Статистика по делам несовершеннолетних за 2014

admin

Инспекция по делам несовершеннолетних Мозырского РОВД

В настоящее время инспекция по делам несовершеннолетних занимает одно из ведущих мест в структуре Мозырского районного отдела внутренних дел. Это подразделение тесно сотрудничает со всеми службами ОВД, помимо этого, инспекция вплотную работает с органами образования, социальной защиты и социальной опеки. Инспекция занимается работой с подростками, попавшими в сложную жизненную ситуацию или совершившими какое-либо правонарушение в столь раннем возрасте. Что интересно, большинство сотрудников этого подразделения составляют женщины. Многие девушки приходят на работу сразу после вуза. Они не боятся тяжелой работы, а наоборот, прилагают максимум усилий для того, чтобы ребенок не совершал правонарушения, а если и сделал это, то встал на путь исправления. Особенностями и результатами своей работы с нами поделился начальник инспекции по делам несовершеннолетних Мозырского РОВД майор милиции Игорь Феликсович ХАНИНЕВ.

– Игорь Феликсович, сколько подростков состоит на учете в инспекции по делам несовершеннолетних?

– По состоянию на 31 января 2014 года на профилактическом учете в ИДН Мозырского РОВД состоят 200 (в 2013 году – 146) подростков. За первый месяц текущего года на профилактический учет поставлен 31 (в 2013 году – 17) подросток, сняты с учета 29 (в 2013 году – 27). Из них 2 осуждены с условным неприменением наказания, 1 — к иным мерам наказания, не связанным с лишением свободы. За январь 2014 года несовершеннолетними совершено 2 преступления (в 2013 году – 8) по линии всех служб. В их совершении принимали участие два подростка (в 2013 году – 4). В группах несовершеннолетними совершено одно преступление (в 2013 году – 7), в состоянии алкогольного опьянения – 1 преступление (0), имеющими судимость – 0 (0). Привлечены к уголовной ответственности 2 (25) подростка. Участниками преступлений стали два учащихся ПТУ.

– Какие мероприятия проводятся для выявления и пресечения подростковой преступности?

– Проведены совместные отработки в местах отдыха молодежи сотрудниками ИДН, других служб РОВД, представителями КДН райисполкома, БРСМ. В течение января 2014 года проведено 3 рейдовых мероприятия в местах массового отдыха молодежи и проверки образа жизни лиц, состоящих на учете в ИДН. Проверены 13 несовершеннолетних. Состоит на профилактическом учете 13 групп несовершеннолетних антиобщественного поведения. Подготовлено и направлено в КДН Мозырского района 2 материала для направления несовершеннолетних в специальное учебное заведение закрытого типа. Это Прохоренко Дмитрий Юрьевич, 15.06.2002 г.р., учащийся СШ № 2, и Чугунов Александр Евгеньевич, 4.08.2001 г.р., учащийся СШ № 2. В ВК-2 г.Бобруйска по решению суда Мозырского района направлен несовершеннолетний Мазицкий Николай Игоревич, 3.04.1998 г.р., учащийся СШ № 6, который был осужден судом Мозырского района с отсрочкой исполнения приговора к двум годам лишения свободы.

– Какие правонарушения присущи нынешним школьникам?

– Выявлен за первый месяц 2014 года ряд административных правонарушений: 14 – за распитие спиртных напитков, слабоалкогольной продукции, пива и нахождение в общественном месте в пьяном виде, 1 – за продажу спиртных напитков работниками торговли, 1 – за продажу сигарет работниками торговли, 3 – за вовлечение подростков в антиобщественное поведение,16 – за невыполнение своих обязанностей родителями по воспитанию и обучению несовершеннолетних, 3 – за нахождение в общественных местах несовершеннолетних без сопровождения родителей после 23 часов, 7 – за мелкое хулиганство.
На профилактическом учете в ИДН Мозырского РОВД с заведением учетно-профилактических дел состоят 15 граждан, которые были привлечены к административной ответственности по ст.17.4 КоАП РБ, и 8 граждан, которые были привлечены к административной ответственности по ст.9.4 ч.2 КоАП РБ.

– Какую профилактическую работу проводите с подрастающим поколением?

– В отчетный период сотрудниками ИДН проведено 34 выступления в учебных заведениях, по месту жительства, в трудовых коллективах, в средствах массовой информации по различным вопросам правовой тематики.
Совместно с заинтересованными субъектами профилактики проведена с 26 декабря 2013 по 7 января 2014 года акция «В новый год без правонарушений». С 13 по 17 января 2014 года осуществлялась охрана общественного порядка при проведении третьего этапа республиканской олимпиады по иностранным языкам. В отчетный период сотрудниками ИДН проведено более 260 выступлений в учебных заведениях, по месту жительства, в трудовых коллективах, в средствах массовой информации по различным вопросам правовой тематики. Проведено 23 заседания клуба «Подросток» совместно со студентами МГПУ им И.П.Шамякина, реализуется программа «Перекресток» для детей с девиантным поведением (в заседании клуба приняли участие 183 несовершеннолетних различной категории; принцип занятий – равный обучает равного). Проведена проверка кружков, секций и занятий по интересам учреждений образования на территории Мозырского района, совместно с РОО, спорта и туризма (за один месяц проверена работа 20 кружков, секций, занятий по интересам).

В результате проведения на территории Мозырского района мероприятий по профилактике правонарушений и преступлений несовершеннолетних за январь 2014 года несовершеннолетними было совершено 1 преступление, которое и было раскрыто сотрудниками ИДН.

Сергей БОРОВИК
Фото Сергея ШАПОВАЛОВА

www.mazyr.by

Статистика по делам несовершеннолетних за 2014

Утвержден

Президиумом Нижегородского областного суда

«15» апреля 2015 года

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

по результатам изучения рассмотренных в 2014 году судами Нижегородской области в порядке главы 50 УПК РФ уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними

В соответствии с планом работы Нижегородского областного суда на 1-ое полугодие 2015 года проведено обобщение судебной практики, связанной с рассмотрением в 2014 году уголовных дел в порядке главы 50 УПК РФ, при этом были истребованы уголовные дела, рассмотренные в указанном периоде Канавинским районным судом г.Н.Новгорода, Ленинским районным судом г.Н.Новгорода, Приокским районным судом г.Н.Новгорода, Советским районным судом г.Н.Новгорода, Арзамасским, Богородским, Борским, Кстовским, Дивеевским, Кулебакским, Лысковским, Сергачским, Семеновским, Чкаловским, Павловским, Первомайским, Дальнеконстантиновским, Краснобаковским, Ковернинским, Уренским, Шатковским районными (городскими) судами Нижегородской области.

При отправлении правосудия по уголовным делам в отношении несовершеннолетних судам необходимо иметь в виду положения таких общепризнанных принципов и норм международного права, как Конвенция о правах ребенка 1989 г., Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) 1985 г., Руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы) 1990 г.

Руководящие указания Генерального секретаря ООН определили подход к правосудию в отношении несовершеннолетних, цель которого — обеспечить, чтобы дети, определяемые Конвенцией о правах ребенка, как все лица, не достигшие возраста восемнадцати лет, получали лучшие услуги и были лучше защищены системами правосудия, в том числе секторами безопасности и социального обеспечения. Он особым образом направлен на обеспечение полного применения международных норм и стандартов в отношении всех детей, вступающих в контакт с правосудием и связанными с ним системами в качестве жертв, свидетелей или предполагаемых правонарушителей, либо по другим причинам, где требуется судебное, государственно-административное или негосударственное судебно-арбитражное вмешательство, например по вопросу об их опеке, попечительству или защите. «Подход ООН к правосудию в отношении детей» включает в себя два пути:

1) обеспечить большее внимание несовершеннолетним в инициативах, связанных с верховенством закона;

2) предполагает дополнительные мероприятия, особо необходимые для укрепления усилий по верховенству закона в плане правосудия в отношении несовершеннолетних и гарантии полного соблюдения прав ребенка.

В соответствии с Пекинскими правилами система правосудия в отношении несовершеннолетних должна «являться составной частью процесса национального развития каждой страны в рамках всестороннего обеспечения социальной справедливости для всех несовершеннолетних, одновременно содействуя защите молодежи и поддержанию мирного порядка в обществе» (правило 1.4 Пекинских правил). Основная цель социальной политики в отношении несовершеннолетних должна быть направлена на оказание максимального содействия обеспечению благополучия несовершеннолетних, что сведет до минимума необходимость вмешательства со стороны системы правосудия в отношении несовершеннолетних и уменьшит ущерб, который может быть нанесен каким-либо вмешательством вообще.

Указом Президента РФ «О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 -2017 годы», от 1 июня 2012 года введено понятие дружественного ребенку правосудия.

Согласно указанному документу под дружественным ребенку правосудием подразумевается система гражданского, административного и уголовного судопроизводства, гарантирующая уважение прав ребенка и их эффективное обеспечение с учетом принципов, закрепленных в рекомендациях Совета Европы по правосудию в отношении детей, а также с учетом возраста, степени зрелости ребенка и понимания обстоятельств дела.

«Национальная стратегия» и «Концепция восстановительного правосудия» существенным образом повышают роль судов в формировании дружественного к ребенку правосудия, ориентируя суды на обеспечение приоритета восстановительного подхода и охранительной функции по отношению к несовершеннолетним, усиление взаимодействия судов с органами и службами системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, согласованное участие в подготовке законодательных актов.

