездами биев о том, какими именно нормами права они будут руководствоваться при решении судебных дел. Эти постановления «Ереже» сами становились источниками права.

          Посредствам судебных прецедентов казахские бии вносили в обычное право некоторые нормы шариата, жестко карающие за отступление от требований ислама. Действие норм «Жеты Жаргы» продолжалось до заседания в комитете по казахским законам 13 марта 1825 года, где были частично изменены с учетом обычаев казахов действовавшие в то время нормы права. И в дальнейшем они развивались параллельно с правом России.

          Из всего вышеизложенного, мы можем наблюдать процесс развития общего понятия преступления, как в дореволюционной России, так и в её национальной окраине — казахской степи, системы преступлений по Русской Правде и норм «Жеты Жаргы» до революции. Источники норм права на Руси и в Казахстане были очень похожи, так Как влияние татаро-монгольского ига на Руси определило ход исторического развития в правовом регулировании вопросов спора. Что касается понятия права, понятия преступления, их развитие обусловливалось развитием самого государства[24].

          Таким образом, развитие общества, которое сопровождалось обострением противоречий между классами, ужесточением классовой борьбы, развитием феодальной собственности, обусловливало развитие права, а в частности уголовного и уголовно-исполнительного права, идеи которого отразились в современном праве.

          kzbydocs.com

          Это интересно:

          • Приказа 541н минздрава рф Горячая линия (347) 291 20 70 Приказ Минздравсоцразвития РФ от 23.07.2010 N 541н Документ опубликован не был Примечание к документу Вступает в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования. Приказ Минздравсоцразвития РФ от 23.07.2010 N 541н "Об утверждении Единого […]
          • Досрочные пенсии 400-фз ст 30 . Закон 400-ФЗ о Страховых Пенсиях 2018 В соответствии со статьей 36 Новый закон О Страховых пенсиях вступает в силу с 1 января 2015 года, за исключением частей 14 и 15 статьи 17, вступающих в силу с 1 января 2016 г. Обсуждение закона . Статья 30. Сохранение права на досрочное […]
          • Приказ 100 мо рф от 2001 Приказ 100 мо рф от 2001 Приказ МО РФ № 100 от 6 апреля 2002 г. "О порядке организации и проведения аттестации офицеров и прапорщиков (мичманов) Вооруженных Сил Российской Федерации"( с инструкцией о порядке организации и проведения аттестации офицеров и прапорщиков (мичманов) […]
          • Путин накопительная пенсия О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ СТРАХОВЫХ ВЗНОСАХ НА НАКОПИТЕЛЬНУЮ ПЕНСИЮ И ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФОРМИРОВАНИЯ ПЕНСИОННЫХ НАКОПЛЕНИЙ Принят Государственной Думой 22 мая 2018 года Одобрен Советом Федерации 30 мая 2018 года Внести в Федеральный закон от 30 […]
          • Сайты судов харькова Апелляционный суд Харьковской области Адрес: Харьков, пл. Руднева, д.36Телефон: (057) 751 88 58, 751 88 03, 751 88 13Электронный адрес: inbox@hra.court.gov.uaСайт: http://hra.court.gov.ua Режим работы: 09:00 - 18:00 (пн-чт), 09:00 - 16:45 (пт)Перерыв: 13:00-13:45 Хозяйственный суд […]
          • Пленум верховного суда российской федерации 20 от 27062013 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 мая 2018 г. N 10 г. Москва "О практике применения судами положений части 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации" Комментарии Российской Газеты В связи с вопросами, возникающими у судов при применении положений […]
          • Приказ о заочном обучении Положение о заочной форме обучения Положение о заочной форме обучения. 1.Общие положения. 1.1. Настоящее положение определяет порядок получения общего образования в заочной форме, предусмотренной п.1. ст. 10 Закона Российской Федерации «Об образовании» в редакции Федерального закона от […]
          • Приказ минздравсоцразвития 357н ПРИКАЗ Минздравсоцразвития РФ от 22.06.2009 N 357н "ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ТИПОВЫХ НОРМ БЕСПЛАТНОЙ ВЫДАЧИ СПЕЦИАЛЬНОЙ ОДЕЖДЫ, СПЕЦИАЛЬНОЙ ОБУВИ И ДРУГИХ СРЕДСТВ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ РАБОТНИКАМ, ЗАНЯТЫМ НА РАБОТАХ С ВРЕДНЫМИ И (ИЛИ) ОПАСНЫМИ УСЛОВИЯМИ ТРУДА, А ТАКЖЕ НА РАБОТАХ, ВЫПОЛНЯЕМЫХ В […]