Средства и орудия преступления являются

admin

Средства и орудия преступления являются

В широком смысле «средство» — это все то, что служит достижению цели (в таком плане средством посягательства является даже само деяние преступника). В этом случае средство есть обычная философская категория, используемая при анализе преступления, квалификации содеянного и соотнесении деятельности и преступного результата.

Специфическое уголовно-правовое понятие средства посягательства уже. Оно включает в себя предметы материального мира, находящиеся в непосредственном владении субъекта преступления и используемые им в процессе совершения преступления в качестве орудия воздействия на объект уголовно-правовой охраны. В тех слу-

1 Гуров В.И. Орудия и средства совершения преступления в советском уголовном праве: Дисс. канд. юр ид. наук. Свердловск, 1983. С. 14.

2 Хватт В. О понятии орудия преступления // Уголовное право. 2000. № 2. С. 94.

чаях, когда термин «средство» включен в уголовный закон, речь всегда идет о средствах в узком смысле этого слова.

В теории уголовного права и судебной практике до настоящего времени не нашли должного определения содержание и объем понятий «орудие» и «средство» совершения преступления.

В толковом словаре русского языка «средство», во-первых, определяется как прием, способ действий для достижения чего-нибудь и, во-вторых, как орудие (предмет, совокупность приспособлений) для осуществления какой-нибудь деятельности1.

В «Курсе уголовного права» под редакцией Н.Ф.Кузнецовой и И.М.Тяжковой дается одно определение для средств и орудий совершения преступления: «Средства и орудия совершения преступления — это методы действия (бездействия), одушевленные и неодушевленные компоненты, используя которые виновный воздействует на объект уголовно-правовой охраны»2.

В словаре по уголовному праву средствам и орудиям преступления посвящена одна статья, в тексте которой они также называются вместе и какого-либо отличия между ними не проводится^.

Русский ученый Н.С.Таганцев утверждал, что «средством может быть прежде всего собственное тело действующего и его органы, а затем вне его находящиеся предметы материального мира и проявляющиеся в нем силы. Далее, этим средством преступной деятельности могут быть не только неодушевленные предметы, но и одушевленные, не только силы природы, но даже, при известных условиях, другое лицо, в особенности находящееся, например, в состоянии невменяемости»4.

В современной юридической литературе даются различные определения средств совершения преступления.

«Средства совершения преступления», — пишет Г.Н.Борзенков, — это материальные предметы, орудия, используемые преступником для совершения преступления»5.

Н.Д.Дурманов под средствами совершения преступления понимал предметы и приспособления, необходимые для совершения преступления или хотя бы облегчающие его совершение6.

1 Ожегов СИ. Словарь русского языка. С. 750.

2 Курс уголовного права. Общая часть / Под ред. Н.Ф.Кузнецовой, И.М.Тяжковой. Т. 1. С. 251.

3 Наумов А.В. Средства и орудия совершения преступления // Словарь по уголовному праву /Отв. ред. А.В.Наумов. С. 565-566.

4 Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции. Часть Общая. СПб.. 1902. Т. 1. С. 636.

5 Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество. М, 1971. С. 65.

6 Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления. М., 1953. С. 65.

В.Н.Кудрявцев к средствам преступления относил такие вещи, которые используются преступником для воздействия на объект (предмет) преступления1.

И.Жордания указывает, что понятие «средство» имеет двоякое значение: 1) методы и формы человеческого поведения (организационные, исполнительные и пр.); 2) технические приспособления, орудия, оружие, инструменты, материалы и иные объекты материальной сферы».

С.А.Тарарухин ограничивает средства совершения преступления теми приемами, которыми пользуются преступники при совершении преступления’3.

Большинство юристов под средствами совершения преступления в уголовном праве обоснованно понимают вещи, предметы, документы, механизмы, приспособления и тому подобные предметы материального мира, используя которые, виновный совершает преступление . Однако некоторые ученые помимо предметов материального мира относят к средствам совершения преступления и органы тела или организм виновного. Так. П.С.Дагель считает, что в качестве средств совершения преступления могут выступать нога, кулак или даже весь организм виновного (например, при заражении инфекционной болезнью)3.

Данное решение представляется весьма спорным. Средствами совершения преступления могут быть лишь предметы окружающего человека материального мира, предметы, отделенные от субъекта.

На наш взгляд, предоставление о средствах совершения преступления как о материальных предметах наиболее соответствует этому уголовно-правовому понятию6.

Придание средствам совершения преступления вещественного, материального содержания основано прежде всего на философском определении средства как вещи или комплекса вещей, «которые чело-

1 Кудрявцев В.И. Объективная сторона преступления. С. 75. Жордания И. 1ІСИХОЛОГО-правовая структура сі юсоба совершения преступлеї іия. С. 6 3.

3 Тарарухин С.А. Преступное поведение. М.. 1974. С. 75.

4 См., напр.: Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. С. 75; Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание с советском уголовном праве. С. 188.

5 Дагель П.С. Неосторожность: Уголовно-правовые и криминологические проблемы. С. 49.

6 Аналогичный вывод можно сделать, анализируя уголовно-правовую литературу, где в большинстве случаев средствам совершения преступления придается материальный характер. См.: Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основания в советском уголовном праве. С. 188; Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. С. 65; Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. С. 75; Панов H.U. Способ совершения преступления и уголовная ответственность. С. 40-41; Реннеберг П. Объективная сторона преступления. С. 78.

век помещает между собой и предметом труда и которые служат для него в качестве проводника его воздействия на этот предмет»1.

Нельзя согласиться и с теми, кто считает, что к средствам совершения преступления можно отнести слова, жесты, телодвижения». Здесь средства совершения преступления отождествляются с самим действием. Как пишет В.Н.Кудрявцев, преступное действие внешне выражается либо в форме жеста (например, при оскорблении), либо в виде произнесения слов (например, при угрозе), либо, что встречается в большинстве случаев, в виде физического воздействия на других людей или на различные предметы внешнего мира3.

Изложенное позволяет сделать вывод, что под средствами совершения преступления следует понимать лишь предметы внешнего мира, используя которые виновный совершает преступление.