В условиях формирования дружественного к ребенку правосудия 1 декабря 2014 года Президиум Совета судей Российской Федерации принял постановление «О формировании дружественного к ребенку правосудия в системе правосудия Российской Федерации», в котором признал целесообразным возобновление работы при Совете судей Российской Федерации рабочей группы по вопросам создания и развития ювенальной юстиции в системе правосудия Российской Федерации в качестве консультативно-методического органа, переименовав ее с учетом действующего законодательства на рабочую группу по вопросам дружественного к ребенку правосудия в системе правосудия Российской Федерации и утвердив новое Положение о данной рабочей группе.

Председателем Нижегородского областного суда 24 декабря 2014 года утвержден план мероприятий по внедрению в работу судов Нижегородской области элементов ювенальной юстиции, формированию дружественного к ребенку правосудия.

Указанное обусловливает необходимость поиска новых форм взаимодействия судов с комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав, органами и службами профилактики, повышение уровня взаимодействия и взаимоинформированности об успешных практиках между судьями судов субъектов Российской Федерации, проведение мониторинга восстановительного правосудия, методическое обеспечение специализации судей по делам несовершеннолетних.

Согласно представленным судами Нижегородской области статистическим данным количество уголовных дел в отношении несовершеннолетних, рассмотренных в 2014 году, уменьшилось по сравнению с 2013 годом на 4,3%, также на 11,1% уменьшилось количество несовершеннолетних осужденных лиц.

Анализ уголовных дел свидетельствует, что судами, как правило, дается верная юридическая оценка действиям осужденных, соблюдаются требования закона об особенностях рассмотрения уголовных дел в отношении несовершеннолетних, назначения им наказания, основными видами которого являются лишение свободы условно, штраф, исправительные либо обязательные работы.

Общие условия судебного разбирательства

В целях уменьшения травмирующего воздействия судебного процесса на психику подростка, исходя из воспитательно-нравственных соображений, а также в целях обеспечения его независимости при даче показаний закон допускает разбирательство в закрытом заседании по делам о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими 16 лет. Решение о рассмотрении уголовного дела в закрытом судебном заседании по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 2 ст. 241 УПК РФ, судья принимает по своему усмотрению при назначении судебного заседания. Если такое решение не было принято, то по ходатайству стороны, либо по собственной инициативе суд вправе в подготовительной части судебного заседания принять решение о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании.

Анализ изученных дел показывает, что подавляющая часть представленных на обобщение уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, рассматривалась в открытом судебном заседании. Однако случаи рассмотрения дел указанной категории в закрытых судебных заседаниях имелись.

Так, в закрытом судебном заседании было рассмотрено уголовное дело в отношении несовершеннолетнего К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ. В постановлении о назначении судебного заседания приведена ссылка на положения п.2 ч.2 ст.241 УПК РФ в обоснование необходимости проведения закрытого судебного заседания. Однако следовало привести не только ссылку на положение закона, но и обосновать необходимость назначения дела к слушанию в закрытом режиме, поскольку и в п.2.1 ст.241 УПК РФ, и в постановлении Пленума ВС РФ от 13.12.2012 N 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов» отмечено, что о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании суд выносит мотивированное определение или постановление, в котором должны быть указаны конкретные обстоятельства, препятствующие свободному доступу в зал судебного заседания лиц, не являющихся участниками процесса, представителей редакций средств массовой информации (журналистов).

В закрытом судебном заседании было рассмотрено дело в отношении несовершеннолетних А., Г., К., Р. Однако следует отметить, что в нарушение положений ч.2.1 ст.241 УПК РФ, указывающей, что в определении или постановлении суда о проведении закрытого судебного разбирательства должны быть указаны конкретные фактические обстоятельства, на основании которых суд принял данное решение, в постановлении о назначении судебного заседания по указанному делу какая-либо мотивировка, обосновывающая необходимость назначения судебного заседания в закрытом режиме, отсутствует.

Также анализ изученных дел свидетельствует, что, несмотря на то, что судьи принимают обоснованное решение о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании, в протоколе судебного заседания в дальнейшем указывается, что судебное разбирательство происходит в открытом режиме, что свидетельствует о противоречиях по форме проведения судебного разбирательства, допущенных судом либо о небрежности, допускаемой со стороны секретарей судебного заседания и отсутствии контроля за качеством составления протокола судебного заседания со сторон судей.

Так, в постановлении о назначении судебного заседания по уголовному делу в отношении С., мотивируя необходимость назначения дела к слушанию в закрытом судебном заседании судья аргументировано указал, что принимает во внимание то, что С. не достиг 16-летнего возраста, и учитывает необходимость избежать причинения ему вреда из-за ненужной гласности и ущерба репутации, неблагоприятного воздействия на его психоэмоциональное состояние, в целях обеспечения благоприятной психологической обстановки в суде для всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела.

Однако следует отметить, что вся мотивация, связанная с необходимостью рассмотрения дела в закрытом судебном заседании была нивелирована, поскольку в протоколе судебного заседания указано, что дела рассмотрено в открытом судебном заседании, а постановление о прекращении уголовного дела, принятое в отношении С. не содержит данных о том, в каком заседании (открытом или закрытом) было рассмотрено дело.

Обязательное участие защитника

Анализ представленных на обобщение уголовных дел показал, что судебное разбирательство по всем изученным делам, проводилось с обязательным участием защитника. В случаях, когда несовершеннолетний подсудимый отказывался от услуг защитника, суды принимали верное решение об отказе в удовлетворении ходатайства подсудимого, указывая, что действующий уголовно-процессуальный закон предусматривает обязательное участием защитника по делам в отношении несовершеннолетних.

Такое решение было принято, например, по уголовному делу в отношении несовершеннолетнего С., который заявил ходатайство об отказе от услуг адвоката, в удовлетворении которого было обоснованно отказано с указанием на совершение подсудимым преступления в несовершеннолетнем возрасте.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию, установленные ст.421 УПК РФ

Особый порядок судебного разбирательства по правилам гл. 40 УПК РФ не допускается в отношении преступлений, совершенных несовершеннолетними.

Случаев рассмотрения уголовных дел в отношении несовершеннолетних по правилам особого порядка судебного разбирательства по изученным делам выявлено не было.

Однако встречались ситуации, когда в протоколе ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела по окончании предварительного расследования имелось ходатайство несовершеннолетнего обвиняемого о рассмотрении дела в особом порядке и судьи назначали рассмотрение дела в особом порядке, впоследствии прекратив особый порядок судопроизводства.

Так, судьей районного суда г.Н.Новгорода 10 июля 2014 года было вынесено постановление о назначении к рассмотрению уголовного дела в отношении несовершеннолетнего К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.1 ст.161 УК РФ, в особом порядке судебного разбирательства. В судебном заседании 23 июля 2014 года по ходатайству государственного обвинителя особый порядок судебного разбирательства был прекращен, а 5 августа 2014 года уголовное дело в отношении К. было прекращено в связи с примирением с потерпевшим.

В данном случае всего этого можно было избежать, если бы судья более внимательно подошел к изучению материалов уголовного дела и, установив, что преступление совершено несовершеннолетним, хотя на момент поступления дела в суд он и достиг совершеннолетия, сразу бы назначил уголовное дело к слушанию в общем порядке.

В таких случаях в постановлении о назначении судебного заседания следует указывать, что ходатайство обвиняемого о рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства удовлетворению не подлежит и дело назначается в общем порядке судебного разбирательства в связи с тем, что действующий уголовно-процессуальный закон не предусматривает возможности особого порядка судебного разбирательства по делам в отношении преступлений, совершенных несовершеннолетними.

Следует еще раз обратить внимание на то, что когда речь идет о несовершеннолетнем правонарушителе, только полное исследование всех обстоятельств его личности может обеспечить принятие справедливого решения.

Закон требует участия в судебном разбирательстве его законного представителя и установления судом условий его жизни и воспитания, уровня психического развития и иных особенностей личности, влияния на него старших по возрасту лиц, в том числе для решения вопроса о возможности освобождения от наказания.

Для установления условий жизни и воспитания несовершеннолетнего суд в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 421 УПК РФ, с учетом обязательности установления указанных дополнительных обстоятельств должен решать вопрос о явке в судебное заседание не только законных представителей, но и представителей учебно-воспитательных учреждений, общественных организаций по месту жительства, учебы или работы несовершеннолетнего, представителей комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, подразделений по делам несовершеннолетних ОВД.

В этих целях суд обязан известить о времени и месте рассмотрения дела в отношении несовершеннолетнего подсудимого предприятие, учреждение и организацию, в которых учился или работал несовершеннолетний, комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав, а при необходимости принять меры к обеспечению явки в суд представителей этих организаций, учебных и трудовых коллективов. Если несовершеннолетний состоял или состоит на учете в психоневрологическом диспансере либо материалы в отношении его рассматривались комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав, суд должен при наличии к тому оснований решить вопрос об их явке. Это положение закреплено в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 N 1 (ред. от 02.04.2013) «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних».

Из анализа изученных дел, следует, что вопреки рекомендациям, закрепленным в указанном пункте Постановления Пленума Верховного Суда РФ, представители перечисленных органов не всегда привлекались к участию в судебных заседаниях при рассмотрении дел в отношении несовершеннолетних.

Так, извещают представителей КДН и ПДН – Арзамасский городской суд Нижегородской области, Богородский городской суд Нижегородской области, Борский городской суд Нижегородской области, Кстовский городской суд Нижегородской области, Ковернинский районный суд Нижегородской области, Шатковский районный суд Нижегородской области, Ленинский районный суд г.Н.Новгорода (не по всем делам), Приокский районный суд г.Н.Новгорода (не по всем делам), Сергачский районный суд Нижегородской области (не по всем делам), Чкаловский районный суд Нижегородской области (не по всем делам).

