Манориальные суды

admin

Лекция № 3. Суд и инквизиционный (розыскной, следственный) уголовный процесс Франции и Германии XVI — XVIII веков

Происхождение инквизиционного процесса. Учреждение

адвокатуры и прокуратуры во Франции

Переход от состязательного (обвинительного) уголовного процесса V-IX веков к инквизиционному (следственному, розыскному) процессу XVI-XVIII веков произошёл постепенно. Прежде всего, в определённых случаях уголовное преследование допускалось не только по жалобе потерпевшего от преступления.

В двух случаях допускались отступления от порядка состязательного процесса:

1. В случае поимки преступника на месте преступления с поличным суд был обязан судить его по своему судейскому долгу, обвинитель заменялся свидетелями — очевидцами, на показаниях которых суд основывал свой приговор.

2. При обличении подозреваемого общей молвой в совершении тяжкого преступления, согласно которой кого-либо в данном округе считали преступником. В этом случае и при отсутствии формального обвинения подозреваемый задерживался и в течение определённого срока (один год и один день) вызывали желающих выступить в качестве обвинителя посредством особых глашатаев на ярмарках и иных людных местах. Если к концу срока обвинитель не являлся, то задержанный освобождался. Подозреваемый и ранее этого срока мог просить о рассмотрении своего дела без обвинителя. В этом случае из местных жителей выбиралось по жребию определённое число самых лучших и почетных людей, которых обвиняемый мог отводить и им могли быть известны обстоятельства дела. Судья основывал приговор на их показаниях.

Переход к инквизиционному процессу происходил постепенно с изменением понятия преступления.

С усилением государственной власти состязательная (обвинительная) форма уголовного процесса становится недостаточной. При состязательном процессе уголовное преследование могло возбуждаться только по жалобе потерпевшего, так как преступление понималось как обида (деликт). Постепенно появился целый ряд преступлений, которые, не нарушая интересов отдельных лиц, составляли посягательства на права государственной власти (нарушение королевского мира) и по самому своему характеру не могли подлежать преследованию в порядке обвинительном. Например, преступления государственные, религиозные, должностные (например, взяточничество), против порядка управления (например, подделка монеты). Иначе всё тайно совершённые преступления оставались бы безнаказанными. Так, при подделке монеты не было конкретного потерпевшего, значит возбуждать уголовное преследование было некому, а от этого преступления страдала денежная система государства. Когда в деле отсутствовал обвинитель, преследование преступлений лежало на обязанности судьи.

В период феодальной раздробленности X-XII вв. во Франции существовали различные судебные органы: сеньориальные суды, манориальные суды сеньоров над зависимыми от них крестьянами, церковные суды, торговые (купеческие) суды, городские суды. Во Франции с усилением королевской власти в XIII — XV вв. судебная власть на местах принадлежала бальú на севере и сенешáлам на юге — областным правителям, назначаемым и смещаемым королём. Как чиновники короля они соединяли административную, военную и судебную власть. Над этими местными судами стояли суды парламентов в Париже и в других крупных городах из легистов, воспитанников университетов, в которых преподавалось римское право, — обычно сторонники монархии, главная опора короля в борьбе с дворянством и церковью. Парижский парламент — Верховный суд Франции постепенно вытеснял местные суды.

Сессии сеньориальных судов собирались обычно четыре раза в год. Причём сеньоры или их представители (бальи, превό) ограничивались председательством, а самый суд совершался лицами, принадлежавшими к той общественной группе, которой принадлежал и подсудимый, — это был суд «равных».

Среди способов доказывания особое значение получил судебный поединок. При этом допускалось так называемое оболживление приговора. Проигравшая дело сторона объявляла о лживости вынесенного судом приговора, тем самым она вызывала судью (или судей) на поединок. Право оболживления приговора было естественной привилегией дворян, которые любой спор решали войной. Этот вызов должен был следовать немедленно за произнесением приговора. Недовольный им заявлял, что приговор суда лжив («судишь зло, криво, бесчестно, как лжец») и вызывался путём поединка сделать судей «мёртвыми или покаявшимися». В этом «суде равных» сеньор лишь председательствовал, а решали дело его вассалы, равные по рангу со сторонами, поэтому недовольная их решением сторона вызывает на поединок именно судей. Побеждённый на поединке подвергался наказанию.