Орудия — это разновидность средств совершения преступления. Ими могут быть любые предметы, используемые для непосредственного осуществления преступного деяния (все виды холодного и огнестрельного оружия, отмычки, орудия взлома и т. д.).

Орудием совершения преступление может быть и транспортное средство, которое непосредственно использовалось в процессе посягательства в целях достижения преступного результата, т. е. при исполнении действий, образующих объективную сторону соответствующего состава преступления4.

В.И.Гуров предлагает следующие определения: «Орудия преступления в уголовно-правовом смысле — это предметы, прямо указанные в уголовном законе и существенно повышающие общественную опасность деяния в целом, использование которых непосредственно причиняет или создает возможность причинения вреда объекту (предмету) преступления. Средства преступления в уголовно-правовом смысле — это явления, прямо указанные в уголовном законе и существенно повышающие общественную опасность деяния, используемые для облегчения совершения преступления»5.

1 Маркс К.. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 190.

2 Трубников Я.Т. О категориях «цель», «средство», «результат». М., 1968. С. 70-85; Макаров М.Г. Категория «цель» в марксистской философии. Л., 1977. С. 28-35.

3 Кудрявцев В.И. Объективная сторона преступления. С. 67.

4 Наумов А.В. Средства и орудия совершения преступления // Советская юстиция. 1986″ № 14. С. 24.

5 Гуров В.И. Орудия и средства совершения преступления в советском уголовном праве: Автореф. лисе. канд. юрид. наук. Свердловск, 1983. С. 8.

М.В.Шкеле не согласна с В.И.Гуровым в том, что средства и орудия преступления являются таковыми лишь когда прямо указаны в законе1.

Средства и орудия преступления могут быть и не указаны в законе, но они имеют юридическое значение только тогда, когда указаны в статьях Особенной части Уголовного кодекса.

Мы считаем, что одной из заслуг учения о составе преступления является выработка структуры преступного деяния путем выделения как обязательных, так и факультативных (т. е. не указанных в законе) признаков. Согласно В.И.Гурову, мы можем назвать пистолет орудием преступления при разбое, но не можем так его назвать применительно к убийству. М.В.Шкеле правильно считает, что не следует совмещать определение понятия и вопрос о его уголовно-правовом значении. Наука уголовного права изучает не только уголовное законодательство, но и социальные явления, им регулируемые».

Достаточно часто средства и способ используются как синонимичные понятия. О наличии тесной связи между способом и средствами совершения преступления указывается в уголовно-правовой литературе, причем в ряде случаев допускается их отождествление3.

Например, В.В.Новик пишет: «Способ и средства находятся в неразрывном единстве. Использование средств в процессе совершения преступления рассматривается как особый способ исполнения деяния»4.

Между способом и орудиями совершения преступления действительно существует тесная связь.

Н.И.Панов замечает по этому поводу, что «использование человеком в процессе своей деятельности различных орудий и предметов выступает в качестве способа поведения человека. Применение определенных средств уже образует соответствующий (орудийный) способ совершения преступления. Поэтому средства совершения преступления можно рассматривать в качестве признака способа совершения преступления»3.

Но уже в работах Н.С.Таганцева данные понятия рассматриваются отдельно. Как примеры средств называются огонь, вода, взрыв-

‘ Шкеле М.В. Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значение. С. 160.

3 Жордания 11.Ш. Структура и правовое значение способа совершения преступления. С. 17. 24.

4 Новик ВВ. Способ совершения преступления (уголовно-правовой и криминалистический аспекты) СПб.. 2002. С. 9.

■ Панов Н.И. Способ совершения преступления и уголонная ответственность. С. 43.

чатые вещества, яд, а примеры способов — тайное, насильственное, обманное хищения, проникновение в обитаемое помещение1.

Н.И.Панов также не согласен с данной позицией и считает, что в целом способ и средства совершения преступления существенно различаются, хотя и тесно взаимосвязаны. Более того, характер способа совершения преступления часто определяется именно средствами, употребляемыми при выполнении объективной стороны преступления. «Поэтому, — пишет дальше Н.И.Панов, — средства совершения преступления можно рассматривать как признак способа совершения преступления лишь при условии, что они используются для совершения преступления, то есть находятся не в статическом, а в динамическом состоянии»».

В.Н.Кудрявцев указывает, что многие способы совершения преступления предполагают использование преступниками различных материальных предметов, поэтому понятие средств совершения преступления тесно связано с понятием способа^

Г.Г.Зуйков считает важным рассматривать использование предметов, являющихся орудиями совершения преступления, как органической части способа совершения преступления, в частности, для установления правовых основ конфискации орудий преступления4.

Н.П.Пономарева рассматривает средства совершения преступления как один из компонентов, характеризующих способ совершения преступления3.

Но в целом, в уголовном праве, несмотря на близость этимологического значения средств и способа совершения преступления, принято разделять данные понятия, особенно если идет речь о признаках объективной стороны преступления.

Так, В.И.Гуров, возражая против признания средств и орудий компонентом способа, указывает, что они являются самостоятельным признаком объективной стороны преступления, и присоединяется к тем ученым, которые определяют границы преступного действия (бездействия) собственным поведением виновного6.

Вопрос о границах действия (бездействия) мы рассматривали выше. По общему правилу мы разделяем мнение о том, что момент

1 Таганцев И.С. Русское уголовное право. СПб., 1902. С. 635.

2 Панов НИ. Способ совершения преступления и уголовная ответственность. С. 43.

3 Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. С. 75.

4 Зуйков Г.Г. К вопросу об уголовно-правовом понятии и значении способа совершения преступления // Труды Высшей школы МВД СССР. М., 1969. Вып. 22. С. 38.

5 Пономарева П.П. Указ. соч. С. 9.

6Гуров В. И. Орудия и средства совершения преступления в советском уголовном праве. С. 10.

фактического окончания деяния следует связывать с действи^ми са’ мого субъекта и не распространять способ совершения преступления

На ДеЙСТВИе ВНеШНИХ (иСПОЛЬЗуеМЫХ, НО НеПОДКОНТрОЛЬНЫХ) П° отно»

шению к виновному сил. Но мы полагаем, что такого рода с приноравливание, приспособление, употребление и исполь^ование орудий, иных вещественных средств и материальных сил, с помощью и благодаря которым достигается или наступает преступный результат»2.