В качестве положительного примера следует привести следующее дело.

Приговором суда Г. осужден по п. «з» ч.2 ст.111 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишении свободы условно с испытательным сроком в три года. В постановлении о назначении судебного заседания было указано о вызове в суд представителей ПДН МО МВД России, КДН, социального педагога по месту учебы подсудимого. Представители всех указанных учреждений явились в суд, они были заслушаны и дали подробные пояснения по личности подсудимого и высказали свое суждение относительно назначения наказания несовершеннолетнему подсудимому, что суд впоследствии указал в приговоре и взвешенно и обоснованно пришел к выводу о возможности применения условного осуждения Г.

По делу, рассмотренному в отношении несовершеннолетних В., М., Ш., в постановлении о назначении судебного заседания суд верно указал, что с учетом обязательности установления условий жизни и воспитания несовершеннолетних о месте и времени судебного разбирательства надлежит известить представителей учебно-воспитательных учреждений по месту жительства, учебы несовершеннолетних, а также комиссию по делам несовершеннолетних, инспекцию по делам несовершеннолетних. Впоследствии в судебное заседание явился представитель комиссии по делам несовершеннолетних, который был допрошен в качестве свидетеля и представил данные, характеризующие каждого из троих подростков.

Часть судов извещают указанных представителей лишь в случае, если сотрудники указанных органов были допрошены в ходе предварительного следствия.

В этой связи необходимо напомнить, что нередко подростки состоят на учетах в подразделениях по делам несовершеннолетних (ПДН), обсуждаются на заседаниях комиссий по делам несовершеннолетних, имеют серьезные проблемы с обучением (учатся по коррекционным программам, допускают прогулы, совершают различные правонарушения). Поэтому участие сотрудников ПДН, КДН и представителей образовательного учреждения (классного руководителя или социального педагога, психолога школы) необходимо для более детального выяснения в судебном заседании причин и условий, способствовавших совершению преступления несовершеннолетним, реализации индивидуального подхода к назначению наказания, а также вынесению частного постановления в адрес тех органов, которые не в полном объеме выполняют функции, возложенные на них Федеральным законом от 24 мая 1999 года № 120-ФЗ ««Об основах профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

Хотелось бы отметить, что по всем изученным делам судами не принимались какие-либо меры реагирования в тех случаях, когда представители учебно-воспитательных учреждений или органов службы профилактики не являются в судебное заседание по вызову суда.

Следующий важный момент, на который обращает внимание законодатель при рассмотрении дел в отношении несовершеннолетних, установление возраста несовершеннолетнего как обязательное обстоятельство, подлежащее доказыванию, в соответствии с пунктом 1 части первой ст.421 УПК РФ.

Как следует из изученных дел, по всем делам возраст несовершеннолетних был установлен на основании документов удостоверяющих личность подростка. Сложностей с определением данного обстоятельства у судов не возникало.

Еще раз необходимо напомнить, что выяснение условий жизни и воспитания предполагает собирание сведений: с какого времени и в связи с чем, подросток поставлен на учет в органы внутренних дел несовершеннолетний; какие, когда и кем принимались меры в связи с совершением им правонарушений, как реагировал подросток на эти меры; где он проводит свободное время, его отношение к учебе, работе, причины незанятости; склонность к употреблению наркотических средств, спиртных напитков; как относятся родители, законные представители к его воспитанию, как влияют на его поведение.

Выяснение условий жизни и воспитания несовершеннолетнего имеет большое значение для решения вопросов: о выборе мер пресечения и мер исправления подростка; установления обстоятельств, связанных с психическим отношением лица к содеянному; выявления всей совокупности обстоятельств, способствовавших преступлению; принятия мер к предупреждению совершения преступлений другими подростками; об ответственности воспитателей несовершеннолетнего.

Определение уровня психического развития несовершеннолетнего предполагает выяснение степени его интеллектуального развития, соответствия возрасту, причин задержки психического развития. В этих целях могут быть истребованы документы, допрошены родители, учителя и воспитатели, соседи, лица из окружения обвиняемого (подозреваемого). Для определения уровня психического развития несовершеннолетнего и при наличии данных об его умственной отсталости назначается комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.

Следует отметить, что анализ изученных дел показал, что производство психиатрических экспертиз по изученным делам назначалось во всех случаях органами предварительного расследования, когда несовершеннолетние либо состояли на учете, либо ранее наблюдались в психоневрологических диспансерах.

Случаев назначения судами судебно-психиатрических экспертиз либо комплексных психолого-психиатрических экспертиз по изученным делам не имелось.

Также следует обратить внимание судей на то, что согласно п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 01.02.2011 года психическое расстройство несовершеннолетнего, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания в качестве смягчающего обстоятельства и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера (часть 2 статьи 22 УК РФ, часть 2 статьи 433 УПК РФ).

Примеры обоснованного применения указанных разъяснений имеются в практике судов Нижегородской области.

Так, приговором суда несовершеннолетний М. осужден по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год 6 месяцев, на него были возложены обязанности в соответствии со ст.73 УК РФ, установленные в приговоре суда.

Кроме того, приговором суда М. назначены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра с учетом имеющегося у подростка психического расстройства и экспертного заключения о том, что несовершеннолетний нуждается в случае осуждения в амбулаторном наблюдении и лечении у психиатра.

Приговором суда несовершеннолетний Ш. осужден по ч.1 ст.228 УК РФ к 50 часам обязательных работ. Как следует из материалов дела и установлено приговором суда Ш. согласно заключению судебно-психиатрической комиссии экспертов обнаруживает признаки психического расстройства. Данное обстоятельство обоснованно было признано обстоятельство, смягчающим наказание подростка, наряду с другими смягчающими обстоятельствами, и учтено при определении вида и размера наказания.

Несовершеннолетний В. был осужден по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ к 40 часам обязательных работ. Как следует из материалов дела, В. является ребенком-инвалидом, имеет психическое расстройство, не исключающее вменяемости. Указанные обстоятельства, а именно состояние здоровья, суд обоснованно признал смягчающим наказание в соответствии с ч.2 ст.61 УК РФ.

Однако при изучении уголовных дел данной категории были выявлены случаи, когда суды не учитывали вышеприведенных разъяснений Пленума ВС РФ.

Так, приговором суда были осуждены Л. и несовершеннолетние М. и К. Как следует из материалов дела и нашло свое отражение в приговоре, К. согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы обнаруживает признаки хронического психического расстройства.

Указанное обстоятельство судом не было признано смягчающим наказание несовершеннолетней К. и вообще не нашло какого-либо отражения при анализе данных о ее личности, а также при решении вопроса о назначении наказания.

Здесь стоит отметить, что состояние здоровья по общему правилу не относится к перечню обстоятельств, безусловно признаваемых смягчающими, предусмотренных ч.1 ст.61 УК РФ. Но, несмотря на это, при рассмотрении дел в отношении несовершеннолетних судам следует руководствоваться разъяснением, изложенным в вышеуказанном пункте 14 Постановления Пленума ВС РФ и признавать психическое расстройство несовершеннолетнего, не исключающее вменяемости, при назначении наказания в качестве смягчающего обстоятельства.

Далее следует обратить внимание, что согласно ч. 3 ст. 421 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, при производстве предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу о преступлении средней тяжести или тяжком преступлении, совершенных несовершеннолетним, устанавливается также наличие или отсутствие у несовершеннолетнего заболевания, препятствующего его содержанию и обучению в специальном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа, для рассмотрения судом вопроса о возможности освобождения несовершеннолетнего от наказания и направлении его в указанное учреждение в соответствии с ч. 2 ст. 92 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В соответствии с ч. 4 той же нормы уголовно-процессуального закона, медицинское освидетельствование несовершеннолетнего проводится в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Однако анализ изученных дел свидетельствует о том, что медицинское заключение о возможности пребывания подростка в специальном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа, в ходе предварительного расследования не всегда приобщались к материалам дела и не запрашивались судами при рассмотрении дел.

При этом нужно отметить, что суды на допущенное органами предварительного следствия указанное нарушение части третьей ст.421 УПК РФ не реагировали. Судам следует в случае отсутствия указанных медицинских заключений выносить частные постановления в адрес следственных органов.

Подробно должно выясняться и обстоятельство, предусмотренное п. 3 ч. 1 ст. 421 УПК РФ, как влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц

Необходимость установления «влияния на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц» предписывает также и ст. 89 УК РФ, в соответствии с которой данное обстоятельство учитывается судом при назначении наказания несовершеннолетнему.

Это возможно криминогенное влияние ближайшего окружения подростка в семье, школе, на работе, в бытовом окружении, во дворе, на улице и т.д. Использование несовершеннолетних на работе в ночных барах, на переноске и реализации спиртных напитков и токсических препаратов — вопрос, который тоже подлежит выяснению.

К сожалению, по изученным делам даже при рассмотрении дел в отношении несовершеннолетних, совершивших преступления в соучастии со взрослыми, судами не выяснялся характер взаимоотношений между взрослым и подростком. А вместе с тем эти данные могут иметь существенное значение для установления роли взрослого в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления или антиобщественных действий.

Так, не были выполнены положения закона в указанной части судом при рассмотрении уголовного дела в отношении Л., являющегося взрослым и несовершеннолетних М. и К., осужденных за совершение грабежа в составе группы лиц. Суд фактически проигнорировал указанное обстоятельство, не выяснив характер взаимоотношений между взрослым и подростками, и никоим образом не учел его при назначении наказания несовершеннолетним.