Королевская власть старалась облегчить условия оболживления и уже с XIII в. поединок заменяется формальным исследованием дела высшим королевским судом — Парижским парламентом. Стороны могли принести ходатайства в королевский суд против каждого приговора сеньориального суда в форме покорнейшей просьбы о пересмотре дела. Эти жалобы королевские суды принимали охотно, требовали к себе подлинное производство и постановляли решение, не налагая ни на жалобщика, ни на судей, приговор которых был обжалован, никаких взысканий. Эта мера оказалась весьма действенной, и уже в XIV в. королевские суды практиковали пересмотр решений сеньориальных судов в весьма широких размерах.

Во Франции рядом с парижским парламентом развивались два учреждения — адвокатура и прокуратура. Адвокатура во Франции появилась в XIII в., а прокуратура позже адвокатуры, в XIV в. Королевский ордонанс 1356 г. запретил прекращать уголовное дело из-за денежного удовлетворения (выкупа), то есть преступление окончательно перестало пониматься лишь как нарушение интересов частного лица. В XIII в. под влиянием католической церкви был запрещён судебный поединок, ордалии, очистительная присяга. Они заменялись признанием подсудимого, свидетельскими показаниями, письменными и вещественными доказательствами. Судебные поединки вытеснила апелляция, то есть обжалование приговоров сеньориальных судов королевскими судами. При усложнении и письменности судопроизводства появились на помощь частным лицам судебные защитники, адвокаты. Слово advocatus значит «призванный» защищать другого в суде. Практическая нужда в юридической помощи вызвала к жизни появление в королевских судах профессиональных юристов, адвокатов. Адвокатура образуется при парламентах, как особое самоуправляющееся сословие или объединение.

Для зачисления в это сословие требовалось принесение адвокатской присяги (клятвы о том, что они будут добросовестно, усердно, по возможности быстро исполнять свои обязанности, ведя только правые дела и отказываясь от защиты или подачи совета, как только убедятся в несправедливости или нечестности принятого дела, «не употреблять дерзостей в судебных бумагах, не прибегать злонамеренно к проволочкам и увёрткам»), юридическое образование (диплом лиценциáта прав) и внесение в список адвокатов достойных лиц (для этого наводили справки относительно религии и нравственности адвоката), практическая подготовка или стаж (2 года, затем была увеличена до 4 лет). Дисциплинарная власть над адвокатами принадлежала парламенту, так как адвокаты входили в состав «парламентского корпуса» и занимали в нём место, следующее за судьями и прокурорами. Парламент применял к провинившимся в несоблюдении правил и парламентских распоряжений следующие взыскания: денежный штраф, удаление из заседания, запрещение практики и арест. Дисциплинарная власть над адвокатами в дальнейшем перешла от парламента к адвокатскому совету.

Королевские указы ограничивались установлением максимума гонорара (вознаграждения), которое мог требовать и получать адвокат. Профессия адвоката оплачивалась хорошо, и многие адвокаты составляли себе огромные состояния. Желая доказать, что размер гонорара должен быть определяем в соответствии с достоинством адвоката, выдающийся юрист Бомануар писал: «неразумно давать одинаковую сумму адвокату, имеющему только одну лошадь, и адвокату, имеющему две, три или больше». Судьи парламента и других королевских судов, прокуроры назначались королями до XVII в. преимущественно из числа адвокатов.

В XIVXV вв. адвокаты выступали в качестве защитников в уголовном процессе на стадии судебного разбирательства. Адвокатам предписывалось приходить на суд рано, так как заседания начинались с рассветом. За неявку к разбору дела без уважительной причины полагался штраф. В парламенте адвокаты должны были быть в профессиональном костюме. Начиная говорить речь, они вставали и надевали свои шляпы. Это считалось символическим выражением свободы защиты. Время прений не было ограничено, но указы предписывали адвокатам говорить кратко и не более двух раз. По общему правилу, они могли говорить всё, что относилось к делу, но при этом не должны были употреблять резких и обидных выражений по отношению к противникам и не смели критиковать парламентских распоряжений. Судья предписывалось не прерывать речей, а выслушивать их терпеливо. На практике влиятельные противники не только словесными угрозами, но и фактическим их осуществлением заставляли адвокатов быть крайне осторожными. Так, в XIV в. один военный грозил на суде адвокату противной стороны в случае проигрыша дела отрезать язык и вырвать по одиночке все зубы. Подобные угрозы не всегда оставались пустыми словами. Известно немало случаев физического насилия над адвокатами, начиная от оскорблений действием и кончая изувечением. С утверждением инквизиционного процесса ордонанс 1670 г. запретил участие адвоката в уголовном процессе. Такой порядок продолжался вплоть до революции 1789 г., так что деятельность адвокатов в течение целого столетия ограничивалась ведением гражданских дел, только отстаиванием имущественных интересов.