Н.И.Панов считает, что «средства совершения пресгупления можно рассматривать в качестве признака способа совершен1™ пРе-ступления лишь при условии, что они используются для совеРшения преступления, то есть находятся не в статическом, а динамі^ческом состоянии». Он не согласен с И.Ш.Жордания, что способ мож^т пРеД-ставлять собой приискание орудий3.

Это верно для оконченного преступления. Например, пРииска’ ние огнестрельного оружия незаконным путем влечет уголовУ’У10 от

ветственность за приобретение (ст. 222 УК РФ) или хищение оружия (ст. 226 УК РФ), применительно к которым оружие будет не о^Удием> а предметом преступления.

1 Н.П.Пономарева, напротив, относит к средствам совершения преступлений в широком плане материальные предметы, собственные телодвижения, явления ^нешне1° мира и естественные общественные процессы, используемые преступником # его ПРС

ступной деятельности либо в качестве орудий воздействия на объект пр£/стУпного посягательства, либо необходимые для облегчения осуществления преступлен11™- ^м-Пономарева Н.П. Указ. соч. С. 9.

2 Жордания И.Ш. Психолого-правовая структура способа совершения Прес/ГУпления-С. 63-64.

‘ Панов Н.И. Способ совершения преступления и уголовная ответственность. ^J

Но И.Ш.Жордания прав применительно к такой стадии неоконченного преступления, как приготовление, поскольку на приискание средств или орудий преступления непосредственно указывается в законе (ч. 1 ст. 30 УК РФ).

По действующему законодательству, приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению влечет уголовную ответственность (ч. 2 ст. 30 УК РФ), следовательно, может быть рассмотрено как преступление в соответствии со ст. 14 УК РФ, и имеет свой состав, поскольку иначе не было бы основания уголовной ответственности (ст. 8 УК РФ).

Например, если лицо приискивает пистолет для совершения убийства, то применительно к приготовлению к убийству пистолет является орудием преступления, хотя он еще не используется.

В.И.Сахаров справедливо отмечает, что средства и орудия находятся в тесной функциональной связи со способом совершения преступления и зачастую выступают в качестве его факультативной характеристики. Например, поддельные документы при обмане или оружие при совершении преступления насильственного характера1.

Установлением средств и орудий в таких случаях не следует пренебрегать, несмотря на их факультативность в отношении конкретного состава преступления, поскольку наличие такого рода признаков доказывает наличие обязательных признаков состава, характеризующих способ совершения преступления. В.И.Сахаров подчеркивает, что зачастую выбор способа жестко детерминируется средствами и орудиями совершения преступления. Он указывает, что по результатам изучения материалов уголовных дел, особенности средств и орудий повлияли на выбор способа совершения преступления в 43% случаев2.

Как же отличать способ совершения преступления от средств его совершения?

Прежде всего понятие способа преступления связано с вопросом: «как совершено преступление», а понятие средств с вопросом: «чем совершено преступление». Далее, средства — это предметы материального мира, способ же нельзя, образно говоря, «пощупать», «потрогать». Средство имеет материальную субстанцию до совершения преступления и соотносится преступником с целью деятельности; оно, если не подверглось физическому износу, остается и после преступления. Способ же проявляется в рамках исполнения преступле-

1 Сахаров В.И. Средства и орудия совершения преступления и их уголовно-правовое значение: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 1991. С. 17-18.

ния, оставляет после себя следы материального либо нематериального характера, прекращая свое объективное существование во всех случаях по окончанию преступного посягательства.

Осуществление преступного деяния требует нередко известной определенной комбинации, известного порядка применения средств или, другими словами, определенного способа учинення: так, отравление как введение в организм разрушающего жизнь вещества есть способ убийства, тайное взятие чужой вещи — способ действия при краже. В житейском, а иногда даже и в юридико-техническом языке понятия средств и способов действия нередко смешиваются друг с другом, хотя анализ некоторых преступлений свидетельствует, что их точное разграничение составляет необходимое условие правильного определения состава многих отдельных преступных деяний. По общему правилу, как скоро виновный учинил умышленно или неосторожно преступное деяние, он отвечает за совершенное безотносительно к средствам, коими он пользовался. По отношению к огромному числу преступных деяний законодатель, запрещая известное деяние, не дает, да и не может дать перечня средств совершения; но иногда он отступает от этого положения и или прямо определяет преступность известного деяния свойством употребляемых средств, или даже придает известной категории средств значение обстоятельства, изменяющего ответственность, или же на этом основании классифицирует преступные деяния. Основания таких отступлений заключаются и в том, что употребление известных средств придает большую опасность действию, распространяет вред на большее число лиц и т. д.

Избирательное использование лицом соответствующих предметов для осуществления преступления составляет своеобразный способ совершения преступления. В предметах материального мира как средствах совершения преступления содержится определенная программа (способ) возможных действий, которые могут быть совершены путем использования этих предметов. Так, холодное и огнестрельное оружие содержит в себе возможность совершения насильственных преступлений, заведомо подложные документы — возможность совершения разного рода обманов и т. д. Отсюда вытекает, что характер средств, которые использует виновный при осуществлении преступного посягательства, во многом предопределяет, детерминирует и характер способа совершения преступления. При этом предметы материального мира выступают как средства совершения преступления лишь при условии, что они используются для совершения преступного действия, т. е. находятся в динамичном состоянии.

15 Закат №701 225

Средства и орудия преступления следует рассматривать как компоненты способа совершения преступления, поскольку они приобретают уголовно-правовое значение только при их применении или использовании преступником в процессе совершения преступления. Поэтому применение орудий или использование средств включаются в действие как признак объективной стороны преступления. Время действия используемых средств включается во время действия преступника, ведь использование средств может длиться в течение всего действия. В отличие от выделенных нами внешних процессов, когда действия преступника не имели к ним отношения или дали только «первый толчок», действие орудий и средств не только направляется, но и регулируется преступником. Орудия и средства подвластны преступнику, используются им для достижения поставленных целей, часто физически не отделимы от способа совершения преступления. Однако в теоретическом анализе мы отделяем их от способа совершения преступления, как отделяем способ от действия.