Выделение в отдельное производство уголовного дела в отношении несовершеннолетнего

Принцип раздельного рассмотрения дел в отношении несовершеннолетнего и взрослого при совершении ими преступления в соучастии, регламентированный ст.422 УПК РФ, получил международное признание. К сожалению, на практике выделение дела в отдельное производство и раздельное рассмотрение таких дел является исключением из правил.

Согласно части второй статьи 154 УПК выделение уголовного дела в отдельное производство допускается, если это не отразится на всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела, в случаях, когда это вызывается большим объемом уголовного дела или множественностью его эпизодов. И, хотя указанная статья не содержит прямых указаний на то, что действие данной общей нормы имеет специфику в уголовном процессе по делам о преступлениях несовершеннолетних, вывод о такой специфике вероятен. Во-первых, если в статье 154 УПК говорится, что дознаватель, следователь и прокурор вправе выделить уголовное дело в отдельное производство, то ст.429 УПК РФ пользуется более категоричной формулировкой: «Уголовное дело в отношении несовершеннолетнего, участвовавшего в совершении преступления. выделяется в отдельное производство. » Исходя из этого, а также из той важности, которую приобретает обособленное производство в отношении несовершеннолетнего, призванное исключить пагубное влияние на него взрослых соучастников, можно заключить, что выделение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего в особое производство обязательно при малейшей возможности и во всяком случае независимо ни от объема уголовного дела, ни от множественности эпизодов преступления.

Однако практика показывает, что выделение действительно происходит крайне редко, а среди изученных дел таких случаев установлено не было, хотя необходимость в выделении по ряду дел имелась.

Так, приговором суда были осуждены несовершеннолетний Х. и И., оба за совершение преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств. Как пояснила в судебном заседании директор школы-интерната, по месту пребывания несовершеннолетнего Х., на последнего в период предварительного расследования оказывалось давление со стороны взрослого соучастника преступления, высказывались угрозы, поскольку Х. давал признательные и изобличающие И. показания, в связи с чем, они обращались с соответствующим заявлением в правоохранительные органы, однако уголовное дело органами следствия в отдельное производство выделено не было. В такой ситуации суду следовало с учетом изложенных обстоятельств вынести частное постановление в адрес следственных органов, указав о допущенных нарушениях интересов несовершеннолетнего, вызванных совместным расследованием и рассмотрением уголовного дела в отношении несовершеннолетнего и взрослого соучастника.

Анализ изученных дел показывает, что следователями редко решается вопрос о выделении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего. Так, из всего количества изученных дел, лишь по одному делу в период предварительного следствия было вынесено постановление о признании невозможным выделения уголовного дела в отдельное производство. Указанным постановлением было признано невозможным выделение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего Ш. исходя «из активной роли Ш., общности умысла и совместного характера противоправных действий».

Допрос несовершеннолетнего подсудимого

По смыслу закона правила ст.425 УПК РФ, регламентирующей допрос несовершеннолетнего, применяются при допросе подозреваемого, обвиняемого или подсудимого, которому на момент допроса не исполнилось 18 лет. Если же преступление было совершено до достижения этого возраста, а допрос проводится после того, как наступило совершеннолетие, применяются общие правила проведения допроса.

Согласно ч. 3 ст. 425 УПК РФ при допросе несовершеннолетнего обвиняемого, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающим в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно.

Педагог или психолог помогают устанавливать психологический контакт с несовершеннолетним, используя свои специальные познания, формулируют вопросы с учетом особенностей психики несовершеннолетних, что, в свою очередь, служит основанием для всестороннего, полного, объективного исследования обстоятельств совершенного преступления, привлечения к уголовной ответственности виновных лиц и назначения им справедливого наказания.

Однако по изученным делам установлено, что и органы предварительного следствия, и суды допускают нарушения указанных требований закона.

Так, по уголовному делу, рассмотренному в отношении несовершеннолетнего Г., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ, в период предварительного расследования допрос Г., имеющего согласно заключению судебно-психиатрической комиссии экспертов психическое расстройство, в качестве подозреваемого, был проведен без участия педагога.

При этом нужно отметить, что суд, рассматривая дело по существу, провел допрос подсудимого с участием законного представителя и педагога, тем самым в полном объеме выполнив требования уголовно-процессуального закона.

По уголовному делу, рассмотренному в отношении несовершеннолетнего К., являющемуся ребенком-инвалидом, в период предварительного расследования допрос К., был проведен также без участия педагога, хотя согласно заключению судебно-психиатрической комиссии экспертов, имеющемуся в распоряжении следователя на момент допроса подростка в качестве обвиняемого, К. обнаруживал признаки психического расстройства.

На момент рассмотрения дела судом К. достиг совершеннолетия и обоснованно был допрошен судом без участия педагога, поскольку судом не решался вопрос о применении к подсудимому положений ст.96 УК РФ.

Но, к сожалению, суды также допускали нарушения вышеуказанной нормы закона.

Так, несовершеннолетняя Х. осуждена по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года. В апелляционном порядке приговор не рассматривался. Как следует из материалов дела, Х. на момент допроса в судебном заседании было 17 лет, согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы она выявляет признаки психического расстройства, что отражено и в приговоре суда, однако ее допрос судом в нарушение ч.3 ст.425 УПК РФ был проведен в отсутствие педагога.

Несовершеннолетний Н. осужден по ч.2 ст.228 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года. В апелляционном порядке приговор не рассматривался. Как следует из материалов дела Н. на момент допроса в судебном заседании было 17 лет, согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы он обнаруживает признаки психического расстройства, что отражено и в приговоре суда, однако его допрос суд в нарушение ч.3 ст.425 УПК РФ провел в отсутствие педагога. При этом следует отметить, что при производстве следственных действий с Н. педагог присутствовал.

В связи с этим следует еще раз напомнить положения постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 года о том, что статья 425 УПК РФ предусматривает обязательное участие педагога или психолога при допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого в возрасте от 14 до 16 лет, а в возрасте от 16 до 18 лет — при условии, что он страдает психическим расстройством или отстает в психическом развитии. Показания такого подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, полученные без участия педагога или психолога, в силу части 2 статьи 75 УПК РФ являются недопустимыми доказательствами.

Само по себе проведение допроса несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого на стадии предварительного следствия в нарушение положений, предусмотренных ч.3 ст.425 УПК РФ не может являться единственным основанием для возвращения дела прокурору, однако с учетом приведенных положений Постановления Пленума ВС РФ, суд не вправе будет использовать указанные показания в качестве доказательства по делу, а должен принять меры к надлежащему допросу несовершеннолетнего подсудимого с соблюдением требований, указанных в ч.3 ст. 425 УПК РФ.

Процессуальный статус педагога сформулирован в УПК очень кратко. Однако нужно помнить, что его положение сродни положению специалиста, поэтому не основано на законе предоставление педагогу слова в прениях, что имело место по уголовному делу, рассмотренному в отношении несовершеннолетнего Б.

Также не основано на законе предупреждение педагога, который принимает участие в судебном заседании при допросе несовершеннолетнего подсудимого в соответствии с требованиями ч.3 ст.425 УПК РФ, об уголовной ответственности в соответствии со ст.307, 308 УПК РФ.

Указанное имело место при рассмотрении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего Л., осужденного 22 июля 2014 года по ч.2 ст.228 УК РФ. При этом следует отметить, что на протяжении всего судебного разбирательства суд указывает об участии в деле педагога А., а во вводной части приговора указывает, что дело рассмотрено с участием специалиста А.

Также следует обратить внимание на то, что в ряде случаев, когда педагог участвовал при допросе несовершеннолетнего, суды не всегда выясняют такие сведения, как его должностное положение, наличие специального образования, отношение к подсудимому. Зачастую участие педагога сводится к формальному присутствию, его специальные познания не используются.

Участие законного представителя

Необходимо иметь в виду, что право на защиту, реализуемое в соответствии с частью первой ст.16 УПК РФ, предусматривает возможность участия в рассмотрении дела в суде, наряду с защитником (адвокатом), близких родственников или иных законных представителей несовершеннолетнего (ст.48, ч.1 ст.428 УПК РФ), которые допускаются к участию в деле с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого.

Не следует забывать, что в соответствии со ст.428 УПК РФ в судебное заседание вызываются родители или иные законные представители несовершеннолетнего подсудимого. При этом перечень лиц, содержащийся в пункте 12 ст.5 УПК РФ, которые могут быть законными представителями, является исчерпывающим. В нем указаны родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый, органы опеки и попечительства.

Данное положение закона нашло свое отражение и в п.11 Постановления Пленума ВС РФ от 1 февраля 2011 года, согласно которому, если несовершеннолетний подсудимый не имеет родителей и проживает один или у лица, не назначенного надлежащим образом его опекуном или попечителем, в суд в качестве его законного представителя вызывается представитель органа опеки или попечительства.

В целом анализ изученных уголовных дел показывает, что данные положения закона судами соблюдаются.

Однако были установлены нарушения указанных требований закона.

Так, несовершеннолетний К. осужден по п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием из заработка 5% в доход государства; несовершеннолетний С. был осужден по п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год. В апелляционном порядке приговор не рассматривался.