Король при отсутствии потерпевшего сам выступал истцом в делах уголовных. Короли, как и частные лица, имели и своих адвокатов, своих поверенных, «королевских людей». В 1302 г. король Филипп Красивый запретил своим людям вести дела частных лиц и постоянные королевские прокуроры при судах стали представлять исключительно короля. Первые прокуроры вышли из адвокатов. Обострённая забота об обеспечении интересов государственного преследования преступлений привели Францию к созданию института должностного обвинителя в лице прокурора. В 1302 г. во Франции учреждается прокуратура, особый институт преследования преступлений. В делах, в которых в первую очередь был заинтересован король, право возбуждения уголовного преследования было признано за прокурором, который защищал интересы короля путём выступления в суде в качестве обвинительной стороны, выступая вместо потерпевшего.

Прокурор сам возбуждал дело, в том числе, в силу известной дурной славы, согласно которой кого-либо считали в данном округе убийцей или разбойником. Преследование преступления могло начинаться без всякого обвинителя, прокурором, который принимал от частных лиц сообщения о преступлениях (доносы). Он также имел право требовать от судьи возбуждения уголовного преследования, следил за тем, чтобы судья при наличии хотя бы минимальных доказательств не прекращал преследования, проверял его действия и в различные моменты процесса давал заключения о мерах, которые надлежит принять судье. Деятельность прокурора всё более вытесняла из процесса потерпевшего как сторону. Основным методом получения отсутствующих доказательств в случаях преследования обвиняемого на основании общей молвы становится допрос обвиняемого с применением пытки.

Канонический процесс. Инквизиция

На развитие светского уголовного процесса огромное влияние имел канонический процесс в церковных судах. Католическая церковь не допускала в делах о преступлениях духовных лиц обвинителей из мирян (верующих, не являющихся служителями церкви), а между тем настоятельно требовалось преследование служебных проступков духовенства. Равным образом обвинительная форма преследования оказывалась бессильной по делам о религиозных преступлениях мирян, не нарушавших ничьих частных интересов.

В самом деле, мыслимо ли было допускать, чтобы еретики развивали свою преступную деятельность без всякой помехи, пока против них не выступит какой-либо добрый католик с частной жалобой? Так как религиозным преступлением наносился вред не частному лицу, а оскорбление Богу, то преследование таких преступлений осуществлялось через должностных лиц, епископов, которые должны были сами отыскивать скрывающихся в обществе нарушителей Божеских законов. Вследствие этого каноническое право стало допускать преследование по доносу и по народной молве. На всех возложена была обязанность доносить начальствующим духовным лицам о грехах и проступках своих сограждан. При этом доноситель не обязан был поддерживать своё обвинение перед судом.

С другой стороны, во время ежегодных объездов епископом своей паствы (верующих мирян) в каждой общине избиралось семь уважаемых местных жителей, приносящих присягу в том, что они дадут правдивые и точные ответы. Им прочитывались вопросы о всевозможных грехах и преступлениях и если они указывали на определённое лицо, то против него возбуждалось преследование. Эта процедура называлась местным расследованием.

Духовный судья производил секретное расследование для выяснения степени основательности народной молвы, затем вызывал подозреваемого и предъявлял ему обвинение. При этом подозреваемый должен был присягнуть в том, что он даст верные ответы. Ему прочитывались записанные судьёй свидетельские показания и сообщались имена свидетелей, против которых он мог заявить обоснованный отвод. Выслушав объяснения подозреваемого в своё оправдание, судья решал дело, приговаривая виновного к церковным наказаниям.

Устность постепенно сменилась письменностью, доносителю предоставлено было принимать деятельное участие в процессе, предоставляя имеющиеся у него доказательства. Исходя из взгляда на подсудимого как на грешника и на судью как на духовного отца, канонический процесс стремился привести виновного к сознанию и раскаянию. При этом интересы обвиняемого считались достаточно ограждёнными личностью судьи. Тем самым в XIII в. укрепляется определённый процессуальный принцип, в силу которого преследование преступных деяний лежит на обязанности судьи и не зависит от наличия или отсутствия обвинителя. Судье в этом преследовании придавалось активная роль и происходило постепенное поглощение официальными функциями судьи функций сторон — обвинителя и обвиняемого.