Анализ судебно-следственной практики показывает, что преступления с применением орудий и средств распространены.

Серьезное значение орудиям и средствам совершения преступления как признакам составов преступления придает законодатель.

Он указывает, что преступления могут совершаться с применением следующих орудий и средств:

— с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г» ч. 2 ст. 126, п. «г» ч. 2 ст. 127, ч. 3 ст. 162, п. «г» ч. 2 ст. 206, п. «г» ч. 2 ст. 211, ч. 1 ст. 213, ч. 2 ст. 227, п. «в» ч. 2 ст. 313 УК РФ);

— с использованием специальных технических средств (ч. 2 ст. 138 УК РФ);

— с применением огнестрельного оружия (п. «в» ч. 1 ст. 205 УК РФ):

— с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения (ч. 3 ст. 205 УК РФ);

— с применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ч. 1 ст. 212 УК РФ);

— с применением самоходного транспортного плавающего средства или взрывчатых и химических веществ, электротока (п. «б» ч. 2 ст. 256 УК РФ);

— с применением самоходного транспортного средства или воздушного судна, взрывчатых веществ, газов (п. «б» ч. 1 ст. 258 УК РФ);

— с использованием средств массовой информации (ч. 2 ст. 280: ч. 1 ст. 282; ч. 2 ст. 354 УК РФ);

— с применением оружия или специальных средств (п. «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ);

_ с применением оружия (п. «б» ч. 2 ст. 333, п. «б» ч. 2 ст. 334, п. «г» ч. 2 ст. 335 УК РФ).

Как видим, законодатель употребляет два термина: «с использованием» и «с применением».

Как нам кажется, оборот «с использованием» должен употребляться при указании на средства совершения преступления, а оборот «с применением» — на орудия совершения преступления.

Для правильного применения указанных понятий необходимо, прежде всего, уяснить понятие «оружие». Оно дается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывчатых устройств» от 12 марта 2002 г.1

Под огнестрельным оружием следует понимать все виды боевого, служебного и гражданского оружия, в том числе изготовленные самодельным способом, конструктивно предназначенные для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда. К ним относятся винтовки, карабины, пистолеты и револьверы, охотничьи и спортивные ружья, автоматы и пулеметы, минометы, гранатометы, артиллерийские оружия и авиационные пушки, а также иные виды огнестрельные оружия независимо от калибра.

Под холодным оружием следует понимать изготовленные промышленным или самодельным способом:

— предметы, используемые при помощи мускульной силы человека при непосредственном контакте с объектом поражения, которые включают в себя холодное клинковое оружие (кинжалы, боевые, национальные, охотничьи ножи, являющиеся оружием; штыки-ножи; сабли; шашки; мечи и т.п.), а также оружие ударно-дробящего действия (кастеты, нунчаки, кистени и т. п.):

— предметы, предназначенные для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение при помощи мускульной силы человека (метательные ножи и топоры, дротики и т. п.) либо механического устройства (луки, арбалеты и т. п.).

Под газовым оружием понимаются пистолеты, револьверы, предназначенные для временного поражения цели, в качестве которой может выступать человек или животное, путем применения токсических веществ, оказывающих слезоточивое, раздражающее либо иное Действие2.

В этом же Постановлении даются понятия взрывчатых веществ и взрывчатых устройств.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, вчрывчатых

Очень важное значение для практики имеет определение предметов, используемых в качестве оружия.

Так, разбойное нападение с применением других предметов, используемых в качестве оружия, будет иметь место во всех случаях, когда виновный угрожает или наносит непосредственно физический вред потерпевшему такими предметами, которые по своим объективным свойствам опасны, способны значительно усилить степень поражения жертвы. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что под другими предметами, используемыми в качестве оружия, «следует понимать предметы, которыми потерпевшему могут быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т. п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами)»1.

Использование макета оружия дает основание признать действие лица разбоем, так как виновный осознавал, что потерпевший воспринимает угрозу как угрозу жизни. Вопрос о том, можно ли признать такой разбой квалифицированным, отрицательно решен в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г.2, где указано, что если виновный угрожал заведомо негодным оружием или его имитацией, например, макетом пистолета, игрушечным кинжалом, не намереваясь использовать эти предметы для причинения вреда здоровью, то его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) следует квалифицировать как разбой по ч. 1 ст. 162 УК РФ.

Между тем, изучение судебной практики свидетельствует, что суды не всегда внимательно относятся к этой рекомендации.

Так, Пермским областным судом Ю. осужден по п. «г», ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Вместе со своим братом он напал на Е. и приставил к его животу острый длинный конец расчески, угрожая при этом убийством. Восприняв эту угрозу как реальную, Е. убежал, оставив свои вещи, которыми завладели Ю. и его брат.

веществ и взрывных устройств» от 12 марта 2002 г. // Бюллетень Верховного Суда

РФ. 2002. № 5. С. 2-3.

‘ Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о

краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам, рассматривая дело по кассационной жалобе, приговор изменила, исключив из него указание об осуждении Ю. по п. «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ, и указала, что из материалов дела не вытекает, что виновный намеревался воспользовался расческой для причинения телесных повреждений .

Предметами, используемыми при хулиганстве в качестве оружия, в соответствии с новым законом могут быть любые предметы, в том числе и хозяйственно-бытового назначения, применение которых может причинить телесные повреждения.

Например, К. осужден по ч. 3 ст. 213 УК РФ. Виновный во время хулиганских действии использовал металлическую крышку каст-рюли-«скороварки» и этой крышкой причинил потерпевшему телесное повреждение на голове .

Или другой пример.

Г., имея при себе заранее приготовленный для совершения преступления трикотажный плотный шнур, с целью убийства водителя и завладения его автомобилем остановил автомашину, управляемую Т., и попросил довезти его.