Как следует из материалов дела, законным представителем несовершеннолетнего С. на следствии был признан его дед, С.В.И., с которым проживал подросток, он же принимал участие в качестве законного представителя и в ходе судебного разбирательства, при этом опекуном несовершеннолетнего указанное лицо назначено не было. Мать несовершеннолетнего С. умерла, подросток был усыновлен отчимом, но С. с ним не проживал и участия в воспитании несовершеннолетнего отчим не принимал, подросток проживал с дедом. При таких обстоятельствах надлежащим законным представителем подростка мог быть признан лишь представитель органа опеки и попечительства. В указанной ситуации следует признать, что предварительное расследование и судебное разбирательство были проведены с нарушением норм уголовно-процессуального закона. Установление данного обстоятельства судом должно было повлечь возвращение дела прокурору. Для выполнения положений ст.421 УПК и подробного выяснения данных о личности подростка его дед мог быть допрошен судом в качестве свидетеля.

Кроме того, в соответствии с тем же п. 11. Постановления Пленума ВС РФ при неявке законного представителя в судебное заседание надлежит выяснять причины и при наличии к тому оснований привлекать к участию в деле в качестве законных представителей других лиц из числа указанных в пункте 12 статьи 5 УПК РФ. То есть в данном случае речь идет о замене законного представителя.

Однако имели место случаи, когда суды не надлежащим образом решали вопрос о замене законного представителя.

Так, приговором суда были осуждены несовершеннолетние Ш. и Р., каждый по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ, каждый к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год, с возложением обязанностей, установленных приговором суда.

Как следует из материалов дела, законным представителем несовершеннолетнего Ш. был признан специалист органа опеки и попечительства управления образования Б., которая принимала участие в следственных действиях на стадии предварительного следствия и в ходе судебного разбирательства до стадии судебных прений. В протоколе судебного заседания от 22 декабря 2014 года имеется запись о том, что в судебное заседание явилась законный представитель несовершеннолетнего Ш. – Ч., которая, как следует из имеющегося в деле распоряжения главы администрации района г.Н.Новгорода, была назначена попечителем Ш. При этом судом ей были разъяснены соответствующие права и обязанности, предусмотренные уголовно-процессуальным законом. Однако суд не обсудил вопрос о замене законного представителя несовершеннолетнего подсудимого, не установил ее данные о личности, и не допросил указанного законного представителя для выяснения данных о личности подростка. При этом следует отметить, что и предыдущий законный представитель несовершеннолетнего Ш. – Б. также не была допрошена судом и у нее также не выяснялись данные, характеризующие подростка.

Кроме того, несмотря на то, что в ст. 292 УПК РФ установлен исчерпывающий перечень участников судебных прений, и в указанной норме закона ничего не говорится о возможности участия в судебных прениях законных представителей несовершеннолетних подсудимых, следует обратить внимание на то, что в соответствии с прямым указанием закона (п. 4 ч. 1 ст. 428 УПК РФ) законный представитель несовершеннолетнего подсудимого вправе участвовать в прениях сторон.

Случаи, когда законному представителю несовершеннолетнего подсудимого не представлялось право выступить в прениях, и не выяснялся вопрос о его желании участвовать либо не участвовать в судебных прениях, имели место в практике судов области при рассмотрении дел данной категории.

Так, несовершеннолетний К. был осужден по ч.2 ст.228 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год. Как следует из протокола судебного заседания, при рассмотрении дела в суде принимал участие законный представитель несовершеннолетнего подсудимого, однако в судебных прениях законный представитель не выступал, каких-либо пояснений относительно нежелания участвовать в прениях протокол судебного заседания не содержит.

Приговором суда несовершеннолетний К. был осужден по ч.1 ст.228 УК РФ к 120 часам обязательных работ. Также из протокола судебного заседания следует, что при рассмотрении дела в суде первой инстанции присутствовал законный представитель несовершеннолетнего подсудимого, однако в судебных прениях законный представитель участия не принимал, каких-либо пояснений относительно нежелания участвовать в прениях протокол судебного заседания не содержит.

Несовершеннолетний Ф. осужден по ч.1 ст.166 УК РФ к наказанию в виде ограничения свободы сроком на 1 год с возложением обязанностей, установленных приговором. Принимавший участие в судебном заседании законный представитель не стала давать пояснений, отказавшись от дачи показаний в соответствии со ст.51 Конституции РФ, однако суд даже не выяснил данные, характеризующие подростка. В таких ситуациях необходимо разъяснять законным представителям, что суду следует выяснить причины и условия совершения преступления, данные о личности. Кроме того, в судебных прениях законный представитель не участвовала, каких-либо сведений о том, что она отказалась от участия в судебных прениях протокол судебного заседания не содержит.

По делу, рассмотренному в отношении несовершеннолетнего К., осужденному по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ к штрафу в сумме 10 тыс. руб. установлено, что в судебном заседании присутствовал законный представитель несовершеннолетнего подсудимого. Однако судом он допрошен не был, в судебных прениях участия не принимал, данных о том, что законный представитель отказался от дачи показаний или от участия в судебных прениях протокол судебного заседания не содержит. Помимо этого, из протокола судебного заседания и приговора следует, что каких-либо обстоятельств, подлежащих установлению относительно личности подростка, условий его жизни и воспитания судом в нарушение ст.421 УПК РФ выяснено не было.

По уголовному делу, рассмотренному в отношении несовершеннолетнего М., суд также не предоставил законному представителю слово в судебных прениях. Записей о том, что законный представитель отказалась участвовать в судебных прениях, протокол судебного заседания не содержит. Кроме того, суд допросил законного представителя лишь по обстоятельствам уголовного дела, не выяснив в нарушение положений ст.421 УПК РФ обстоятельства, подлежащие доказыванию, то есть данные о личности подростка, условия его жизни и воспитания, данные об уровне психического развития и иных особенностях личности, влияния на подростка старших по возрасту лиц.

Следует обратить внимание на то, что при неявке законного представителя в суд закон предоставляет возможность рассмотреть дело в его отсутствие, однако для установления таких обстоятельств, как условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень его психического развития, иные особенности личности, влияние старшего по возрасту лиц, участие законного представителя в судебном заседании в ряде случаев являются обязательными.

Случаи рассмотрения уголовных дел судами в отсутствие законных представителей, по изученным при проведении обобщения уголовным делам, носили единичный характер.

В случае если лицо, совершившее преступление в возрасте до 18 лет, на момент рассмотрения дела в суде достигло совершеннолетия, полномочия законного представителя по общему правилу прекращаются. В исключительных случаях реализация этих функций может быть продолжена путем принятия судом решения о распространении на лиц в возрасте от 18 до 20 лет положений об особенностях уголовной ответственности несовершеннолетних. Такое решение может быть принято исходя из характера совершенного этим лицом деяния и данных о его личности (статьи 88, 96 УК РФ) с приведением соответствующих мотивов.

По изученным делам имели место случаи, когда законный представитель принимал участие в судебном разбирательстве, хотя подростку на момент рассмотрения дела в суде уже исполнилось 18 лет. Каких-либо решений о том, что в отношении уже совершеннолетнего подсудимого подлежат применению положения об особенностях уголовной ответственности несовершеннолетних, материалы дела не содержат.

Приговором суда были осуждены несовершеннолетние К. и Л. Установив в подготовительной части судебного разбирательства, что подсудимому Л. на момент рассмотрения дела в суде исполнилось 18 лет, суд вынес на обсуждение вопрос о необходимости участия в судебном заседании его законного представителя. С учетом мнения сторон, суд постановил провести судебное разбирательство с участием законного представителя Л., однако слово в судебных прениях ей не предоставил, впрочем, не было предоставлено слово в судебных прениях и второму законному представителю, осуществляющему защиту интересов подсудимого К., который и на момент судебного разбирательства являлся несовершеннолетним. Данных о том, что оба законных представителя отказались от участия в судебных прениях протокол судебного заседания не содержит.

В тех случаях, когда подростку на момент судебного разбирательства исполнилось 18 лет, суду следует допрашивать законных представителей в качестве свидетелей, чтобы выяснить обстоятельства, подлежащие доказыванию, установленные ст.421 УПК РФ. По ряду изученных дел данные о личности подростка остались не исследованными и соответственно не были учтены при определении вида и размера наказания, хотя в протоколе указывалось, что законный представитель явился в судебное заседание.

Также следует отметить, что, допрашивая законных представителей в качестве свидетелей, суды нередко игнорируют разъяснения Постановления Пленума ВС РФ от 1 февраля 2011 года относительно порядка их допроса.

Так, в п. 13 указанного постановления отмечается, что в соответствии со статьей 428 УПК РФ законный представитель несовершеннолетнего подсудимого вправе давать показания. Суд может принять решение о допросе законного представителя в качестве свидетеля при его согласии, о чем выносит постановление (определение), разъясняя ему права, указанные в части 4 статьи 56 УПК РФ. При допросе законного представителя из числа лиц, указанных в пункте 4 статьи 5 УПК РФ, он предупреждается об уголовной ответственности только за дачу заведомо ложных показаний.

Однако имелись случаи, когда законные представители – родители несовершеннолетних подсудимых предупреждались и об ответственности по ст.308 УК РФ, то есть за отказ от дачи показаний, хотя в силу положений ст.51 Конституции РФ указанные лица обладают свидетельским иммунитетом и вправе отказаться от дачи показаний.

Так, несовершеннолетний С. осужден по ч.2 ст.162 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года.

Как следует из протокола судебного заседания, по делу была допрошена в качестве свидетеля законный представитель несовершеннолетнего подсудимого А., мать подсудимого, которую суд перед допросом предупредил об уголовной ответственности по ст.ст.307,308 УК РФ.