Дела о ересях изымаются из юрисдикции епископов и передаются римскими папами в 1232 г. чрезвычайным судам — инквизиции .

Церковные суды, руководствовавшиеся каноническим правом, основывались на более сложной судебной процедуре, чем обычные феодальные суды. В 1215 г. Латеранским собором было запрещено священнослужителям принимать участие в судебных испытаниях — ордалиях, поединке. Канонический процесс вытеснил судебный поединок, ордалии, очистительную присягу, заменяя их признанием подсудимого, свидетельскими показаниями, письменными и вещественными доказательствами. По ордонансу французского короля Людовика IX Святого 1260 г. в королевских доменах (землях) был запрещён судебный поединок. Вместо него предписывалось использовать свидетельские показания. Постепенно этот порядок был распространён на всю территорию Франции.

С другой стороны, канонический процесс всецело устранял состязательность разбирательства, делал его розыскным, письменным, негласным и совершенно устранял народное участие в суде. Процесс носил письменный характер. И подача жалобы, и возражения ответчика должны были быть обязательно письменными. Стороны задавали друг другу вопросы в ходе слушания по письменным запискам. Решение суда также письменно фиксировалось. Обязательно записанными были показания свидетелей. В процессе вводились показания свидетелей под присягой правдиво отвечать на заданные вопросы. Ранее в состязательном процессе присяга (клятва) очищала от обвинений.

Суд должен был не установить правоту одной стороны и осудить другую, суд должен был выяснить истину по делу, подвергнуть виновного наказанию, а не дать истцу возможность победить в споре. Судье полагалось самому допрашивать стороны по собственному разуму и совести, ему полагалось быть внутренне убеждённым в обоснованности и справедливости своего решения по делу. Канонистами были разработаны строгие требования к наличию доказательств, что затягивало разбор дела. Когда средневековое общество Европы, утомлённое слабостью государственной власти, раздорами, войнами, преступлениями, стало искать новых, более сильных и более пригодных для борьбы с преступлениями судебных способов, оно нашло их в готовом виде в каноническом праве церкви.

34. Характер сюзерениальной монархии в Англии.

Нормандское завоевание Англии повлекло за собой углубление феодализации английского общества.

Основой феодального хозяйства в нормандской Англии стал манор — совокупность земельных владений отдельного феодала. Положение крестьян манора, подлежащих суду своего лорда, определялось манориальными обычаями. Более половины судов сотни превратились в манориальные суды — частные курии феодалов. Вместе с тем Вильгельм Завоеватель, используя как свое положение, так и английские политические традиции, проводил политику, способствовавшую централизации государства и укреплению основ королевской власти.

Значительная часть конфискованной у англосаксонской знати земли вошла в состав королевского домена, а остальная распределялась между нормандскими и англосаксонскими феодалами не сплошными массивами, а отдельными участками среди других держаний. Завоеватели принесли с собой и строгое «лесное право», давшее возможность объявить королевскими заповедниками значительные лесные массивы и строго наказывать за нарушение их границ. Более того, король объявил себя верховным собственником всей земли и потребовал от всех свободных землевладельцев принесения ему присяги верности. Такая присяга сделала феодалов всех рангов вассалами короля, обязанными ему прежде всего военной службой. Принцип «вассал моего вассала — не мой вассал», характерный для континента, в Англии не утвердился. Все феодалы разделились на две основные категории: непосредственных вассалов короны, в качестве которых обычно выступали крупные землевладельцы (графы, бароны), и вассалов второй ступени (подвассалов), состоящих из массы средних и мелких землевладельцев. Значительная часть духовенства несла те же службы в пользу короля, что и светские вассалы.

Таким образом, феодалы в Англии не приобрели той самостоятельности и тех иммунитетов, которыми они пользовались на континенте. Право верховной собственности короля на землю, дававшее ему возможность перераспределять участки земли и вмешиваться в отношения землевладельцев, послужило утверждению принципа верховенства королевского правосудия по отношению к судам феодалов всех рангов.