Когда Т. довез Г. до указанного места и остановился, последний, осуществляя свое преступное намерение, с заднего сиденья автомобиля накинул на шею Т. шнур и сделанной заранее петлей сдавил ему шею. От механической асфиксии Т. скончался, а Г. на месте преступления задержали.

Г. осужден по п. «з» ст. 105 УК РФ, по п. «г.» ч. 2 ст. 162 УК РФ. Он признан виновным в разбойном нападении с применением шнура как предмета, используемого в качестве оружия .

В данной ситуации трикотажный шнур также является орудиями совершения преступления, так как он был использован при непосредственном причинении вреда.

В судебной практике рекомендовано понимать под орудием преступления предметы, непосредственно использованные в процессе посягательства в целях достижения преступного результата. В частности, указывалось, что транспортное средство может рассматриваться в качестве орудия преступления лишь в том случае, если использование его имело непосредственное отношение к исполнению действий, образующих объективную сторону состава преступления4.

Вот характерный пример.

1 Бюллетень Верховною Суда РФ. 1995. № 8. С. 11.

2 Бюллетень Верховного Суда 1’Ф. 2000. № 1. С. 8.

3 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 6. С. 18-19.

4 Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1975. № 6. С. 14.

Жекашбинов осужден по ст. 15 п. «в», «д», «з» ст. 102 УК РСФСР (ст. 30 и п. «а», «б», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ) и п. «д» ст. 102 УК РСФСР (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

Примерно в 19 час. Жексимбинов на закрепленной за ним автомашине ЗИЛ-555 подъехал к закусочной, где с приятелями употребляй спиртные напитки. В числе посетителей здесь же находились Ску-битский и Бойко, с которыми Жексимбинова познакомил Ткаченко. Желая угостишь их пивом, Жексимбинов зашел в закусочную со служебного входа и стал просить у работницы Саталкиной отпустить ему пиво без очереди. В связи с отказом ему в этом Жексимбинов учинил скандал, оскорбляч Саталкину нецензурными словами в присутствии граждан. Сатачкина дважды удаляча его, но Жексимбинов продолжал вести себя непристойно. Скубицкий и Бойко стали успокаивать Жексимбинова, но он и их оскорбил нецензурно. Когда Скубицкий и Бойко поочередно ударили Жексимбинова кулаком в лицо, последний, решив отомстить им, сел за руль автомашины и с целью убийства Скубицкого и Бойко, стоявших у служебного входа в закусочную, направил на них автомобичь с расстояния 20-22 м. Увидев угрожавшую им опасность, Скубицкий и Бойко отскочили в сторону, а стоявшей рядом с ними Кабуловой Наташе трех лет (девочка не успела убежать в помещение) в результате наезда автомашиной были применены тяжкие телесные повреждения, от которых она скончалась на месте. Жексимбинов и находившийся с ним в кабине автомашины Ткаченко с места происшествия скрылись.

Жексимбинов признал вину в том, что после нанесенных ему ударов Скубицким и Бойко он сел в автомашину, но не справился с управлением и совершил наезд на помещение закусочной, при этом умысла на убийство Скубицкого, Бойко и ребенка не имел.

В кассационных жалобах осужденный и его адвокат просичи исключить из приговора осуждение Жексимбинова по ст. 15 и п. «в», «д», «з» ст. 102 УК РСФСР (ст. 30 и п. «а», «б», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ) и переквалифицировать его действия с п. «д» ст. 102 УК РСФСР (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ) на ч. 2 ст. 211 УК РСФСР (ч. 2 ст. 264 УК РФ).

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР оставича приговор без изменения, указав следующее.

Суд пришел к правильному выводу о том, что преступчение Жексимбинова выразшосъ не в нарушении правил безопасности движения на автотранспорте, а в умышленных действиях, направленных на лишение жизни двух лиц способом, опасным для жизни многих людей.

Потерпевшие Скубицкий и Бойко на предварительном следствии и в судебном заседании подробно и последовательно рассказывали об обстоятельствах происшедшего, конкретных действиях осужденного и утверждали, что они принимали меры к тому, чтобы прекратить неправильное поведение Жексимбинова. После нанесенных ему ударов Жексимбинов сел в автомашину, отъехал на несколько метров назад, а затем с расстояния 20-22 м. поехал прямо на них, стоявших около служебного входа закусочной. Они успели отскочить и избежать наезда, а девочка была убита автомашиной. После этого Жексимбинов развернул автомашину и вместе с Ткаченко уехал с места происшествия.

Вывод суда об умысле Жексимбинова на убийство подтверждается, кроме того, показаниями свидетелей Мельниченко, Пашко, протоколом осмотра места происшетсвия и схемой к нему, заключением транспортно-трасологической экспертизы и другими доказательствами.

Так, свидетели Мелъченко и Пашко подтвердили при выходе на место происшествия, что они видели, как Жексимбинов сел в автомашину, сделал разворот, и, когда автомашина оказалась передней частью напротив служебного входа в закусочную, направич автомашину прямо в сторону служебного входа и соверши! наезд на ребенка. Эти свидетели утверждали также, что действия Жексимбинова были целенаправленными.

Приведенные и другие доказательства по делу опровергают доводы кассационных жалоб о том, что Жексимбинов совершил наезд на помещение закусочной и причинил смертельные ранения ребенку по неосторожности, нарушив правша безопасности движения на автотранспорте.

Квалификация содеянного Жексимбиновым по ст. 15, п. «в», «д», «з» ст. 102 УК РСФСР (ст. 30 и п. «а», «б», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ) и п. «д» ст. 102 УК РСФСР (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ) правильна’.

Автотранспортное средство при незаконной охоте должно рассматриваться как орудие преступления, если используется непосредственно в процессе охоты, т. е. добычи, выслеживания, преследования, ловли животных.

Например, Г. на автомашине «Нива» ездич по озимому полю, ослеплял светом фар зайцев, П. и А. убивачи их из ружей2.

1 Определение Судебной коллегии Верховного Суда РСФСР по делу Жексимбинова // Судебная практика к Уголовному кодексу РФ. М., 2001. С. 448-449. бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1991. № 4. С. 5.

В этом случае орудиями незаконной охоты являются и ружья, и автомобиль, поскольку их совместное использование составляло способ совершения данного преступления.