Такое же нарушение имело место и при рассмотрении уголовного дела в отношении Ш., осужденного по ч.2 ст.228 УК РФ. По данному делу были допрошены оба родителя подсудимого, которых суд перед допросом в качестве свидетелей предупредил об уголовной ответственности по ст.ст.307, 308 УК РФ.

Следует отметить, что указанная ошибка была выявлена и при изучении уголовных дел в отношении несовершеннолетних, рассмотренных Ленинским и Приокским районными судами г.Н.Новгорода, Арзамасским, Борским, Богородским, Кстовским городскими судами Нижегородской области, Сергачским и Шатковским районными судами Нижегородской области.

Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора в отношении несовершеннолетнего (ст.430 УПК РФ)

Следуя разъяснениям, изложенным в п. 31 Постановления Пленума ВС РФ от 1 февраля 2011 года, суды не должны назначать уголовное наказание несовершеннолетним, совершившим преступления небольшой или средней тяжести, если их исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных статьей 90 УК РФ.

Анализ изученных дел и представленных статистических данных свидетельствует о том, что такая мера как освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности в соответствии со ст.90 УК РФ или от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия в соответствии со ст.92 УК РФ применяется судами области крайне редко.

Так, несовершеннолетний К. осужден по ч.1 ст.228 УК РФ к штрафу в размере 1000 руб. В соответствии с ч.1 ст.92 УК РФ К. освобожден от наказания, к нему применена принудительная мера воспитательного воздействия в виде предупреждения. Решение принято обоснованно, с учетом данных о личности, характера содеянного.

Однако, анализируя указанный пример, следует отметить, что принимая справедливое решение об освобождении несовершеннолетнего К. от наказания, суд не учел положения ч.1 ст.432 УПК РФ и пункта 35 Постановления Пленума ВС РФ от 1 февраля 01.02.2011 N 1 (ред. от 02.04.2013) «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», содержащего разъяснения о том, что в таком случае на основании пункта 3 части 5 статьи 302 УПК РФ суд постановляет обвинительный приговор без назначения наказания.

То есть в данном случае не требовалось назначения несовершеннолетнему наказания.

Хотелось бы отметить, что при рассмотрении дел о преступлениях, не представляющих большой общественной опасности, судам предписывается обсуждать вопрос о возможности исправления несовершеннолетнего подсудимого без назначения уголовного наказания путем применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия

Так, по изученным делам следует отметить, что обсуждалось указанное положение закона при рассмотрении уголовных дел данной категории Арзамасским городским судом Нижегородской области, Лысковским районным судом Нижегородской области.

Однако, как показал анализ представленных для проведения обобщения дел, данное требование закона судами области выполняется не всегда.

Так, несовершеннолетняя Д. осуждена по п.»в» ч.2 ст.158 УК РФ к 120 часам обязательных работ.

Исходя из обстоятельств дела, личности несовершеннолетней, которая состояла на учете в ПДН, характеризовалась отрицательно, объявлялась в розыск, суд обоснованно пришел к выводу о назначении в отношении Д. уголовного наказания. Однако, тем не менее, поскольку Д. ранее не судима, совершила преступление средней тяжести, вопрос о применении либо о невозможности применения принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных статьей 90 УК РФ, подлежал обсуждению в приговоре.

Несовершеннолетний Ф. осужден по ч.1 ст.166 УК РФ к наказанию в виде ограничения свободы сроком на 1 год с возложением обязанностей, установленных приговором.

Как установлено приговором, несовершеннолетний Ф., ранее не судимый, осужден за совершение преступления средней тяжести. Суд, принимая решение о назначении уголовного наказания, не обсудил в приговоре вопрос о применении либо о невозможности применения принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных статьей 90 УК РФ.

Такая же ситуация имела место при рассмотрении ряда уголовных дел в других судах области (Ленинский районный суд г.Н.Новгорода, Приокский районный суд г.Н.Новгорода, Кулебакский городской суд Нижегородской области, Сергачский районный суд Нижегородской области).

Кроме того, в соответствии с частью 2 ст.432 УПК РФ, если несовершеннолетний за совершение преступления средней тяжести, а также тяжкого преступления осужден к лишению свободы, суд вправе на основании ч. 2 ст. 92 УК, за исключением лиц, перечисленных в ч. 5 ст. 92 УК, освободить его от наказания с помещением в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. Такое решение принимается в порядке замены назначенного несовершеннолетнему осужденному лишения свободы другим видом наказания.

Как показывает статистика, судам проще назначить наказание условно, чем принять решение о направлении несовершеннолетнего в специальное учреждение закрытого типа, хотя не вызывает сомнений то обстоятельство, что специальные учебно-воспитательные учреждения представляют собой один из перспективных видов реабилитационного учреждения для несовершеннолетних с проблемами в поведении, обучении, развитии, социальной адаптации.

Вероятно, это объясняется и тем, что вопрос о направлении несовершеннолетнего осужденного в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа может быть решен судом лишь при наличии медицинского заключения о возможности его пребывания в таком учреждении. О необходимости соблюдения положений ч. 3 ст. 421 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации было указано выше.

Судам следует более требовательно подходить к указанному вопросу и оценивать качество направляемых в отношении несовершеннолетних дел, реагировать на отсутствие указанных медицинских заключений путем вынесения частных постановлений.

Также при обсуждении данного вопроса необходимо учитывать, что в указанное специальное учебно-воспитательное учреждение направляются несовершеннолетние осужденные, которые нуждаются в особых условиях воспитания, обучения и требуют специального педагогического подхода.

Так, несовершеннолетний М.М.Н. был осужден по п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ к 7 месяцам лишения свободы. В соответствии с ч.2 ст.92 УК РФ М.М.Н. освобожден от назначенного наказания и помещен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием до достижения им возраста восемнадцати лет, то есть до 22 июня 2015 года. Принимая указанное решение суд допросил представителя комиссии по делам несовершеннолетних, в том числе пояснившей, что подросток вышел из-под контроля матери, и он нуждается в особых условиях воспитания; инспектора ОДН, пояснившей, что со стороны матери утрачен контроль за подростком, и предпринимаемые меры профилактического воздействия положительных результатов не оказали; законного представителя, которая пояснила, что сын бродяжничает, на ее беседы не реагирует, и она опасается, что он совершит новое преступление. Представленные характеризующие данные на подростка свидетельствовали о его многочисленных правонарушениях, пропусках занятий в школе, обмане, неуравновешенности и иных особенностях личности, которые как правильно установил суд, свидетельствуют о необходимости особых условий воспитания, обучения и требуют специального педагогического подхода по отношению к данному подростку.

В отношении другого осужденного по данному делу, несовершеннолетнего М.С.Е., судом также обсуждался вопрос о помещении его в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, но поскольку у него имелось заболевание, препятствующее содержанию в таком учреждении, судом было назначено М.С.Е. уголовное наказание, при этом были применены положения ст.73 УК РФ, предусматривающей условное осуждение.

Приговором суда был осужден несовершеннолетний К. по п. «а» ч.3 ст.158, ч.3 ст.30 и п. «а» ч.3 ст.158, ч.3 ст.69 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. В соответствии с ч.2 ст.92 УК РФ К. освобожден от назначенного наказания и помещен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием сроком на три года, но не более срока достижения им совершеннолетия. Обоснованно придя к выводу о необходимости помещения подростка в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, суд исследовал сообщение из КДН Администрации района, из которого следует, что с подростком проводилась большая профилактическая работа, однако он не желает вставать на путь исправления, вышел из-под контроля матери, пропускает занятия, гуляет по ночам, употребляет наркотическое вещества; представленные характеризующие данные на подростка, свидетельствовавшие о многочисленных правонарушениях со стороны К., пропусках занятий в школе, обмане, неуравновешенности и иных особенностях личности; допросил инспектора ОДН ОМВД России, пояснившей, что подросток полностью вышел из-под контроля матери, предпринимаемые меры профилактического воздействия положительных результатов не оказали, подросток требует специального педагогического контроля; законного представителя, которая пояснила, что сын занимается кражами, на ее беседы не реагирует, употребляет спиртное, вышел из-под ее контроля; классного руководителя – педагога средней школы, пояснившей, что мама не в состоянии контролировать поведение сына, с подростком проводилась большая воспитательная работы, однако положительных результатов она не дала, школу подросток не посещает.

Следует отметить, что это указанные примеры – единичны из общего количества изученных дел. Как следует из анализа тех дел, которые были направлены судами для проведения обобщения, судьями редко обсуждается возможность помещения несовершеннолетних в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. Указанное положение закона подлежит более тщательному изучению и применению.

Также анализ изученных дел показал, что судьи, принимая решение в отношении несовершеннолетних о назначении уголовного наказания, нередко оставляют без внимания имеющиеся в материалах дела либо высказанные в ходе судебного разбирательства ходатайства представителей КДН, ПДН о помещении подростков в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа.

Так, за совершение ряда преступлений были осуждены несовершеннолетние А., Г., К., Р. В материалах дела имелось ходатайство комиссии по делам несовершеннолетних о помещении несовершеннолетнего Г. в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, где подробно указывались характеризующие данные на подростка. Однако указанное ходатайство судом не исследовалось и вопрос о возможности либо невозможности помещения подростка в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, судом не обсуждался.