В целях налоговой политики и выявления социального состава населения страны в 1086 году была проведена перепись земель и жителей, результаты которой известны под названием «Книга страшного суда». По данным переписи, большая часть крестьян была закрепощена и выступала в качестве лично несвободных, наследственных держателей земли от лорда (вилланов). Однако в «области датского права» (Восточная Англия) и в некоторых других местностях сохранилась прослойка свободного крестьянства и близких к ним по положению сокменов, на которых распространялась лишь судебная власть лорда манора.

Свободное крестьянское население в XI—XII вв. находилось под воздействием противоречивых факторов. С одной стороны, королевская власть способствовала закрепощению низших категорий свободного крестьянства, превращению их в вилланов. С другой— развитие рынка в конце XII в. приводило к появлению более зажиточных крестьянских держателей, которых королевская власть рассматривала в качестве политических союзников в борьбе с сепаратизмом крупных феодалов. Королевские суды нередко защищали таких держателей от произвола лордов. Формально одинаковая защита королевским «общим» правом любого свободного держания (freehold) (рыцарского, городского, крестьянского) способствовала в конце XII в. сглаживанию правовых и социальных различий между верхушкой .свободного крестьянства, горожанами, мелким рыцарством. Сближала эти слои и определенная общность их экономических интересов.

Относительное единство государства, связи с Нормандией и Францией способствовали развитию торговли. В условиях усиления центральной власти английские города не получили такой автономии, как на юге континента или в Германии, и вынуждены были все чаще покупать королевские хартии, в которых содержались лишь некоторые торговые привилегии.

Мероприятия нормандских королей способствовали государственной централизации и сохранению государственного единства, несмотря на углубляющуюся феодализацию общества. Однако до конца XII в. централизация обеспечивалась в основном за счет сеньориальных, частных прав англо-нормандских королей, и зависела от их способности выступать авторитетным -главой феодально-иерархической системы и местной церкви. Судебные и фискальняе права короны в отношении своих подданных были лишь правами высшего сеньора по отношению к своим вассалам и основывались на присяге верности. Они регламентировались в значительной мере феодальным обычаем, хотя уже начали перерастать его рамки.

Соответственно, они могли быть в любое время оспорены недовольными вассалами. Свидетельством этому являются непрекращающиеся в XI—XII вв. мятежи баронов, обвиняющих корону в злоупотреблениях своими сеньориальными правами. С момента нормандского завоевания и в течение всего XII в. короли вынуждены были постоянно подтверждать свою приверженность исконным обычаям и вольностям англосаксов, а баронам и церкви даровать «хартии вольностей». Эти хартии содержали положения о мире, об искоренении «дурных» и поддержке старинных, «справедливых» обычаев, об обязательствах короны соблюдать привилегии и вольности феодалов, церкви и городов. Однако с середины XII в. попытки связать королевскую власть рамками феодального обычая и собственной присяги стали наталкиваться на усиление публичных начал в государственном управлении.

До второй половины XII в. в Англии не было профессиональных административно-судебных органов. Центр управления — королевский двор (курия) — постоянно перемещался и подолгу отсутствовал в Англии, поскольку король чаще жил в Нормандии. В своем расширенном составе королевская курия представляла собой собрание непосредственных вассалов и приближенных короля. Во время отсутствия короля Англией фактически правил главный юстициарий — духовное лицо, знаток канонического и римского права. Его помощником был канцлер, руководивший секретариатом. Центральная власть была представлена на местах «разъездными» посланцами и шерифами из местных магнатов, которые нередко выходили из-под контроля центра. Руководство ими сводилось в основном к направлению им исполнительных приказов (writ) из канцелярии короля с указанием исправить те или иные нарушения, о которых стало известно короне. Большинство судебных дел решалось местными (сотенными, графскими) собраниями и ма-нориальными судами, применявшими архаические процедуры типа ордалий и судебного поединка. Королевское правосудие имело, таким образом, исключительный характер и могло быть даровано лишь в случае отказа в правосудии в местных судах или особого обращения за «королевской милостью».