Осужденные С. и Т., избив М., решили его убить. С этой целью они поместхти потерпевшего в багажник автомобиля, вывезли па пустырь, где убили’.

В данном случае автомобиль не используется при непосредственном посягательстве на объект правовой охраны (жизнь потерпевшего), а поэтому не является орудием совершения преступления.

Многообразие орудий и средств преступлений, как свидетельствует судебно-следственная практика, объясняется наличием однородных объективных свойств у самых различных форм материи.

К орудиям, как считает С.Ф.Милюков, следует относить не только неодушевленные предметы, но и животных. «Собаки и другие животные, — пишет он, — представляют собой орудие посягательства, причем порой не менее эффективное, чем палка, камень, ружье»».

Теперь необходимо установить, как соотносятся понятия «орудие преступления» с понятием «средство преступления».

Вопрос о соотношении орудий и средств совершения преступления волновал многих исследователей.

Так, А.Наумов пишет, что «особой разновидностью средств служат орудия: если назначение средств заключается в облегчении преступного посягательства, то орудие используется для непосредственного осуществления преступного деяния»3.

Надо заметить, что в цитируемой статье А.В.Наумова наблюдается отождествление орудий и средств. Автор пишет, что «средства совершения преступления — это те предметы внешнего мира, которые использует преступник для воздействия на потерпевшего, предмет и объект преступления. Орудия — это разновидность средств совершения преступления. Ими могут быть любые предметы, используемые для непосредственного осуществления преступного деяния. » И далее: «Средства и орудия в одних случаях облегчают совершение преступления или его сокрытие, а в других — делают невозможным его совершение без их применения»4.

‘Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 1. С. 10.

Милюков С.Ф. Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа. СПб., 2000. С. 117.

3 Наумов А. Средства и орудия совершения преступления // Советская юстиция. 1986. № 14. С. 24.

4 Там же. С. 24-25.

СМ.Сырков в своей диссертации предлагает различать эти два понятия. Под орудиями он понимает предметы и вещества, используя свойства которых преступник воздействует на различные материальные объекты с целью достижения ожидаемого преступного результата. В то время как орудия преступления играют главную роль в совершении преступления, средства лишь способствуют достижению преступного результата. Для последних характерно вспомогательное значение. Помимо этого, орудие отличается от средства своим активным воздействием на окружающую обстановку1.

Иное определение орудиям и средствам преступления дает В.И.Сахаров. Причем если сначала он считал орудия разновидностью средств2, то затем, как результат диссертационного исследования предложил проводить между ними следующее различие. Средства — физические, биологические, химические и иные процессы, которые использует преступник для совершения преступления (электрический ток, эпидемия, эпизоотия и др.). Орудия — предметы, используемые преступником для непосредственного совершения преступления (огнестрельное, холодное оружие, отмычки, орудия взлома и другие приспособления)»1.

Согласно таким определениям, орудия — это предметы, а средства — процессы, т. е. не предметы. Но относятся ли сюда предметы, не связанные с непосредственным воздействием на объект посягательства, но применявшиеся в ходе преступления?

Средства совершения преступления представляют собой орудия, приспособления, химические вещества и др., при помощи которых было совершено преступление. В качестве средств совершения преступления могут быть использованы животные, малолетние или невменяемые. Использование преступником тех или иных средств может повлиять на оценку совершенного деяния. Преступная деятельность предполагает прежде всего телесное действие, возбуждение наших двигательных нервов и вызванное этим сокращение мускулов, а затем известное изменение внешнего окружающего нас мира, т. е. предполагает действие и последствие. Сама деятельность человека, непосредственно вызывающая это последствие или даже не вос-

1 Сырков СМ. Орудия преступления: Дисс. канд. юрид. наук. Л., 1973. С. 67-68. ‘Сахаров В.И. Средства и орудия совершения преступления и состав преступления // Совершенствование деятельности ОВД в условиях судебно-правовой реформы. М., 1990. С. 105.

3 Сахаров ВИ. Средства и орудия совершения преступления и их уголовно-правовое значение. С. 10-11.

препятствовавшая его наступлению, может быть осуществлена разнообразными средствами.

Таким образом, при убийстве средствами могут быть: ружье, топор, яд, огонь, дикий зверь, невменяемый и т. д. Иногда действующий довольствуется для выполнения, так сказать, примитивными, простыми средствами, а иногда устраивает для этого сложные и крайне разнообразные приспособления; мало того, при деятельности составной, сложной мы иногда причисляем к средствам даже последствия известной деятельности, насколько они служат для дальнейшего осуществления предпринятого.

Мы полагаем возможным рассматривать средства совершения преступления как более общее понятие, включающее орудия преступления, иные предметы материального мира или процессы, используемые в процессе совершения преступления как для непосредственного воздействия на объект посягательства, так и для действий вспомогательного характера, входящих в объективную сторону преступления. В нашем понимании средства лишь облегчают процесс преступного посягательства и результативного употребления орудий; они не могут применяться для непосредственного воздействия на потерпевшего, предмет и объект, такие возможности присущи лишь орудиям.

Орудия преступления выделяются из средств совершения преступления по трем критериям.

Во-первых, это предметы материального мира. Выделение предметного характера орудий соответствует их этимологическому значению1. Так, электрический ток сам по себе не орудие, но электрошоковое устройство может быть орудием.

Во-вторых, орудия применяются в процессе причинения вреда объекту посягательства или создают угрозу причинения вреда данному объекту.

В-третьих, понятие орудий и средств совершения преступления следует рассматривать как часть и целое. Любое орудие совершения преступления — это всегда средство. «Предметы, используемые при совершении преступления, имеющие вспомогательное значение, входят в число средств совершения преступления», — пишет В.Хвалин3. Но не каждое средство в конкретной ситуации играет роль орудия совершения преступления. В качестве орудия средства выступают лишь тогда, когда они оказывают реальное физическое либо психологическое воздействие на объект на каком-либо этапе.

1 «Орудие — техническое приспособление, при помоіци которого производится работа или какое-нибудь действие» (Ожегов СИ. Словарь русского языка. С, 448).