Несовершеннолетний Д. был осужден по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ к 80 часам обязательных работ. В ходе судебного разбирательства судом был допрошен представитель ОПДН, который пояснил суду о личности подростка, проживающего в детском доме и о совершении побегов из детского дома. Также было исследовано ходатайство КДН администрации района, в котором указывалась просьба о направлении подростка в закрытое учебное заведение в связи с неоднократными побегами из детского дома, его агрессивностью и жестокостью, склонностью к бродяжничеству и асоциальному поведению. Указанным данным судом не было дано никакой оценки, вопрос о возможности либо невозможности направлении подростка в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа судом не обсуждался.

В условиях приоритета восстановительного подхода и мер воспитательного воздействия имеет место необходимость более широкого применения данной профилактической меры в интересах несовершеннолетних.

Назначение наказания несовершеннолетнему

Назначая наказание, суд должен индивидуально подходить к каждому лицу, привлекаемому к уголовной ответственности.

Следует помнить, что при назначении наказания несовершеннолетнему наряду с обстоятельствами, предусмотренными ст. ст. 6, 60 УК РФ, надлежит учитывать условия его жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности личности, а также обстоятельства, предусмотренные ст. 89 УК РФ, в том числе влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц. Наказание несовершеннолетнему в виде лишения свободы суд вправе назначить только в случае признания невозможности его исправления без изоляции от общества, с приведением мотивов принятого решения (п. 17 Постановления Пленума ВС РФ от 1 февраля 2011 г. N 1).

При этом, назначая наказание в виде лишения свободы условно, при наличии альтернативных мер наказания суд, прежде всего, должен мотивировать именно применение наказания в виде лишения свободы – такое решение суд вправе принять лишь тогда, когда исправление несовершеннолетнего невозможно без изоляции от общества.

Как показывает анализ статистических данных, в большинстве случаев к лишению свободы условно осуждались несовершеннолетние, впервые совершившие преступления средней тяжести и тяжкие.

Между тем, назначение такого наказания не всегда оправданно.

При наличии к этому предусмотренных законом оснований, назначение несовершеннолетним осужденным обязательных работ, исправительных работ, представляется более целесообразным, чем назначение условной меры наказания, поскольку в данном случае подросток собственным трудом будет искупать свою вину, что окажет на него большее воспитательное воздействие.

Анализ изученных дел показывает, что в ряде случаев имеет место непоследовательность изложения данных о личности подростков, когда мотивируя свой вывод о назначении самого строгого вида наказания в виде лишения свободы, при этом судьи ограничиваются простым изложением всех обстоятельств, характеризующих личность подростка, как положительных, так и негативных, и не приводят мотивов избрания того или иного вида наказания, хотя уголовный и уголовно-процессуальный законы предписывают указывать мотивы применения определенного вида наказания.

Так, приговором суда несовершеннолетний Х. осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ст.161 ч.2 п. «а,г» УК РФ, 69 ч.2 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; несовершеннолетний М. осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ст.161 ч.2 п. «а,г» УК РФ , 69 ч.2 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Суд указал в описательно-мотивировочной части приговора, что исправление подсудимых, с учетом данных о личности, возможно только в условиях изоляции их от общества. Вместе с тем, из указанных в приговоре данных, характеризующих личность подсудимых, следует, что они ранее не судимы, совершили преступления в несовершеннолетнем возрасте, по делу добровольно возмещен причиненный ущерб, в деле имеются явки с повинной, оба подсудимых учатся, характеризуются удовлетворительно. При таких обстоятельствах вывод суда о наличии оснований для назначения самого строгого вида наказания в виде реального лишения свободы фактически не подтверждается изложенными данными, хотя такие обстоятельства по делу установлены имеющимися материалами. Так, М. проживает с мамой, которая ведет аморальный образ жизни, вышел из-под ее контроля, состоит на учете в ОДН, неоднократно обсуждался на заседаниях КДН за допущенные правонарушения, Х. привлекался к уголовной и административной ответственности, состоит на учете в ОДН, неоднократно обсуждался на заседаниях КДН. Если бы указанные данные нашли свое отражение в приговоре при решении вопроса о назначении наказания, тогда бы сомнений в правильности и обоснованности выводов суда не возникло. Кроме того, в приговоре не приведены пояснения законных представителей подсудимых, допрошенных в ходе судебного разбирательства относительно личности несовершеннолетних.

Также следует обратить внимание и еще на одно обстоятельство, выявленное по данному делу. Судом по ходатайству защиты были приобщены медицинские справки из мед.части СИЗО о том, что М. и Х. состоят на учете в мед.части у врача-психиатра по поводу диссоциального расстройства, однако в приговоре суда указанные обстоятельства не получили своего отражения и какой-либо оценки.

Несовершеннолетняя Д. осуждена по п.»в» ч.2 ст.158 УК РФ к 120 часам обязательных работ. Приговор в апелляционном порядке не обжалован.

Как следует из материалов дела, Д. в период судебного разбирательства скрылась от суда, была объявлена в розыск, судом ей была изменена мера пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу. Впоследствии она была задержана, в отношении нее был постановлен обвинительный приговор с назначением наказания в виде обязательных работ. При этом суд в нарушение положений ст.72 УК РФ не произвел зачет времени содержания под стражей в период с момента задержания Д. – 6 августа 2014 года до даты провозглашения приговора – 9 сентября 2014 года, которым она была освобождена из-под стражи в зале суда. Нахождение несовершеннолетней под стражей в течение 1 месяца трех дней подлежало зачету при определении наказания из расчета один день содержания под стражей за восемь часов обязательных работ — 33 х 8 = 264 часа, в связи с чем, Д. следовало признать отбывшей наказание. Вместе с тем приговор суда был направлен на исполнение в уголовно-исполнительную инспекцию, согласно сообщению которой, Д. начала отбывать наказание.

Изучением представленных на обобщение уголовных дел установлено, что суды в целом соблюдают при назначении наказания требования, установленные ст.88 УК РФ.

Однако ошибки при назначении наказания все же судами в 2014 году допускались.

Так, приговором суда были осуждены несовершеннолетние А.Е.И., Г.А.В., К.М.Г., А.Н.Ш. Как установлено приговором суда, К.М.Г., 21 октября 1998 года рождения, осужден за совершение 15 февраля 2014 года преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ, к 1 году лишения свободы и преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ, к 1 году лишения свободы. На основании ч.3 ст.69 УК РФ назначено 1 год 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год.

Вместе с тем, назначая К.М.Г. наказание по п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ, то есть за преступление средней тяжести, которое он совершил в возрасте 15-ти лет, будучи ранее не судимым, суд не принял во внимание положения ч.6 ст.88 УК РФ, согласно которой лишение свободы не назначается тем несовершеннолетним, которые впервые совершили преступление небольшой или средней тяжести в возрасте до 16 лет.

Согласно п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 от 11.01.2007 г. (в ред. от 03.12.2013) «О практике назначения судами РФ уголовного наказания» при обсуждении вопроса о назначении наказания несовершеннолетнему с учетом положения ч. 6.1 ст. 88 УК РФ в описательно-мотивировочной и в резолютивной частях приговора следует ссылаться на указанную норму.

Если суд не находит оснований для снижения наказания несовершеннолетнему в соответствии с положениями ч.6.1 ст.88 УК РФ, в описательно-мотивировочной части приговора необходимо указывать на то, что суд учитывает положения ч. 6.1 ст. 88 УК РФ, то есть даже тогда, когда в результате суд назначает несовершеннолетнему наказание в пределах санкции статьи Особенной части УК РФ. В этом случае оно будет свидетельствовать о том, что, несмотря на предоставленную этой нормой уголовного закона возможность, суд не установил оснований для назначения наказания ниже предела, установленного санкцией статьи. Указание же в приговоре на применение положений ч. 6.1 ст. 88 УК РФ соответственно должно повлечь за собой назначение наказания ниже низшего предела наказания, предусмотренного статьей Особенной части УК РФ.

Анализ изученных дел указывает на то, что суды не всегда правильно применяют указанное положение закона.

Так, несовершеннолетний Г. осужден по ч.2 ст.228 УК РФ с применением ч.1 ст.62, ч.6.1 ст.88 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года 6 месяцев.

В описательно-мотивировочной части приговора суд указал, что наказание Г.А.Н. необходимо назначить с учетом правил ч.6.1 ст.88 УК РФ, а в резолютивной части указал о применении правил ч.6.1 ст.88 УК РФ, назначив при этом наказание в пределах санкции ч.2 ст.228 УК РФ, то есть, не применив указанные выше правила назначения наказания, предусмотренные ч.6.1 ст.88 УК РФ, чем допустил противоречие в своих выводах.

Анализ изученных дел выявил и нарушение положений ст.94 УК РФ

Несовершеннолетний Б. осужден по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ч.1 ст.116 УК РФ к 4 месяцам исправительных работ с удержанием из заработка 5% в доход государства.

Как установлено материалами дела, преступление, предусмотренное ч.1 ст.116 УК РФ, которое относится к категории преступлений небольшой тяжести, было совершено Б. 17 июня 2013 года.

На основании п.«а» ч.1 ст.78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести прошло два года. Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления до момента вступления приговора в законную силу.

В соответствии со ст. 94 УК сроки давности привлечения несовершеннолетних к уголовной ответственности сокращаются наполовину по сравнению со сроками, указанными в ч. 1 ст. 78 УК для взрослых лиц.

Годичный срок давности привлечения Б. к уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ч.1 ст.116 УК РФ, истек 16 июня 2014 года. При этом, как следует из материалов дела, Б. от следствия и суда не уклонялся. Уголовное дело поступило в суд 24 июня 2014 года.