Укрепление прерогатив короны, бюрократизация и профессионализация государственного аппарата, позволившие сделать централизацию в Англии необратимой, связаны в основном с мероприятиями Генриха II (1154—1189). Реформы Генриха II, которые способствовали созданию общегосударственной бюрократической системы управления и суда, не связанных с сеньориальными правами короны, можно условно свести к трем главным направлениям:

1) приведение в систему и придание более четкой структуры королевской юстиции (усовершенствование форм процесса, создание конкурирующей с традиционными и средневековыми судами системы королевского разъездного правосудия и постоянно действующих центральных судов);

2) реформирование армии на основе сочетания принципов опол-ченческой системы и наемничества;

3) установление новых видов налогового обложения населения. Укрепление судебных, военных и финансовых полномочий короны было оформлено целой серией королевских указов — Великой, Кларендонской (1166 год), Нортгемптонской (1176 год) ассиза-ми, ассизой «О вооружении» (1181 год) и др.

При перестройке Генрихом II судебно-административной сис-,темы были использованы применявшиеся на практике от случая к случаю англосаксонские, нормандские и церковные установления. Типичная для раннего средневековья практика разъездного управления приняла в Англии более постоянный и упорядоченный характер. С этого времени в Англии прочно утверждается деятельность разъездных судов — выездных сессий королевских судей. Если в 1166 году были назначены только два судьи для объезда графств, то в 1176 году были организованы шесть объездных округов и число разъездных судей увеличилось до двух-трех десятков. Назначение разъездных судей производилось королевским приказом о начале общего судебного объезда. Этим же приказом судьи наделялись чрезвычайными полномочиями (не только судебными, но и административными, финансовыми). В ходе судебного объезда разбирались все иски, подсудные короне, производились аресты преступников, расследовались злоупотребления местных чиновников.

Одновременно упорядочивалась система королевских приказов и узаконивалась специальная процедура для расследования дел по земельным спорам и правонарушениям. Такая процедура была дарована всем свободным как «привилегия» и «благодеяние», применяемые только в королевских судах. Для начала этой процедуры нужно было купить специальное распоряжение королевской канцелярии — приказ о праве (writ of rignt), без которого не мог быть возбужден гражданский или уголовный иск в королевских судах. После этого расследование должно было проводиться разъездными судьями или шерифами с помощью присяжных — двенадцати полноправных граждан сотни, которые давали присягу в качестве свидетелей или обвинителей. Такой порядок расследования создавал возможность для более объективного решения дел по сравнению с ордалиями и судебным поединком в судах феодалов. Постепенно развившаяся система королевских приказов приводила к ограничению юрисдикции манориальных курий по искам о праве собственности на землю. Что же касается правонарушений, то даже виллан мог обратиться в королевский суд с уголовным иском. Шерифы могли, не считаясь с правами феодалов, вступать в их владения с целью поимки преступников и проверки соблюдения круговой поруки.

Таким образом, во второй половине XII в. Генрихом II был создан специальный механизм королевского правосудия по гражданским и уголовным делам, который повысил авторитет и расширил юрисдикцию королевских судов.

В связи с введением усовершенствованных судебных процедур с середины XII в. происходит упорядочение структуры компетенции высшего органа центрального управления — королевской курии. В процессе специализации функции и выделения в составе курии ряда отдельных ведомств окончательно сформировались канцелярия во главе с канцлером, центральный («личный») суд короля и казначейство. В составе «личного» королевского суда, куда с 1175 года назначаются постоянные духовные и светские судьи и который обретает постоянную резиденцию в Вестминстере, постепенно выделяется Суд общих тяжб. Этот суд мог заседать без участия короля и не должен был следовать за ним при его переездах. Деятельность Суда общих тяжб сыграла решающую роль в создании «общего праба» Англии.

Сложнее обстояло дело во взаимоотношениях королевской власти с английской церковью, между светским и церковным правосудием. После нормандского завоевания церковные и светские суды были разделены, причем церковные суды стали рассматривать все духовные и часть светских дел (браки, завещания и т.п.). Однако королевская власть сохраняла контроль над церковью. Нормандские короли сами назначали епископов, издавали церковные постановления для Англии и Нормандии, получали доходы с вакантных епископств. Однако по мере усиления папской власти и католического центра в Риме английская корона стала все чаще сталкиваться с сопротивлением церкви, и вопрос о «свободах церкви» в Англии стал одним из поводов для будущих драматических конфликтов между церковной и светской властью.