2 Хвалим В. Указ. соч. С. 95.

Мы считаем, что определенные нами критерии выделения орудий из более общего понятия средств совершения преступления соответствуют смыслу как уголовного, так и уголовно-процессуального закона и способны обеспечить более четкое решение практических вопросов.

Как правильно отмечает В.Хвалин, объединение в одно целое понятий средств воздействия и объекта воздействия позволяет подойти к формулировке понятия орудия совершения преступления, но лишь в весьма широком смысле. С позиции такого подхода к категории орудий преступления можно отнести все, что угодно, порой самый невероятный инструментарий преступного промысла, обеспечивающий достижение преступного результата. Причем не только материальные предметы и вещества, но и такие реагенты, как слово клеветника, распускаемые злонамеренные слухи, ложные обещания. (Не зря же когда-то сказано, что «злые языки страшнее пистолета».) Даже другой человек, как и животные, хищные птицы, поведение которых направляется и управляется человеком, может подчас рассматриваться в качестве орудия достижения какой-либо одобряемой или осуждаемой обществом и законом цели.

Если же исходить из употребления анализируемого понятия в его узком смысловом значении, то становится очевидным, что данных критериев для выделений орудий из класса средств совершения преступления (включая средства мобильной связи) явно недостаточно.

Важным критерием отграничения рассматриваемых понятий является, во-первых, отнесение к числу орудий только предметов и веществ. Во-вторых, не всех подряд предметов и веществ, которые реализуются преступником, а только тех, что используются им для деструктивного (уничтожение, перемещение чего-либо), а также конструктивного воздействия на объект своей деятельности (например, сырье и материалы, из которых изготовлено самодельное огнестрельное оружие)1.

Орудия и средства в уголовно-правовом смысле различаются между собой и по функциональному назначению. Средства преступления облегчают осуществление посягательства на охраняемый уголовным законом объект, орудия непосредственно причиняют ему вред. В этом состоит существенное различие этих уголовно-правовых понятий.

Средства совершения преступления — родовое по отношению к орудиям понятие.

Орудия являются разновидностью средств совершения преступления.

В последнее время к понятию орудия совершения преступления предлагается нетрадиционный подход. Е.Курицина и С.Шолохов предлагают рассматривать в качестве орудия преступления юридическое лицо (коммерческую организацию).

Юридическое лицо, с точки зрения С.Шолохова, используется в качестве орудия преступления для достижения преступной цели. Как убийца использует огнестрельное оружие или нож, а взломщик — отмычку, так и финансовые мошенники использовали юридическое лицо для совершения данного рода преступлений1.

«Именно использование наименования, юридического адреса, банковских счетов и иных реквизитов юридического лица сделало возможными масштабные мошеннические операции середины 90-х годов и иные преступления в сфере экономики», — пишет Е.Курицина».

Однако, юридическое лицо к орудиям преступления отнести нельзя.

Теперь можно дать следующее определение орудиям и средствам совершения преступления.

Средства — это предметы и процессы, используемые преступником при воздействии на потерпевшего и предмет преступления, т. е. для причинения вреда объекту посягательства.

Орудия — это предметы, используемые преступником для воздействия на потерпевшего и предмет преступления.

Понятие орудия совершения преступления связано только с умышленными преступлениями, когда определенное средство осознанно избирается для причинения вреда объекту преступления. Поэтому еще одним критерием для выделения орудий из числа средств совершения преступления мы считаем осознанное их использование в целях причинения вреда объекту посягательства при умышленных преступлениях. Отметим, что разделение средств и орудий преступления в зависимости от формы вины не является распространенной точкой зрения. Большинство исследователей признают наличие средств и орудий как в умышленных, так и в неосторожных преступлениях^

1 Шолохов С. Коммерческая организация как орудие преступления // Следователь. № 6. С. 13.

2 Курицына Е. Юридическое лицо как орудие преступления // Российская юстиция. 2001.Х» 2. С. 42.

3 См.: Гуров В.И. Орудия и средства совершения преступления в советском уголовном праве. С. 8—9; Сахаров В.II. Средства и орудия совершения преступления и их уголовно-правовое значение. С. 19.

Так. В.П.Кудрявцев, например, пишет: «Понятие средств совершения преступления, как и понятие способа, носит сугубо объективный характер и поэтому может относиться не только к умышленным преступлениям, но и к преступлениям, совершенным по неосторожности»1.

Н.Ф.Кузнецова пишет: «Представляется, что применение орудий и средств не следует ограничивать умышленными преступлениями. Уголовная ответственность предусмотрена и за неосторожное применение орудий и средств, что обусловлено небезупречным поведением субъекта неосторожного преступления, который объективно мог осуществить их применение таким образом, чтобы не допустить наступления вредных последствий, однако такой возможности не реализовал»2.

Но другие ученые связывают орудия и средства совершения преступления лишь с умышленными деяниями^.

СМ.Сырков ограничивает область применения орудий умышленными преступлениями на том основании, что только в умышленных деяниях «наступивший результат рассматривается преступником как следствие закономерно развивающегося процесса, вызванного применением орудия преступления»4.

Мы не говорим о невозможности совершения умышленного либо неосторожного преступления с использованием одного и того же предмета, а предлагаем поставить уголовно-правовую оценку данного предмета как признака объективной стороны преступления в зависимость от формы вины; рассматривать, например, ружье при убийстве как орудие преступления. При причинении смерти по неосторожности оно тоже может «исследоваться» как «орудие совершения преступления, но такое «использование» не охватывается умыслом виновного, не есть «использование» в уголовно-правовом смысле. Лицо только умышленно может применять средства и орудия совершения преступления.

Подтверждение такого подхода мы находим в материалах судебной практики. Показательно в этом отношении положение, закрепленное в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами законодательства об ответственности за эко-

1 Кудрявцев В.II. Объективная сторона преступления. С. 100.

Курс уголовного права. Общая часть / Под ред. Н.Ф.Кузнецовой, И.М.Тяжконой. Т. 1. С. 253.