Таким образом, уже к моменту назначения судебного заседания, а тем более к моменту постановления приговора, срок привлечения Б. к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ, истек, и суду следовало решить вопрос о прекращении в указанной части (с учетом признания Б. вины) уголовного преследования на основании п.3 ч.1 ст.24 УПК, п. «а» ч.1 ст.78, ст. 94 УПК РФ.

Допускались ошибки судами и при рассмотрении гражданского иска

В соответствии со статьей 1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причиненный моральный и материальный вред на общих основаниях. В случаях, когда у несовершеннолетнего осужденного, не достигшего возраста 18 лет, нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, он должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине.

К сожалению, анализ изученных дел показал, что судьями допускаются ошибки при рассмотрении гражданских исков не только применительно к несовершеннолетним осужденным, но и относительно общих правил разрешения исковых требований.

Так, нередко в постановленных в отношении несовершеннолетних приговорах, где речь идет о привлечении к уголовной ответственности нескольких лиц, встречались решения о взыскании компенсации морального вреда солидарно с нескольких осужденных. Вместе с тем, принимая такое решение, судьи не учитывают то, что солидарный порядок возмещения ущерба предусмотрен ст. 1080 ГК РФ только при ответственности за совместно причиненный материальный вред. Кроме того, согласно пункту 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2010 года N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» в случае причинения морального вреда преступными действиями нескольких лиц, он подлежит возмещению в долевом порядке.

Кроме того, в соответствии с п.39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 N 1 (ред. от 02.04.2013) «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», если органом предварительного расследования к участию в деле в качестве гражданских ответчиков не были привлечены родители, опекуны, попечители, а также лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения или другие учреждения, которые в силу закона несут материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями несовершеннолетнего, суд при наличии исковых требований должен вынести определение (постановление) о признании указанных лиц и организаций гражданскими ответчиками, разъяснить им права, предусмотренные статьей 54 УПК РФ, и обеспечить условия для реализации этих прав.

Однако суды не всегда учитывают указанные разъяснения Постановления Пленума ВС РФ.

Так, по уголовному делу, рассмотренному в отношении несовершеннолетнего Б., осужденного по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ, судом были допущены нарушения требований закона при рассмотрении гражданского иска.

Как следует из материалов дела, гражданским ответчиком по делу был признан лишь сам несовершеннолетний Б.

Однако суд не принял решение о взыскании ущерба непосредственно с причинителя вреда, как предписано положениями ст.ст.1064, 1075 ГК РФ, то есть с самого несовершеннолетнего подсудимого, а взыскал материальный ущерб с обоих родителей подсудимого, причем, если отец подсудимого принимал участие в качестве законного представителя в судебном заседании и высказал свое согласие с иском, хотя он не был признан, ни органами предварительного расследования, ни судом, гражданским ответчиком, то мать подсудимого вообще не принимала участия в судебном заседании, также не была признана гражданским ответчиком по делу и соответственно не высказывала своего отношения к заявленному иску.

Кроме того, суд, взыскав с обоих родителей сумму причиненного ущерба, не определил порядок его взыскания, что привело к тому, что впоследствии службой судебных приставов в суд было направлено заявление о разъяснении положений исполнительного документа, способа и порядка его исполнения. Суд, рассмотрев указанное заявление, вновь допустил ошибку, указал о солидарном взыскании ущерба, тогда как в указанном случае причиненный ущерб взыскивается с родителей в долевом порядке. Данное утверждение вытекает, в том числе и из содержания пункта 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», согласно которому, если будет установлено, что ответственность за причинение малолетним вреда должны нести как родители (усыновители), опекуны, организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (статья 155.1 СК РФ), так и образовательные, медицинские, иные организации или лица, осуществляющие над ним надзор на основании договора, то вред возмещается по принципу долевой ответственности в зависимости от степени вины каждого.

Кроме того, определяя к взысканию сумму ущерба, суд в приговоре указал часть суммы похищенных денежных средств в рублях, а часть — в долларах США, соответственно как и было похищено, что противоречит требованиям закона, поскольку в соответствии с пунктом 1 ст. 140 ГК РФ официальной денежной единицей и законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации, является рубль. В данном случае, суду следовало указать и в описательной части приговора при описании преступного деяния, и в резолютивной части приговора при решении вопроса по иску размер ущерба в рублях в сумме, эквивалентной указанной сумме в иностранной валюте.

Ошибка при рассмотрении гражданского иска была допущена и при рассмотрении уголовного дела в отношении несовершеннолетних А., Г., К., Р. Так, в ходе судебного разбирательства потерпевшей Ф. было заявлено ходатайство о приобщении искового заявления о взыскании с подсудимых возмещения ущерба. Суд приобщил исковое заявление к материалам дела и разъяснил Ф. права, предусмотренные Гражданским процессуальным кодексом, хотя положение гражданского истца в уголовном процессе регламентировано ст.44 УПК РФ. Решение о признании гражданским истцом, а также о признании несовершеннолетних подсудимых и их законных представителей гражданскими ответчиками судом не принималось.

Разрешая исковые требования, суд в нарушение положений ст.ст.1064, 1074 ГК РФ не принял решение о взыскании ущерба непосредственно со всех осужденных, а указал о взыскании ущерба с одного подсудимого, ставшего к моменту вынесения приговора совершеннолетним, и с законных представителей остальных несовершеннолетних подсудимых.

Также были допущены процессуальные нарушения и при разрешении гражданского иска при рассмотрении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего А., осужденного по ч.1 ст.166 УК РФ. Так, в материалах уголовного дела не имеется данных о признании гражданским ответчиком по делу самого несовершеннолетнего подсудимого и его законного представителя. Тем не менее, суд принял решение о взыскании ущерба с несовершеннолетнего и, в случае отсутствия у него дохода в солидарном порядке — с его родителей, причем отец подростка участия в судебном заседании не принимал, его местонахождение, как следует из показаний законного представителя – матери подсудимого, не известно, то есть он даже не располагал информацией о судебном заседании. Впоследствии у подразделения службы судебных приставов, исполняющего приговор, возникли затруднения с исполнением судебного решения в этой части, не говоря уж о том, что имело место нарушение прав отца подростка, в отношении которого было принято решение о взыскании ущерба в отсутствие осведомленности последнего о принятии такого решения и при несоблюдении процессуальных норм.

При вынесении приговора судам не следует забывать о сокращенных сроках погашения судимостей за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте, сроках давности, сроках для условно-досрочного освобождения, предусмотренных ст.93-95 УК РФ, а также о том, что в соответствии со ст.18 УК РФ судимости за такие преступления не образуют рецидива.

Изучение практики рассмотрения дел указанной категории позволяет сделать вывод о том, что судьи Нижегородской области в целом соблюдают требования материального и процессуального законодательства при рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних, в основном назначают справедливое наказание, которое способствует предупреждению совершения новых преступлений. Отмеченные отдельные нарушения подлежат обсуждению с целью недопущения повторения данных ошибок.

Судьям необходимо более внимательного подходить к рассмотрению дел данной категории и неукоснительно соблюдать требования материального и процессуального законодательства.

oblsudnn.ru

Это интересно:

  • Федеральный закон от 01041996 n 27-фз Федеральный закон от 7 марта 2017 г. N 27-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" Федеральный закон от 7 марта 2017 г. N 27-ФЗ"О внесении изменений в Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" Принят Государственной Думой 22 февраля […]
  • Приказ 106 мз рф Документы Министерства здравоохранения Российской Федерации (Введите номер и/или часть названия или дату документа. ВАЖНО: дата документа вводится в формате «дд.мм.гггг») "О внесении изменений в состав Единой комиссии по осуществлению закупок путем проведения конкурсов, аукционов, […]
  • Федеральный закон 46-фз ст12 Федеральный закон от 4 мая 2011 г. N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 4 мая 2011 г. N 99-ФЗ"О лицензировании отдельных видов деятельности" С изменениями и дополнениями от: 18 июля, 19 октября, 21 ноября 2011 г., 25 […]
  • Правила 307 п 23 Правила 307 п 23 ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 23 мая 2006 года N 307 О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам (с изменениями на 27 августа 2012 года)____________________________________________________________________Утратило силу с 1 июля 2016 года на основании […]
  • Федеральный закон оборудовании Федеральный закон от 29.07.2017 N 245-ФЗ (ред. от 05.12.2017) "О внесении изменений в Федеральный закон "О связи" Внести в Федеральный закон от 7 июля 2003 года N 126-ФЗ "О связи" (Собрание законодательства Российской Федерации, 2003, N 28, ст. 2895; 2004, N 35, ст. 3607; 2006, N 10, ст. […]
  • Приказ минздравсоцразвития рф 664н от 29092014 Важная информация для пользователей тест-полосками "Акку-Чек Перформа" ФАС ОТКЛОНИЛА РАЗРАБОТАННЫЙ МИНЗДРАВОМ РФ ПРОЕКТ СТРАТЕГИИ ФОРМИРОВАНИЯ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ Abbott зарегистрировала в России систему мониторинга глюкозы FreeStyle® Libre Подписаться на новости Что делать при […]
  • Ст 17 закона рф 4468-1 Статья 17. Надбавки к пенсии за выслугу лет а) пенсионерам, являющимся инвалидами I группы либо достигшим 80-летнего возраста, - на уход за ними в размере 100 процентов расчетного размера пенсии, указанного в части первой статьи 46 настоящего Закона; б) неработающим пенсионерам, на […]
  • Закон призыв 2013 Порядок призыва граждан на военную службу Регулируется Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе», Положением о призыве на военную службу граждан Российской Федерации (утверждено Постановлением Правительства РФ от 11 ноября 2006 г. N 663), Положением о военно-врачебной […]