Генрих II, пытаясь усилить влияние короны на местную церковь, издал в 1164 году Кларендонские конституции. По ним король признавался верховным судьей по делам, рассматриваемым церковными судами. Все споры по поводу церковных назначений должны были решаться в королевском суде. Королевская юрисдикция устанавливалась и в отношении расследований о церковной собственности, по искам о долгах, при вынесении и исполнении приговоров в отношении клириков, обвиненных в тяжких преступлениях. Без согласия короля никто из его вассалов и чиновников не мог быть отлучен от церкви. Были подтверждены принципы светской инвеституры короля и возможность его вмешательства в выборы церковью высших духовных иерархов. Однако под сильным давлением папы и местного духовенства король вынужден был отказаться от ряда положений этих конституций.

Военная реформа Генриха II состояла в распространении воинской повинности на все свободное население страны: любой свободный — феодал, крестьянин, городской житель — должен был иметь вооружение, соответствующее его имущественному положению. Имея свое снаряжение, войско тем не менее содержалось за счет государственной казны, поступления в которую были значительно увеличены.

Прежде всего была узаконена замена личной воинской повинности уплатой «щитовых денег», которые стали взимать не только с феодалов, но даже с несвободных. Эта мера открывала возможность для короля содержать наемное рыцарское ополчение. Помимо практики взимания «щитовых денег» с феодалов и прямого налога (тальи) с городов постепенно утвердился налог на движимое имущество.

Военные и финансовые реформы Генриха II позволили резко увеличить численность преданных королю войск и подорвать руководство войском со .стороны крупнейших феодалов, а также получить средства на содержание профессионального чиновничества. Кроме того, очень доходной статьей бюджета оставалось осуществление правосудия.

studfiles.net

Это интересно:

  • Сколько лет правил людовик во франции Сколько лет правил король Франции Людовик XIX? Принц Луи Французский появился на свет 6 августа 1775 года в Версале (Версаль — это целый дворцово-парковый ансамбль, находящийся во Франции, являющийся бывшей резиденцией всех французских королей в городе Версаль). Принц Луи был старшим […]
  • Создание системы коллегий создание преображенского приказа создание правительствующего сената Всероссийская олимпиада школьников по истории 2010/2011 год муниципальный этап. город Москва 8 класс Место для шифра ВСЕРОССИЙСКАЯ ОЛИМПИАДА ШКОЛЬНИКОВ ПО ИСТОРИИ 2010/2011 ГОД МУНИЦИПАЛЬНЫЙ ЭТАП. ГОРОД МОСКВА 1. Выберите по 1 верному ответу в каждом задании и занесите выбранные […]
  • Система опеки Глава I: Цели и Принципы Глава II: Члены Организации Глава III: Органы Глава IV: Генеральная Ассамблея Глава V: Совет Безопасности Глава VI: Мирное разрешение споров Глава VII: Действия в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии Глава VIII: Региональные […]
  • Заявление уфмс воронеж Отдел УФМС России по Воронежской области в Коминтерновском районе г. Воронежа Руководство Управления Начальник Викулина Ирина Викторовна Старший инспектор Филимонцева Лариса Петровна График работы по приему населения Прием: Понедельник: 18.00 - 19.45 Вторник: 14.00 - 16.00 Четверг: 14.00 […]
  • Штраф за непредоставление ндфл 3 Какой штраф грозит за непредставление 3-НДФЛ, даже если налог платить не нужно? Последний день подачи 3-НДФЛ в 2018 году — 3 мая, а рассчитанную сумму налога на доходы физических лиц нужно оплатить до 16 июля. За несвоевременное декларирование доходов, а также за неуплату НДФЛ […]
  • Пришел штраф но за рулем был не я Юридический портал Советы профессионалов Получил штраф за рулем был не я Фирма получила «фотоштраф» из — ГИБДД: а — надо — ли платить В этом случае самое разумное — поступить как при варианте 2 первой ситуации. То есть в течение 10 дней с момента получения «фотоштрафа» написать и […]
  • Аренда транспорта налоги Нужно ли удерживать страховые взносы с аренды автомобиля? Отправить на почту Страховые взносы с аренды автомобиля не начисляются и не уплачиваются арендатором только в том случае, если арендуется авто без экипажа. Если же в аренду взят автомобиль с экипажем, то обязательно придется […]
  • Основания увольнения из мчс Как уволиться стажеру в мчс Сайт пожарных, Пожарная безопасность UPDATE: 06.10.2018 года вышел Приказ МЧС №430 Порядок представления сотрудников ФПС ГПС к увольнению со службы, в котором присутствует такая формулировка: “Использовать отпуска, предусмотренные законами и иными нормативными […]