3 См.: Кругликов Л.Л. О понятии способа и средств совершения преступления в свете марксистско-ленинских положений о категориях «средство», «цель» и «результат» // Сборник аспирантских работ Свердловского юрид. ин-та. Вып. 12. С. 197.

4 Сырков СМ. Указ. соч. С. 53.

логические преступления» от 5 ноября 1998 г.: «При разрешении дел о незаконной охоте, незаконной добыче водных животных и растений, незаконной порубке деревьев и кустарников судам следует иметь в виду, что орудия, с помощью которых совершался вылов рыбы, отстрел зверей, порубка деревьев и т. д., а также использовавшиеся при этом транспортные, в том числе плавучие средства, принадлежащие виновным, рассматриваются как вещественные доказательства и могут быть конфискованы на основании п. 1 ст. 86 УПК РСФСР (п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ) в случае умышленного использования их самим осужденным либо его соучастниками в качестве орудия совершения преступления1.

При неосторожных преступлениях способ совершения нацелен на достижение иных, не связанных с причинением вреда объекту преступления, целей, и поэтому предметы, признаваемые средствами и орудиями такой деятельности, не должны рассматриваться в качестве средств и орудий совершения преступления.

Подобное понимание орудий и средств в уголовно-правовом смысле позволит исследовать юридическую природу таких орудий и средств, а также решить другие спорные проблемы.

Средства и орудия находятся в тесной взаимосвязи с другими элементами и признаками состава преступления.

Всякое преступное деяние посягает на объект уголовно-правовой охраны и вместе с тем определяется им. Вред охраняемому уголовным законом объекту может быть причинен не любыми, а только определенными средствами и орудиями, характер которых определяется свойствами самого объекта. В общем виде общественная опасность применяемых средств заключается в том, что именно они существенно облегчают осуществление посягательства на общественные отношения либо непосредственно причиняют вред.

Необходимо отметить, что средства и орудия совершения преступления воздействуют не непосредственно на общественные отношения, а на их материальное выражение (предметы) или на человека как носителя этих отношений.

Под предметом понимаются те вещи, по поводу которых или в связи с которыми совершается преступление. Необходимо иметь в виду, что одни и те же предметы материального мира в одном преступлении могут выступать в качестве предмета, а в другом — средствами совершения преступления (например, при подделке, изготовлении

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» от 5 ноября І998 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1. С. 5.

или сбыте поддельных документов, сами поддельные документы являются предметами, а в процессе использования они являются средствами). Так, оружие, являясь предметом преступления при хищении (ст. 226 УК РФ), выполняет роль орудия при убийстве, разбое, бандитизме.

Основное различие между этими понятиями проводится по характеру их использования в процессе совершения преступления. Если вещь или иной материальный объект выступает в качестве средства, то он используется виновным как инструмент для воздействия на окружающие предметы. Что же касается предмета, то он, наоборот, сам подвергается воздействию со стороны преступника и используемых им средств или орудий при посягательстве на объект преступления.

В ряде случаев предмет преступления в процессе посягательства может «переходить» в средство или орудие совершения преступления (например, кража автомобиля, на котором после сбивают человека).

Средства и орудия как признаки состава преступления соотносятся определенным образом и с общественно опасными последствиями. Совершенное виновным деяние с использованием избранных средств и орудий становится преступным и может быть вменено в ответственность данному лицу именно потому, что воздействие средств, которые использовались при совершении преступления, порождает предусмотренные уголовным законом вредные последствия.

www.pravo.vuzlib.su

Это интересно:

  • Пенсии в калининграде в 2018 Пенсионное обеспечение для жителей Калининграда и Калининградской области в 2018 году Уровень жизни россиян отличается в зависимости от региона проживания. Субъекты Федерации по-разному подходят к организации экономического развития, да и условия у них неодинаковы. Государство взяло на […]
  • Ликвидацию чс можно считать завершенной после Ликвидация последствий ЧС 2 (стр. 1 из 2) МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РУССКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИННОВАЦИЙ и допущена к защите По предмету безопасность жизнедеятельности На тему 28. Ликвидация последствий ЧС Специальность: 060800 «Экономика и управление на предприятии (по […]
  • Закон рф от 27 ноября 1992 г об организации страхового дела в рф Проблемы повышения конкурентоспособности страховых компаний в РФ 2. Закон РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-I "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (с изм. и доп. от 31 декабря 1997 г., 20 ноября 1999 г., 21 марта, 25 апреля 2002 г.) 3. Федеральный закон от 24 июля 1998 г. […]
  • Приказ 100 мо рф от 2001 Приказ 100 мо рф от 2001 Приказ МО РФ № 100 от 6 апреля 2002 г. "О порядке организации и проведения аттестации офицеров и прапорщиков (мичманов) Вооруженных Сил Российской Федерации"( с инструкцией о порядке организации и проведения аттестации офицеров и прапорщиков (мичманов) […]
  • Приказ обороны рф 400 Приказ Министра обороны РФ от 14.06.2018 N 320 "Об установлении Порядка согласования Министерством обороны Российской Федерации или подведомственными организациями Министерства обороны Российской Федерации совместно с Федеральной службой безопасности Российской Федерации или […]
  • Правила безопасности при ведении горных работ и переработки МЧС России Приказ от 11 декабря 2013 г. N 599 Об утверждении федеральных норм и правил в области промышленной безопасности "Правила безопасности при ведении горных работ и переработке твердых полезных ископаемых" Зарегистрировано в Минюсте России 2 июля 2014 г. N 32935 ФЕДЕРАЛЬНАЯ […]
  • Приказ 300 дсп мо рф от 15042013 Приказ 300 дсп мо рф от 15042013 Приказ МО РФ от 2. I. Общие положения. Правила определяют порядок ношения военнослу­жащими Вооруженных Сил Российской. Федерации* предметов воен­ной формы одежды, знаков различия военнослужащих. Боевого знамени; при спуске на воду вступающего в строй […]
  • Разрешение на спил Как получить разрешение на спил дерева? Если порубочный билет действительно необходим, то обращайтесь в департамент природопользования, лесничество, администрацию вашего поселка, лесхоз и т.п. - ваше дерево осмотрят и возможно дадут разрешение. Как правило, если дерево действительно […]